April 23rd, 2021

Маленьких историй не бывает

Говорят, человек не способен искренне восхищаться тем, чего лишен сам, не испытывая при этом зависти. Но именно восхищение вызывают во мне люди, способные целенаправленно и скрупулезно разбирать справки, счета, статистические выкладки и превращать лишенные эмоций факты в рассказы о людях. Вера АЛЕКСЕЕВА, историк и библиотекарь, всю жизнь выискивает в архивах факты о родной Новой Кармале и сумела превратить их в увлекательное повествование, которое с интересом читают ее односельчане и их потомки, разъехавшиеся по всему миру.

– У меня работы на сто лет вперед! – рассказывает Вера Ивановна Алексеева, библиотекарь Дома дружбы народов. – Столько всего нужно найти, прочитать, потом перепроверить и добавить в книгу!

Вера Алексеева

[Spoiler (click to open)]
Еще девочкой маленькая Вера поняла, что будет историком. Каждая перепашка огорода становилась для нее приключением: вместе со свежей землей на поверхность выходили черепки. Кто-то подшучивал над девочкой, которая собирает невзрачные камни, но Вера знала, что это осколки глиняной посуды срубной культуры позднего бронзового века. Серые осколки порой сохраняли фрагменты орнамента. Вера могла часами их рассматривать, говорить о них с учителями истории в школе.
Дома она внимательно слушала истории родных и бабушек-соседок, которые родились в начале ХХ века. Как настоящий историк, Вера полагалась не только на свою память и уже тогда начала вести записи. Исписанные аккуратным почерком тетрадки сегодня помогают ей в работе над книгами об истории родного села.
Вера хорошо помнит день, когда они поехали навестить родных из Новой Кармалы в соседнюю Степную Шенталу. Бабушки тогда вспомнили услышанную ими в детстве притчу о душах умерших родственников, которые с грустью рассуждали о том, что имена их давно забыты.
«Придет день, и родится человек, который найдет наши имена и расскажет всем о наших судьбах!» – сказала одна из душ.
Маленькой девочке навсегда запала в память эта притча, хоть тогда Вера и подумать не могла, что этот человек уже родился, и это она.
Переехав в Самару, Вера, как и планировала, начала учиться на историка, а всё свободное время проводить в библиотеках и архивах, собирая просто для себя все истории, которые имели отношение к истории родного села.
Немногие разделяли вкусы Веры в литературе. Часто, заказав книгу или документ, она видела в учетной карточке, что за почти сто лет никто и ни разу до нее их не открывал. Студентка зачитывалась «Материалами всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916–1917 годов». Изучая огромные переписные листы 40 на 40 см, где на каждого домохозяина приходилось по восемь листов, она то и дело находила знакомые фамилии. Читая сколько земли, строений, сколько серпов и кос, плугов и борон имели эти люди, сколько хлеба собирали, сколько запасали сена, Вера с трепетом понимала, что читает истории прадедов своих, друзей, соседей.

