March 27th, 2021

Пришла весна. Прилетели синкопы

Игорь ВОЩИНИН *
Фото Михаила ПУЗАНКОВА и джаз-клуба «Движение»

В первый день весны открылся очередной фестиваль «Джаз-весна в Самаре». Организован он был 59 лет назад куйбышевским джаз-клубом и с 1962 г. проводился им 24 раза. В 2003-м после самороспуска джаз-клуба фестивальная традиция полностью перешла к филармонии, и в нынешнем году «Джаз-весна» в десятый раз проведена на сцене главного концертного зала губернской столицы.

В 2003 году художественным руководителем фестиваля стал народный артист России Даниил Крамер, который в начале 80-х приезжал в Куйбышев как рядовой участник джазового форума. В 2021-м, несмотря на проблемы пандемии, праздник джаза успешно прошел с участием известных музыкантов. Он был богат джазовым вокалом и начался концертом Этери Бериашвили, представившей программу «Джаз с акцентом» с Beriashvili-Losev Group.

Этери Бериашвили

[Spoiler (click to open)]
В Грузии замечательные вокальные традиции, и в 2001-м ЮНЕСКО признало грузинскую песню шедевром устного нематериального наследия. Наряду с совершенно уникальным мужским ансамблевым вокалом в Грузии немало и талантливых певиц-солисток.
Родители Этери Бериашвили – врачи и судьбу дочери предопределили заранее: она должна была стать доктором. В музыкальную школу шестилетняя девочка попала лишь благодаря желанию родителей дать ребенку разностороннее образование. Но во время обучения Этери проявила незаурядные музыкальные способности и перепробовала всё: пение, игру на скрипке, гитаре и даже барабанах. Но далее она пошла по пути родителей – в медицину.
В студенческие годы девушка не расставалась с музыкой – играла на скрипке и пела в любительском оркестре. Окончив Первый Московский государственный медицинский университет имени Сеченова, Этери целый год добросовестно трудилась, но поняла, что кабинет терапевта не совсем для нее, поступила в колледж эстрадно-джазовой музыки на Ордынке. Правда, в разговоре Этери сказала, что нисколько не жалеет, что получила свою первую замечательную профессию. А вновь став студенткой, в 97-м она победила в телевизионном конкурсе и начала работать в составе группы Cool&Jazzy.
После четырех лет сцены этот коллектив распался, и несколько его бывших участников организовали новый ансамбль – A`Capella ExpreSSS, с которым Этери проработала с 2002-го по 2011-й. Ансамбль оказался для нее прекрасной школой мастерства. При этом рядом с Андреем Туником она стала практически вторым художественным руководителем группы, сделала массу отличных аранжировок. Ансамбль получал призы международных конкурсов, последовали приглашения на гастроли в США, Сингапур, Германию, Швейцарию и многие другие страны. Его программы были интересными и по музыкальному содержанию, и по их сценическому воплощению. Ориентированы они были прежде всего на узнаваемость материала и развлекательность. Но при всем этом особенность их исполнения оставляла звучащую музыку в рамках джаза. Одновременно певица работала с Леонидом Агутиным, Тамарой Гвердцители, Лаймой Вайкуле, Ириной Томаевой, а также в уникальном проекте Леонида Винцкевича «Джазовая провинция». Группа стала лидером среди вокальных составов джаза и популярной музыки России и была замечена за рубежом.
Этери успешно работает на стыке жанров. Так, в 2012-м она приняла участие в мюзикле Mamma Mia, кроме того, пела классику и джазовые стандарты с хором Московской консерватории, решилась войти в телевизионный «Голос», одновременно регулярно выступая в главных джаз-клубах Москвы. В ее программах легендарная Georgia On My Mind отлично звучит рядом с пахмутовской «Нежностью», заводной Tico Tico – с «Осенними листьями» Косма, Night And Day Портера, It Don`t Mean A Thing Эллингтона. А шикарная версия C Jam Blues с A`Capella ExpreSSS! И из каждой мелодии Этери, по собственному признанию, старается сделать праздник. Еще один праздничный букет певица только что преподнесла Самаре, где блеснула ярким талантом.
Последние годы Этери успешно работает в проекте Beriashvili-Losev Group (BLG), созданном пианистом и композитором Александром Лосевым. Ансамбль много гастролирует, успешно выступал в США, Германии, Австрии, Израиле и многих других странах. К сожалению, в Самару на фестиваль по причине болезни сам Лосев не приехал, и вокал в концерте представляла одна Этери.
