May 2nd, 2021

Остановившиеся часы дома Кожевникова

Армен АРУТЮНОВ *
Фото Натальи МАСЛОВОЙ

17–18 апреля самарский ВООПИиК организовал две акции, приуроченные к Международному дню защиты памятников и исторических мест. В воскресенье градозащитники провели экскурсию на «Даче со слонами», а накануне – субботник в «Доме с часами» на улице Коммунистической, 5. Последний стал предметом особого внимания общественников: одному из самых интересных самарских памятников деревянного зодчества угрожает снос.\
 \[Spoiler (click to open)]
Семейная трагедия

Самарцы называют деревянный особняк на Коммунистической «Домом с часами». Согласно городской легенде, у купца Кожевникова от чахотки умерла 18-летняя дочь. Хозяин велел заколотить окна ее комнаты, а остановившиеся стрелки часов на доме показывали время ее смерти. Самарский исследователь Игорь Махтев нашел источник этой легенды, в купеческой семье действительно произошла трагедия, но связана ли она с этим домом, до сих пор остается загадкой:
«Кожевников приходился бедной девушке не отцом, а дедом. Самое страшное – в доме в течение двух дней умерли две сестры, и причиной их смерти была не чахотка.
Несчастье пришло в дом Кожевниковых в июле 1880 года. К тому времени Андрей Фролович был главой купеческого семейства, в которое входил он сам, его сын Прохор Андреевич со своей женой Марией Михайловной и детьми. У Прохора и Марии было два сына: семилетний Иван и шестилетний Пётр и две дочери: Александра 12 лет и годовалая Анна.
18 июля 1880 года старшая дочь Кожевниковых Александра погибла. Странная, нелепая смерть. В метрической книге Петропавловской церкви в графе причина смерти запись: «Убита нечаянно половой доской при постройке дома». На следующий день, когда гроб с телом бедной девочки еще стоял в доме, от нервных колик умерла ее полуторагодовалая сестра Анна. Александру похоронили 20 июля, а ее сестренку на следующий день».
Краевед справедливо замечает, что купец вряд ли стал бы увековечивать время смерти внучек. Тем более что под циферблатом вырезаны инициалы хозяина: «А. Ф. К.» – Андрей Фролович Кожевников. К тому же, в этот период преуспевающий бизнесмен строил несколько домов, и в каком именно могла произойти трагедия, установить не удалось.
Легенды чаще всего оказываются вымышленными или содержат лишь частичку правды, но каждая такая история является важной составляющей городского фольклора. История «Дома с часами» стоит в одном ряду с легендами о стоянии Зои, выступлении Шаляпина с балкона гостиницы «Гранд-Отель», рассказами о таинственной скульптуре на «Даче со слонами», разными версиями судьбы памятника Александру Второму и другими самарскими мифами.


Лишенный статуса

Статус объекта культурного наследия (ОКН) регионального значения дом купца Кожевникова получил еще в 2007 году. Всего на пять лет. Вскоре поменялась процедура включения объектов в реестр ОКН. Областной минкульт начал заказывать историко-культурную экспертизу, на основании которой принималось решение о присвоении объектам статуса памятников или об отказе в оном. Пошла массовая «чистка», в результате которой десятки ценных объектов оказались без охраны государства.
Эта участь ждала и дом Кожевникова. В конце 2012 года казанский историк Игорь Нестеренко подготовил акт государственной историко-культурной экспертизы по «Дому с часами». В тексте экспертизы подробно описаны архитектурные особенности здания, включая весь деревянный декор:
«Декором окна служат прямые деревянные наличники с узором из накладных деталей, в верхней части имеются ажурные резные «ушки», венчает оформление прямой сандрик с многослойным резным подзором. Над сандриками расположен ажурный декор из элементов объемной резьбы. Угловые пилястры имеют рамочное обрамление, делящее пилястру на три неравные части, в двух нижних расположены накладные резные панели, сложного ажурного рисунка, в верхней части прикреплена круглая розетка. Простеночная пилястра имеет другое оформление, декор на пилястре имитирует настенные часы, полностью вырезанные из дерева: круглый циферблат с римскими цифрами в верхней части, гирьки и маятник в открытой нижней части. Венчающий карниз с сухариками декорирован резным подзором, по фризу размещены пропильные деревянные кронштейны, опирающиеся на поясок с зигзагообразным рисунком...»
В экспертизе указано, что дворовые фасады не имеют декоративного убранства, что не соответствует действительности. На открытой террасе сохранились подлинные столбы с фаской, резной карниз, балясины лестницы, заполнения оконных проемов с профилированными наличниками, которые эксперт не рассматривает. Кроме того, сохранились подлинные элементы интерьеров, которые в документе также не указаны.