На току. Новая Кармала. 1940-е

Вера перечитала все клировые ведомости и метрические книги вплоть до 1918 года, выписывая оттуда сведения о рождении, венчании, смерти каждого односельчанина. Это титанический объем материала: «Самарские епархиальные ведомости» выходили дважды в месяц с 1867 по 1918 год, и каждый выпуск содержал по сто с лишним страниц.
– Нужно их не просто пролистать, а внимательно прочесть, – говорит Вера Ивановна, – а вдруг там про мою деревню? Знаете, какая интересная судьба храма во имя Александра Невского у нас в Кармале? Сейчас он восстановлен, а в 90-х, когда я училась в школе, он разрушался. Это было очень грустно, потому что он единственный уцелел в Кошкинском районе в первоначальном виде, даже со всеми куполами. Уцелел благодаря самоотверженности моих односельчан. В 30-х годах он, как и многие другие храмы, должен был быть снесен. Уже пригнали технику, но жители Кармалы твердо решили спасти церковь. Неделю они несли дежурство вокруг храма, кто-то жил рядом с церковью, другие несли круглосуточное дежурство, сменяя друг друга. Но власти настаивали на своем, заработала техника, приступили к сносу, и тогда жительница Кармалы Мария Борисовна Чендяева легла под трактор. Трактор остановился, и власти отступили. Священник Филарет, служащий в кармалинской церкви с 90-х годов, ежедневно молится за упокой Марии Борисовны.
В областной библиотеке я изучала архив районной газеты. А это тоже не просто пробежать заголовки – нужно читать внимательно. Ведь упоминание об односельчанах может быть где-то в глубине статьи. Так мне удалось узнать, кто и когда бывал в Москве на ВДНХ, даже нашлось фото одного нашего бригадира с Михаилом Калининым.
Но находятся не только сухие факты. Всплывают истории, о которых одно поколение рассказать не успело, а другое боялось вспоминать. Например, о репрессиях. Я была шокирована, когда нашла документы о двух сельчанах, которых расстреляли за то, что ходили в церковь и выступали против Советской власти. А им было глубоко за семьдесят!
***
Когда появился Интернет, работа у Веры Ивановны пошла быстрее. На смену рукописным записям пришли их оцифрованные копии.
– Сейчас через «Госуслуги» любой человек может попадать, например, на сайт Центрального государственного архива Самарской области, смотреть метрические книги и другие документы. Всё, что я находила, выписывала про свою и соседние деревни, а возвращаясь домой, читала своим родным и соседям. Как-то само собой сложилось, что мою работу стали называть книгой, хоть я и понятия не имела, как смогу ее издать.
Спонсоры нашлись сами. Два брата Клещевых, родом из Кармалы, нашли средства для того, чтобы напечатать работу Веры. Только необходимость сдать материал в печать заставила Веру приостановить работу. Хотя все понимали, что материала скопилось много, шестьсот страниц издания стали сюрпризом даже для близких автора, которые видели, как она годами работала над книгой день и ночь.
– Два своих отпуска я провела в архивах. Всё остальное время работать приходится по ночам. В час я никогда не ложусь! Сижу за компьютером до двух-трех ночи, в семь – подъем и на работу, а ведь нужно находить время и для семьи.
В Кармале до сих пор блюдут традицию собираться на Троицу. В этот праздник уроженцы села, где бы они ни жили, стремятся вернуться на родину, побывать на кладбище, встретить старых знакомых.
Именно на Троицу сельчане получили подарок от Веры Алексеевой и братьев Клещевых – книгу, в которой собраны истории односельчан *. Солидное издание разлетелось во все уголки мира, где живут кармалинцы.
Сейчас Вера Ивановна работает над новой книгой о соседней Степной Шантале, откуда родом ее мать. Новое издание будет таким же солидным, как первая книга.
– Волостной центр Степношанталинский – тогда он еще был частью Казанской губернии – родина подводника Фёдора Алексеевича Федяева, в честь которого назван поселок Ведяево, ставший известным после гибели подводной лодки «Курск». В Степной Шантале жили дед и прадед Марии Захаровой – официального представителя министерства иностранных дел Российской Федерации. Мария побывала на исторической родине в 2018 году, когда в Самаре шел чемпионат мира, я подарила ей свою книгу, и она теперь постоянно на связи, обещает быть на презентации нового издания.
Сейчас, когда люди видят результат, информация сама находит меня. Уроженцы села присылают мне военные письма, старые фотографии, которые хранятся в домашних архивах.
Работая над второй книгой, Вера Ивановна уже лучше знает, где искать информацию, чтобы книга сохраняла научный подход и была понятна и интересна максимально широкой публике.