Она обладает замечательным бархатным голосом. Его тембр и саунд – признаки именно джазового вокала, хотя привезенную в Самару программу джазовой я бы назвать не решился. Это не упрек, поскольку полистиличность вокала – как раз достоинство певицы. В фестивальном выступлении Этери продемонстрировала индивидуальные ритмические и мелодические характеристики пения и особенности фразировки. Звучал красивый вокал с экспрессивной артикуляцией и деликатным вибрато. Певица представила традиционную и очень интеллигентную манеру исполнения, с демонстрацией блестящей техники и очень подвижной фразировки.
Программа состояла из мелодий на стыке джаза, этники, популяра и даже элементов рока. Звучало немало композиций отсутствовавшего на сцене Александра Лосева рядом с хитами британского актера и рок-музыканта Стинга. Публика восторженно аплодировала красивой джазовой балладе Мишеля Леграна, очень тепло приняла собственные композиторские опыты Этери на стихи ее сестры Кети, но особый восторг зала вызвали эстрадно-джазовые интерпретации грузинских мелодий, и причиной этого стала, видимо, особая перченая острота и прелесть мелодики Сакартвело.
В переводе с древнегреческого Этери – «избранная, особенная». Изначально девушка была воспитана на грузинской народной песне, а войдя в джаз, по ее собственным словам, «расправила крылья и полетела». Правда, однозначно согласиться с названием прозвучавшей в Самаре программы «Джаз с акцентом» я не могу. Джаз здесь не был на первом плане, и фьюжн в виде нелепого джаз-фолка, к счастью, не случился. Скорее это было грузинское музыкальное великолепие с деликатным акцентированием его природного, собственнокровного свинга. Грузинская песня исключительно богата в своей ладово-гармонической основе, в мелодико-интонационных и ритмических моментах, поэтому ее характер близок джазу.
Конечно же, почти во всех песнях пелось о любви. Понятно, что зрители не успели выучить грузинский, но в музыке все они великолепно чувствовали звучащие интонационные оттенки любви: радость и печаль, встречи и разлуки. Необходимо отметить, что на самарской сцене Этери не только демонстрировала безупречный музыкальный вкус, но и была еще очень обаятельной, женственной и артистичной.
В составе ансамбля, сопровождавшего Этери, играют хорошо известные в Самаре музыканты. За роялем был один из ведущих мастеров отечественного джаза Иван Фармаковский, неоднократный лауреат международных джазовых фестивалей, игравший в том числе вместе с заокеанскими мэтрами Бенни Голсоном, Уинтоном Марсалисом, Эл Джерро и другими. Нельзя не упомянуть и очень лиричного саксофониста Святослава Текучева и бас-гитариста Армена Мкртчяна, а с барабанщиком Дмитрием Власенко мы в антракте вспоминали его довольно продолжительную работу в девяностых в ансамбле Григория Файна, в том числе их совместное выступление на престижном джазовом фестивале в Канаде в 1997-м.
***
«Джаз-весна в Самаре» в этом году расширила свой плацдарм и проходила не только на сцене филармонии. Один концерт состоялся в Route Grill Bar. Благодаря активности клуба «Движение» джаз стал в последнее время звучать там постоянно. Фестиваль в уютном зале на улице Авроры был представлен джаз-роковой группой Electro Machine под управлением саксофониста Сергея Головни. Ансамбль сегодня очень востребован в столице, и автору удалось услышать его последнюю программу в одном из джаз-клубов Москвы.
Сергей Головня обучение джазу проходил в музыкальном училище эстрадно-джазового искусства и в Московском университете культуры и искусств. Сегодня он – руководитель множества музыкальных проектов, в том числе крымского фестиваля Koktebel Jazz Party. Сергей – замечательный музыкант, играющий на флейте и на всех разновидностях саксофонов от сопрано до редчайшего баса, поэтому при необходимости на концертах все они выстраиваются перед ним на сцене. С 2012 по 2017-й Головня работал в биг-бэнде «Орфей», а затем создал собственный оркестр. Как солист он неоднократно приглашался во многие ведущие оркестры страны: биг-бэнды Олега Лундстрема и Игоря Бутмана, а также ансамбли Германа Лукьянова и Якова Окуня. Он выходил на сцену и вместе с выдающимися американскими мастерами джаза, включая Джонни Гриффина, Лью Табакина, Эдди Хендерсона.