Следом за описанием богатого декоративного оформления здания следует вывод эксперта: историко-культурная ценность и предмет охраны отсутствуют, принятию на государственную охрану как объект культурного наследия не подлежит.
Логику в выводах эксперта искать бесполезно. По крайней мере, в части признания ценности объекта. В российской градозащитной среде Нестеренко имеет особую «славу». В том же 2012-м, например, он подготовил отрицательную экспертизу по самарскому санаторию «Красная Глинка». В итоге оригинальный архитектурный ансамбль 1930-х лишили статуса, а вскоре собственники поспешили его снести.

Спасение «Дома с часами»

Отсутствие статуса объекта культурного наследия не было бы проблемой, если бы не признание дома Кожевникова аварийным. В этом случае объекты, признанные памятниками архитектуры, подлежат реставрации, а все остальные должны быть снесены. «Дом с часами» в 2020 году расселили, дело оставалось за малым.
Общественность с таким вердиктом не согласилась. В конце прошлого года активисты создали петицию в защиту деревянного особняка, набравшую в интернете более 1 600 подписей. Глава Самары Елена Лапушкина поспешила успокоить горожан: «Хочу успокоить всех: в плане на снос в 2020 году его нет. Дальнейшую судьбу этого здания будем решать совместно с историками, экспертами и общественностью. Будем встречаться, обсуждать, чтобы найти пути решения, которые устроят всех. Когда люди так любят свой город, это всегда отзывается в душе».
Но на дворе уже 2021-й. Что может спасти яркий пример деревянного зодчества, овеянный легендами? Политическая воля или статус охраняемого государством объекта. Здание расселено, его перевели в нежилой фонд, включили в список аварийных домов, подлежащих сносу.

Самарское отделение ВООПИиК еще в 2020 году направило в управление охраны памятников заявление о включении «Дома с часами» в реестр объектов культурного наследия. Обращение составлено на основании вновь выявленных историко-архивных и натурных данных, не учтенных при проведении государственной историко-культурной экспертизы в 2012 году экспертом Нестеренко. Это позволяет, несмотря на имеющееся отрицательное заключение, присвоить объекту статус памятника. Новые обстоятельства управление проигнорировало, сославшись на уже имеющуюся экспертизу. Решение госоргана градозащитники намерены оспаривать, в том числе в суде.
Параллельно с работой над возвращением дому статуса памятника общественники провели на объекте ряд мероприятий. Накануне Международного дня защиты памятников и исторических мест активисты под руководством профессиональных реставраторов провели ряд работ: вывезли мусор и очистили территорию, заколотили окна и двери, провели частичную консервацию и укрепление отдельных конструкций.