Новая Кармала. Наше время

История Кармалы сейчас хранится в школьных и публичных библиотеках, архивах и музеях по всей области. В ней есть главы про церковь, сельскую школу, больницы, репрессии и становление колхозов.
– Я стремилась привести в книге как можно больше имен и дат. Ведь за именами и событиями – наша родная кровь, деды и бабушки, которые трудились всю свою жизнь, погибали на полях войн, растили детей, которые стали нашими родителями.
Я ищу информацию во всех мыслимых источниках: перебираю документы по Первой мировой войне, изучаю госпитальные карточки, наградные документы. Я ввожу название наших сел на всех вновь появляющихся сайтах с архивными документами. Вот, например, сайт ВДНХ в прошлом году открылся. Там ищу. Везде ищу. На сельском кладбище пересмотрела все кресты, у каждого односельчанина спрашиваю и записываю все, что удается вспомнить: имена и даты. Много звонила, находила людей по всей стране. Иногда одну цифру приходится искать годами, но все они как пазлы складываются потом.
В юности я думала, что как же это несправедливо, что нет книги по истории моего села. Но потом я поняла, что у государства нет задачи вести летопись каждого своего уголка. Что никто никого не пришлет, не назначит заниматься историей Новой Кармалы. Но я могу сделать это сама.
У меня славные предшественники. В 1768 году в наших краях побывала экспедиция Академии наук. Ученые, рисовальщики, чучельники, на повозках проехавшие через всю страну, побывали у нас осенью. Иван Иванович Лепехин и Петр Симон Паллас живописали праздник Помочь, когда крестьяне добровольно помогали друг другу убирать урожай. Очень интересно описывали мордовские традиции и финские исследователи, которые изучали язык и песни. К счастью, всё это сохранилось, но хочется такой богатый материал максимально дополнить. Я описываю родовые прозвища. Русские имена менялись на мордовский лад: Григорий становился Григо, Грицко, Павел – Паол, Гаврил – Галё, Кондратий – Кондра, Илья – Илё, Александр – Аляся… По родовому прозвищу получал имя весь род. Сейчас наши семьи носят имена в основном от прадедов.
У меня всё прибавляется и прибавляется информации, хотя вирус и задержал работу. Теперь нужно всё связать, описать, систематизировать. Вся книга у меня в голове. Дописываю то одну главу, то другую. Как остановиться? Только сроком сдачи в печать. По первой книге помню: с дизайнером сидела, всё контролировала и вносила правки даже во время верстки.
Издание книги дорого, но я пока об этом не думаю: по опыту знаю, что люди, готовые помочь, всегда находятся. Всегда есть те, кто, как и я, считает, что главное – чтобы дети знали историю родного края, понимали, что наши предки – это люди земли и труда. После книги о Степной Шантале обязательно переиздам с дополнениями первую, о родной эрзянской Новой Кармале.
***
В год 170-летия Самарской губернии книга Веры Алексеевой «Новая Кармала» удостоена Губернской премии в области культуры и искусства за 2020 год.

* Алексеева В. Новая Кармала. – Самара: Слово, 2019. – 552 с.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)

Энергия Волги

Светлана ШАТУНОВА *

В 2020 году не стало заслуженного художника России Вячеслава Дмитриевича ГЕРАСИМОВА, известного монументалиста, живописца, графика, скульптора, участника всесоюзных, российских и региональных выставок.

Кто в нашем городе не знает мозаичное панно, украшающее здание Дома профсоюзов, или фасад главного корпуса Аэрокосмического университета, или самую запоминающуюся станцию самарского метрополитена «Гагаринскую», или витражи в интерьере филармонии? Думаю, мало найдется таких людей, так же, как мало найдется и тех, кто знает автора этих работ.
В Самарском художественном музее открылась памятная выставка В. Д. Герасимова, чье творческое наследие велико и разнообразно. В экспозицию вошли произведения живописи и графики разных лет, подаренные музею супругой Ириной Викторовной после смерти художника. Помимо монументальной деятельности, на протяжении десятилетий Герасимов создавал станковые произведения в разных жанрах: портрет, пейзаж, натюрморт, тематическая картина. Многие из представленных графических работ неизвестны зрителям.