Сергей Головня и Electro Machine

Как саксофонист на фестивале в Самаре Сергей показал безукоризненную, виртуозную технику владения инструментом, но без злоупотребления какими-то внешними эффектами. В его пассажах присутствуют осмысленность и динамическое богатство звучащих импровизаций. Музыкант вводит слушателя в светлый и теплый мир рождаемых звуков, способных, по собственным словам Сергея, «вершить грандиозные действия с душой человека». Музыкант говорит, что он счастлив, когда берет в руки саксофон и самозабвенно уходит в творчество.
Сергей еще раз продемонстрировал высокую музыкальную эрудицию, хотя, как я знаю, он не перестает постоянно заниматься и повышать свой уровень исполнительства. Сергей считает, что настоящий джаз не может оставить слушателя равнодушным, и сам, пропуская музыку через себя, вовлекает в нее новое звучание и делает яркой.
В основе проекта Electro Machine – авторская музыка самого Сергея Головни и его аранжировки джазовых стандартов. В них органично сочетаются элементы джаза, рока, соула и фанка. Все участники проекта – талантливые опытные музыканты. Пианист, нередко играющий также и на ударных, Алексей Беккер руководит собственным ансамблем, пишет музыку, является автором уникальных джазовых переложений академической классики. Он окончил Гнесинку по классу Игоря Бриля, играл с Германом Лукьяновым и Александром Ростоцким.
Один из лучших отечественных исполнителей на ударных инструментах Павел Тимофеев также выпускник Гнесинской академии музыки. В 2000-м стажировался в США в Институте Дейва Брубека, в России имеет свой инструментальный состав. Басист проекта Головни Николай Лазарев на международной джазовой сцене уже около 30 лет. С 1990-го он живет и работает в Нью-Йорке, как исполнитель и продюсер выступал и записывался в Штатах и во многих других странах с ведущими музыкантами. В целом проект Сергея Головни был с большим успехом принят самарскими меломанами.
***
На третий день фестиваль вернулся в филармонию и вновь представил слушателям джазовый вокал – очень высокого уровня и капитально отличный от звучащего ранее.
Карину Кожевникову автору впервые удалось услышать на фестивале «Джаз в саду «Эрмитаж». Честно признаюсь, я был в восторге и сразу же побежал в аллею к прилавкам с выставленными на продажу дисками и джазовой литературой, где приобрел первый сольный звуковой альбом певицы With Eyes Closed (2007). Позже я использовал его в своей авторской радиопрограмме «Вот вам джаз», а в нашем последнем разговоре в Самаре Карина сообщила, что материал еще на два звуковых альбома у нее находится в стадии подготовки.

