April 9th, 2021

Самарские вывески как лицо города

Рубрика: О языке

Татьяна РОМАНОВА *

Если посмотреть на вывески самарских ресторанов и кафе глазами путешественника, то окажется, что «чисто самарского» в них очень немного. Самары в них практически нет. А в то же время именно они создают впечатление о городе, вступая в молчаливый диалог с гостями города и его жителями, рисуют портрет Самары.
В Самаре сегодня 1 328 предприятий общественного питания, однако лишь одно из них обыгрывает имя города. Удачное, на мой взгляд, название ресторана «Самархан» сочетает в себе имя города с его азиатскими ценностями. Можно еще назвать несколько «волжских» номинаций. Это рестораны «Волга», «Жигули», «Старая пристань», «Белуга», кафе «Палуба», ресторан на теплоходе «Скрябин», который «причалил» к нашему берегу со страниц популярного романа «Двенадцать стульев».
Связано с городом название расположенного на вокзальной площади трактира «У Палыча», которое отражает отчество создателя марки – Александра Павловича Мербаума (1991). Имя австрийского дворянина, купца первой гильдии, пивовара и мецената Альфреда фон Вакано, построившего знаменитый пивзавод, сохраняет название ресторана «У Вакано». К этому можно добавить название пивбара «На дне», отражающее местный микротопоним. Вот, пожалуй, и всё.
Есть в нашем городе рестораны и кафе, названия которых ассоциируются с русской кухней: «Русская охота», «Суворов», «Лаврушка», «Пельменная дюжина», «Такой Вот Компот», «Блинари», «Кипятокъ», «Буфет на Соловьиной», «Купеческий». Иногда русская кухня скрывается под иноязычными номинациями: «Штолле», «Грин Лайн», Art&Fastили, наоборот, оказывается, что «Бычара», вопреки ожиданию, предлагает американскую кухню, а трактир «Купеческий дом» – японскую.
Однако основная масса названий обещает посетителю нечто необычное, экзотическое: итальянские «Перчини», «Винопьяцца», Mama Roma; немецкий Sehr Gut; английские Mr. Hadson, «Кембридж», «Любимая бабушка Hadson»; американские New York Coffe, «Бенджамин»; ирландские Shamrock, «Шеннон»; сербский «Балкан Гриль»; японские «Тануки», «Акэбано», «То Сё»; японо-китайская «Золотая пагода»; грузинские «Батоно», «Дом Нино», Puri; восточные «Восточный квартал», «Бухара», «Чучвара», «Вахтангури»; украинские «Хуторок» и «Гопак»; ресторан кухни народов бывшего СССР – «Навек родня». Кафе израильской кухни «Маца» говорит с посетителями с какой-то особенной интонацией: «Ждем вас каждый божий день: 9:00 – 22:00».
Довольно часто используется игровая транслитерация русских слов: Edateca, Bla-Bla, Brize, Lotus, Malina Gril, «Zажигалка», «Beerлога», «Я vegan».
На площади Революции расположен гастробар «Проливошная» с логотипом в виде пьющего из рюмки козла. Вероятно, этот образ должен напоминать нам козу с герба города. Гастробар, однако, ассоциируется с гастритом, а слово «проливошная», образованное по модели распивочная, закусочная, рюмочная, почему-то произносится по-старомосковски, как булошная или прачешная. Возможно, этот шедевр словотворчества появился в результате попытки авторов сочинить номинацию старинного питейного заведения купеческой Самары.

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 1 апреля 2021 года, № 7 (204)