Вячеслав Герасимов у горельефа Энергия Волги

[Spoiler (click to open)]
***
Рассматривая в мастерской Герасимова графику, эскизы, понимаешь, какую сильную рисовальную школу он прошел, как мастерски компоновал многофигурные панно. Много было сделано подготовительного материала для монументальных воплощений, а иногда до этого и не доходило, не все проекты принимали. Оказалось, многие листы, которые вполне могли бы стать самостоятельными станковыми произведениями, были сделаны с натуры для будущих гигантских мозаик и настенных росписей, в которых эти фигуры будут далеко не главными.
Когда Герасимов создавал мозаику «Милосердие» для Госпиталя ветеранов войн, ему нужна была модель для образа врача, которой стала будущая супруга художника Ирина Викторовна. Казалось бы, изображение будет высоко, можно сделать просто женское лицо, но нет – для мастера нужна натура, живое впечатление.
При взгляде на огромную заполненную произведениями мастерскую воображение рисует художника этаким гигантом с сильным, жестким характером (в юности он, кстати, серьезно увлекался боксом). Думаю, он и был таким, но в то же время это был любящий, общительный, умеющий дружить, ранимый, разносторонний человек: много читал, умел готовить, охотился, рыбачил.
***
Многие увлечения, проявившиеся у человека в детстве, остаются с ним навсегда. Вячеслав Дмитриевич родился в Астрахани, которая в 1930-е напоминала бурлящий рынок. Семья была рыбацкой, страсть к рыбалке, к воде, к путешествиям сохранилась на всю жизнь.
В детстве же возникла и любовь к рисованию. Его отчим был краснодеревщиком, поэтому В. Д. умел столярничать, с 14 лет уже работал. По совету друга поехал поступать в Саратовское художественное училище, затем продолжил обучение в Строгановке (тогда – Московском высшем художественно-промышленном училище) на отделении монументально-декоративного и прикладного искусства. Для защиты диплома сделал мозаику «Строитель», получившую высшую оценку.
С 1965 по 1969 работал в Ульяновске, потом его пригласили работать в Куйбышев, где остался навсегда и создал основные произведения, которые украсили город и область.
Вячеслав Дмитриевич по духу волжанин – сильный и вольный, с детства видевший просторы большой реки, они в какой-то степени и сформировали мышление монументалиста. Образ Волги проходит через все творчество художника в живописи, скульптуре и монументальных произведениях.
Одну из знаковых картин художника – «Рыбаки» – можно назвать автобиографической. Сейчас находится в Астраханском музее. По своему решению она близка «шестидесятникам», представителям так называемого сурового стиля.
Живописные полотна Герасимова построены как мозаичные панно: отдельные части изображения объединяет единая идея. Главные герои картины «Рыбаки» – 6 разрозненных фигур, соединенных между собой огромными сетями. Сильные мужчины, среди них в центре угадывается автопортрет художника, в верхнем левом углу любимый писатель Хемингуэй, а на первом плане – мама.
Тема рыбаков часто встречается и в графике. Суровые граненые рисунки едока ухи, бригадира рыбаков, молодого рыбака – все это поиски образов для дальнейших воплощений в материале.
***
В пейзажах Герасимов сумел передать эпичность волжских пространств. Необычно узкая вертикальная картина с видом на Девью гору в Жигулях. Зрителю не сразу открывается весь масштаб ландшафта, взгляд сначала упирается в растения переднего плана, как бы продираясь сквозь них; расступаются деревья-кулисы, и с вершины горы, как награда, достается красивая панорама Волги, где на горизонте небо соединяется с водой.

На открытии выставки

Среди скульптурных произведений (к сожалению, не сохранившихся) – горельеф из нержавеющей стали «Энергия Волги» на торце здания комплекса объединенного диспетчерского управления энергосистемами Средней Волги. Выразительный и суровый скульптурный женский лик – аллегория великой реки.
В редкой сейчас технике энкаустики для ДК завода «Синтезкаучук» в Тольятти Герасимовым было создано 19-метровое панно «Жигули». В центре образ реки как символ жизни в виде девушки в синем платье – персонификация Волги, рядом в волнах бегущие молодые люди. Все панно излучает пульсирующую энергию.
Как активный, подвижный человек Герасимов много путешествовал. Запомнились поездки на Ладогу, в Карелию, в долину лотосов на Волге. С художником Георгием Кикиным ходили на лодках в Белое море. По впечатлениям поездки был создан грандиозный триптих «Белое море. Русские Кузова», долгое время украшавший интерьер Дома ученых в Самаре.
В 1998 году состоялось путешествие на яхте по Средиземному морю. Добрались до Геленджика, оттуда до Стамбула, через Афины, Неаполь, Марсель до Барселоны. Вдохновившись плаванием, написал картины с яхтами, морем, закатами и штормами…
Рожденный на Волге художник, закаленный волжским ветром, впитавший ее энергию, оставил нам свои произведения – мощные и сильные грандиозные панно, отражающие эпоху; пейзажи; портреты современников, – всё это уже вошло в историю самарского изобразительного искусства.

* Член Ассоциации искусствоведов России, заведующая научным отделом Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)

Что делать? 24 апреля, суббота

«Свежести» – в новом формате. Теперь – только о том, куда пойду сам, если обстоятельства не остановят

В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – премьера оперы Джузеппе Верди «Бал-маскарад» («американская» версия) в постановке Евгения ХОХЛОВА (дирижер), Филиппа РАЗЕНКОВА (режиссер), Эрнста ГЕЙДЕБРЕХТА (художник), Татьяны НОГИНОВОЙ (художник по костюмам), Ирины ВТОРНИКОВОЙ (художник по свету), Максима ПОЖИДАЕВА (хормейстер), Алины МУСТАЕВОЙ (хореограф).
В партии Ричарда – Иван ГЫНГАЗОВ («Геликон-опера»), Ренато – Владислав СУЛИМСКИЙ (!), Амелия – Татьяна ЛАРИНА, Ульрика – Агунда КУЛАЕВА (Большой театр), Лскар – Ирина ЯНЦЕВА (18:30).