Карина Кожевникова

В том, что появление Карины на российской джазовой сцене – событие, у меня никаких сомнений нет. В саду «Эрмитаж» мы сидели рядом с патриархом отечественного джаза Анатолием Кроллом, давней дружбой с которым я очень дорожу. Анатолий отметил, что Карина – это свидетельство появления в России певицы мирового уровня, обладающей удивительным чувством джаза и способной интерпретировать произведения любой сложности.
Кто бы спорил… Родившись в музыкальной семье, Карина училась в музыкально-педагогическом училище в родном Воронеже, а затем окончила музыкальный факультет Московского государственного педагогического университета по классу фортепиано. Уже во время учебы она заинтересовалась джазом и начала петь. По рассказу самой певицы, первой поразившей ее мелодией стала известная композиция Моргана Льюиса How High The Moon, а в 1996-м дебют Карины состоялся в знаменитом «Джаз Арт Клубе». Далее была работа с ансамблем «Зеленая волна» Александра Осейчука, биг-бэндами Георгия Гараняна, Игоря Бутмана, ансамблями Алексея Кузнецова, Валерия Киселева, Михаила и Якова Окуней. Затем партнером Кожевниковой стало трио пианиста Льва Кушнира, с которым певица и записала уже упомянутый первый звуковой альбом.

Лев Кушнир

Карина утвердилась в рядах лидеров отечественного джаза и одновременно поняла, что джаз – ее профессия, ее жизнь, ее будущее. Певицу стали постоянно приглашать для участия в самых престижных российских джазовых фестивалях, она начала ездить на гастроли. Известность Кожевниковой намного выросла после того, как в 2013-м она стала лучшей вокалисткой ТВ-проекта «Большой джаз».
Карина говорит, что раздражается, когда ее постоянно сравнивают с Эллой Фитцджеральд или даже называют «второй Эллой». Да, она обожает великую Эллу, училась по ее записям и сделала целую концертную программу, ей посвященную. Но она никогда не старалась ее копировать, считает, что в профессии очень важно обрести себя, найти свое лицо. Певица также считает очень важным обрести джазовое чутье, но это чувство само собой не приходит, и для его приобретения учиться джазу нужно постоянно, что Карина и не устает делать.
Лично меня в творчестве Карины привлекает верность жанру в его чистом виде. Певица не стремится угнаться за потоком искусственных наслоений на джаз в виде этноса, рока и прочего фьюжн и остается верной джазовой вокальной классике.
«Шедевры джаза, как и классики, – это вечная музыка, она всегда будет современна. А соответствующее времени видение джаза проявляется как раз в том, насколько оригинальна импровизация исполнителя, насколько он может найти здесь свою манеру», – таков собственный взгляд Кожевниковой на ситуацию.
Именно противопоставление исполняемой музыки агрессивной экспансии варварских поп-музыкальных орд Карина и считает одной из важнейших задач своего искусства. Она стремится сохранить великую красоту языка подлинного джаза, донести его ценность до слушателя и обеспечить будущее джазового вокала за счет уже имеющихся сегодня достижений. При этом в пении Карины большое значение приобретает высокая эмоциональная культура.
Автор должен признаться, что именно в третий день фестиваля получил максимальное удовольствие от всего прошедшего музыкального праздника. Звучал подлинный джазовый вокал стиля бибоп. В Самаре Карина Кожевникова продемонстрировала яркий талант, пела с удивительной психологической проникновенностью и одновременно с экспрессивной выразительностью. Поражают ее гибкая и восходящая к инструментальной технике фразировка и какое-то глубинное блюзовое чувство. Техника владения вокалом у Карины, кажется, не имеет границ: многообразие экспрессивных тембровых обертонов, тембральная цветокрасочность, владение интонационными нюансами и ритмической, свинговой формулой музыкального языка.
Джазовая классика в ее исполнении как бы обрела новую жизнь и новое звучание. Представленная певицей программа включала известные композиции гигантов бибопа – Телониуса Монка, Хораса Силвера, Рея Брауна, Бада Пауэлла. Не обошлось без Round About Midnight, а знаменитая Cherokee Рея Нобла прозвучала вся в одном залпе пронзительной слоговой импровизации скэт.
Два слова о музыкантах-инструменталистах, сопровождающих выступление Кожевниковой. Пианист Лев Кушнир – один из ярких представителей хард-бопа, замечательный и солист, и аккомпаниатор. Он из числа «призывников» – инженер-сталелитейщик, правда, в 1988-м дополнительно окончивший Училище имени Гнесиных по классу Михаила Окуня. Лев выступал в разных ансамблях российских джазовых лидеров, включая Германа Лукьянова и Александра Ростоцкого, аккомпанировал Бенни Голсону, Гэри Бартцу и Телу Фарлоу. В 2005-м организовал «Джазовое агентство Льва Кушнира».
Барабанщик группы Евгений Рябой – ученик легендарного Марка Пекарского – в разные годы играл в разных ансамблях отечественных джазовых мастеров, затем работал с собственным, с которым исполнил уникальные авторские программы. Контрабасист группы Андрей Дудченко сегодня – известный джазовый музыкант, востребованный исполнитель и авторитетный преподаватель.
***
Прошедший фестиваль был представлен не только в концертных выступлениях участников, его сопровождала масса сопутствующих событий. Начался он с открытия в хрустальном фойе филармонии выставки работ учащихся Самарского художественного училища имени Петрова-Водкина «Живописная иллюзия джаза».