Безусловная ценность наследия

Многие годы от чиновников разных уровней мы слышим одну и ту же фразу: «Вы предлагаете сделать здание памятником, а как его потом использовать?» Придумайте, мол, ему применение, и тогда, может быть, мы согласимся с его значимостью для города. Желательно еще и инвесторов найти... Причем неважно, насколько ценный памятник рассматривается: Фабрика-кухня, башни элеватора, выразительные каменные и деревянные дома или Дом Кожевникова с уникальным резным декором и легендами.
«Презумпция невиновности» есть только у вошедших в реестр объектов культурного наследия. Все остальное часто оценивается не с точки зрения историко-культурной ценности, а с позиции финансово-хозяйственной. Есть ли у мэрии/собственника/пользователя средства на сохранение объекта и хочет ли он вообще этим заниматься? Разговоры о художественных достоинствах и важности сохранения наследия во всем его многообразии воспринимаются как неконструктивная лирика. Страшно представить, что могло бы статься с тысячами исторических и архитектурных памятников по всему миру, если бы отношение к ним было исключительно утилитарным. Надеюсь, что Самара не станет примером такого подхода к наследию. Дом Кожевникова – одна из «лакмусовых бумажек», по которым можно будет судить, прошла ли Самара в этом вопросе точку невозврата или еще есть шанс.


* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)

«С уважением. Доклад»

Татьяна РОМАНОВА *

Креативность в языковой сфере проявляют сегодня все, и даже компьютерные программы. Вчера, например, мне пришло письмо от очень вежливого доклада. На месте темы стояло: «С уважением. Доклад».

Речетворчество проявляется буквально во всех современных сферах использования языка: и в бытовой речи, и в научных публикациях, и, конечно же, в сфере публичных выступлений. Человек, говорящий и пишущий на родном языке, естественно привносит в свои высказывания элементы творчества. Творческая позиция носителя языка помогает языку развиваться и совершенствоваться на всех уровнях. Делает его ярким, оригинальным и соответствующим эпохе.
Творческий аспект эволюции языка привлекает внимание ученых всего мира. Ему посвящена, например, только что опубликованная монография «Творческий аспект в языке и тексте» (2021). В совместном труде филологов Самарского и Вюрцбургского университетов в числе других вопросов исследуются проявления креативности в детской речи.
Как известно, наиболее оригинальные формы выражения мысли принадлежат именно детям и подросткам, которые еще не полностью освоили нормы языка. Доцент Самарского университета Н. А. Чернявская отмечает, что креативные формы в речи современных детей формируются во многом под глобальным влиянием раннего освоения цифровых технологий и электронных устройств.
У современных детей опыт взаимодействия с гаджетами начинается с младенческого возраста. Они растут в эпоху научно-технической революции, и поэтому в их речи неизбежно возникают сравнения человека с механизмом: «Я дрожу, как холодильник» (5,2 года); «Когда будет обед? Пора бы мне горючим заправиться» (6 лет); «Давайте выключим или тетю Лиду, или телевизор» (4 года); «Ой, у меня снежинка под глазом припарковалась! Ой, ещё одна!» (3,5 года); «Седьмой зуб загрузился, загрузка восьмого началась» (4,5 года). Ребенок говорит маме, читающей ему сказку и пропустившей абзац: «Мама, ты зачем вперёд перемотала? Перемотай назад!» (5 лет). «Мама, активируй мне капюшон!» (5,5). «Мама, скачай мне воды!» (4) – то есть налей. «Бабушка, ну ты как наш старый компьютер. Тебе тоже памяти не хватает» (5 лет).
Или, наоборот, неживые реалии могут приобретать свойства живых существ: «Я знаю, почему бесконечность обозначается лежачей восьмёркой. Это цифра 8 досчитала до бесконечности и упала в обморок(7 лет); «В голове у людей бродят хорошие и плохие мысли, они там сталкиваются между собой, и хорошие мысли побеждают, а плохие падают на дно головы (5 лет); «Мама, лень – это уснувшее трудолюбие» (11 лет).
Все дети – креативны поневоле. Они не знают пока, как надо сказать, и придумывают новые слова и свои, оригинальные формы выражения мысли, нередко оправдывая пословицу «устами младенца глаголет истина»: «Мам, не забудь направление! Без бумажки ты букашка, а с бумажкой – букашка с бумажкой» (7,5 лет).
В то же время некоторые исследователи считают, что с возрастом креативность обычно «проходит», как и другие «детские болезни»: дальнейшее развитие речи ребенка представляет собой своего рода регресс.

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)