На выставке «Живописная иллюзия джаза»

Кроме того, к фестивалю активно подключился Самарский государственный институт культуры, где были проведены творческая встреча с Даниилом Крамером, а также мастер-класс Сергея Головни.


Мастер-класс Даниила Крамера в Самарском государственном институте культуры

Заключительный концерт «Джаз-весны» превратился в jam-session. Появляющийся в предыдущие два дня лишь в эпизодах Даниил Крамер и участники музыкального праздника в случайных ансамблевых комбинациях вместе играли на радость зрителям и в собственное удовольствие. Прозвучали A Night in Tunisia Гиллеспи и легендарная гершвиновская Lady Be Good. И это стало замечательным финалом проведенной филармонией 10-й/34-й «Джаз-весны в Самаре».

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)

Презумпция (не)виновности

Виктор ДОЛОНЬКО
Фото Юрия СТРЕЛЬЦА

Заместитель председателя Союза журналистов России Алексей ВИШНЕВЕЦКИЙ и секретарь Союза, председатель его Самарского отделения Ирина ЦВЕТКОВА провели в Самарской публичной библиотеке обсуждение фильма «Презумпция невиновности».

Фильм московского документалиста Дмитрия Степанова, члена Союза кинематографистов России и Гильдии неигрового кино и телевидения, лауреата премии «ТЭФИ-регион», я смотрел второй раз. Первый – на фестивале «Вся Россия» в Сочи. И вновь – горячее обсуждение и ленты, и – в первую очередь – событий, которые легли в ее основу.

Алексей Вишневецкий

[Spoiler (click to open)]
Фильм только выходит к «широкой публике»: были показы в Сочи, Воронеже и на ряде фестивалей неигрового кино (где лента получила несколько призов), готовятся – в Москве и Петербурге, вслед за чем – выкладка на YouTube. Потому вынужден изложить сюжет.
В его центре – истории журналиста Андрея Евгеньева и студента Никиты Михеенко, которых задержали полицейские, посчитав подходящими под ориентировки разыскиваемых преступников, отвезли в отдел, избили, после чего «нашли» в карманах наркотики. Молодых людей осудили по 228-й статье, и в этот момент об их историях узнали руководители Союза журналистов России – Владимир Соловьев (не путать! – это «не тот» Соловьев) и Алексей Вишневецкий. Узнали, вмешались. Колокола, в которые они начали звонить, услышали повсеместно – от Кремля и Бастрыкина до того самого отдела полиции, где «стряпали» дела, и суда, где «стряпня» была легитимирована. В итоге оба осужденных оказались на свободе. Правда, без оправдания и возврата честных имен.
Вот, собственно, и вся история. Очень надеюсь, что «вся» – на нынешний момент, очень обидно будет, если «стрельба из пушек» (СЖ РФ) завершится попаданием лишь в отдельно взятых «воробьев»: кое-кого из полицейских, участвовавших в событиях, из органов уже уволили. «Обидно», потому что «пушки» уж больно мощные. И история, на мой взгляд, не такая и простая, как на первый взгляд может показаться.
Что мы видим на экране (на сочинском просмотре, где показывали режиссерскую версию, было видно, кстати, куда отчетливее): очень плохие полицейские – психопаты, уличенные во многих других неблаговидных служебных поступках; судьи – индифферентные к вопросам справедливости; и родители, убедительно доказывающие, что не было случая, когда бы их дети были уличены в чем-то асоциальном. Да и историй с наркотиками, «найденными» у задержанных молодых людей, в этом отделении полиции – не одна и не две. И все похожи как однояйцовые близнецы.
Зрителям абсолютно ясно, кто виноват, но ведь никаких доказательств у обеих сторон нет: слово одной – на слово другой. И в споре, виноваты юноши или невиновны, невозможно определить победителя.

Невозможно! Для меня история именно здесь и начинается: шел по улице человек, его задержали и при абсолютно непрозрачных обстоятельствах осудили (слово полицейского против слов задержанного!). Вот главное. Человек, которого представитель исполнительной власти назначил виновным, априори виновен. И он должен доказывать свою невиновность при отсутствии каких бы то ни было улик, подтвержденных сторонними, независимыми участниками, которых принято называть «свидетелями» или «понятыми»! И только исключительные обстоятельства могут изменить обычное течение дел.
Такая страна? Не думаю. В той или иной мере подобные примеры рассыпаны по всему шарику, отчего, право, не легче. Везде, где есть государство, нет защиты от «непорядочных особей», стремящихся «встать у руля» для удовлетворения своих «аморальных потребностей».

Кстати, посмотрите на кастинг фильмов «про бандитов и полицейских». В одних фильмах актеры – бандиты, в других они же – представители силовых структур. Меняются непрерывно. Так случайно получилось? Недостаток в актерах? Не имеет значения. Главное – что за три десятилетия бесконечных боевиков на экранах, голубых и побольше, у зрителя выработался стереотип: с обеих сторон баррикады одни и те же люди. Только кому-то повезло больше, и у них в кармане кроме пистолета еще и нефальшивое удостоверение. А ко всему сказанному можно и «исторический опыт» приплюсовать: «Белые пришли – грабят, красные пришли – тоже грабят, ну куда бедному крестьянину податься?».

Есть ли надежные способы противостоять издержкам государственного устройства? Нет. Можно ли на данном этапе исторического развития человечества и биологического развития человека отказаться от этого устройства? Тоже нет.
Есть только один вариант: порядочные люди должны объединяться в борьбе против куда лучше организованных непорядочных.
Алексей Вишневецкий показал образцовый пример того, как это нужно делать на практике. Дмитрий Степанов описал этот опыт в кино. Опыт интереснее фильма, но и съемочная группа, как я увидел, – с хитринкой. Те, с кем они боролись, и те, в чью обязанность входит, чтобы эпизодов в этом бесконечном противостоянии было поменьше, да и само оно не «выплеснуло» бы ненароком чего-нибудь основополагающего, поняли: «киношникам» «есть что сказать», если противная сторона не отступит.
Вот такое кино. Посмотрите по возможности и не копите несправедливости в себе. Это чрезвычайно опасно для здоровья. Как для вашего лично, так и для нашего общественного. Только так можно победить. Да и не гнушайтесь «четвертой властью». Она, оказывается, продолжает оставаться одной из ветвей власти.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)