March 22nd, 2021

Легенда о подземной церкви

Елена ШИШКИНА
Фото автора

В лесах между Старой Бинарадкой и Новым Буяном и сейчас, когда все они изрезаны тропами и дорожками, можно заплутать. Выискивая глазами аппетитные рыжики и маслята, вздрогнешь, натолкнувшись на следы раскопок других собирателей – кабанов. А сто лет назад места были и вовсе глухими. О тех, кто и зачем рыл в лесах десятки землянок, люди разное говорят, но вот одна из них по-настоящему уникальна. Сто лет назад в селе Новый Буян началась почти библейская история о вере и предательстве, о мученичестве и подвиге.

В 1920–1930-х годах, когда тысячи церквей по всей стране были разорены, верующие искали возможность собираться, молиться вместе, отправлять обряды. Чаще всего тайные встречи случались на дому у кого-то из верующих, и, несмотря на предосторожности, большинство таких церквей не могли просуществовать больше чем год-полтора.
Подземная церковь в лесу между Старой Бинарадкой и Новым Буяном была не просто уникальным случаем в духе первых христиан: верующие ушли в лес и совместными усилиями соорудили тайное пристанище, вмещавшее, судя по всему, до семидесяти молящихся. Подземная церковь в Самарской области просуществовала десять лет, с 1932 по 1942 год, – невероятный по тем временам срок.


[Spoiler (click to open)]
Грязнов дол и исток ручья Крутенького и сегодня труднодоступны. Для того, чтобы попасть на службу, верующие проходили по десять километров пешком в одну сторону.
Старики рассказывали, что землянка была довольно высокой и состояла из четырех комнат. Здесь располагались алтарь, комната для молящихся, притвор и кладовая. Строили ее, скорее всего, по типу шахты, вовнутрь вел лаз, стены комнат выложили бревнами, а толстые полые от старости липовые стволы служили воздуховодами. Кто-то из верующих жил здесь постоянно, ведь добраться к церкви по снегу становилось практически невозможно.
Участвовали в строительстве монахини Иверской и Раковской обителей. Раковским назывался большой монастырь по соседству с Большой Каменкой. Когда монастыри закрывали, монахини искали убежища в отдаленных селах, таких как Старая Бинарадка и Новый Буян. Очевидно, кто-то из них затеял строительство в лесу.
Современные жители села, которые изучают остатки той землянки, говорят, что помещение было хорошо спланировано, но, скорее всего, не задумывалось изначально такого масштаба, а росло по мере необходимости. Монахини молились здесь сами и приводили своих родных. Служил в церкви священник из Самары Иван Павлович Кузнецов.
Нет точных данных, кем и когда он был рукоположен. По одной из версий – священномучеником Александром Тропициным, архиепископом Самарским, не так давно причисленным к лику святых. Прежде чем Александр принял смерть за веру и был расстрелян, он долгое время ездил по селам и если видел верующих людей, тайно рукополагал в священники, чтобы они служили на дому и отправляли обряды.

Отец Иван проводил службы в лесу десять лет, пока и без того драматическая история не пришла к трагической развязке. Некая Евдокия, чего-то не поделив с односельчанами, донесла на всех, кто посещал храм. Церковь была разорена, а восемь человек, включая священника и монахинь, были осуждены на десять лет.
Вот некоторые имена: Матрена Ивановна Тыганова, монахиня, Иван Прокопьевич Савинов, Василий Фролович Шарипов, Матрена Прокопьевна Савинова, монахиня, Лукерия Андреевна Елашева, монахиня.
Уже в наше время семеро из восьмерых осужденных были реабилитированы, но долгие десятилетия для жителей Нового Буяна история оставалась почти легендой. Молодые слушали рассказы стариков, лесники находили в лесу странные ямы, но никто не знал точно, была ли церковь на самом деле.
Людмила Константиновна Еремеева, учительница русского языка из Нового Буяна, многие годы собирала историю церкви. Ей в руки попала книга «Не выходя из боя», изданная в Куйбышеве в 1972 году. Среди рассказов о подвигах чекистов был один –  «Святая обитель» в подземелье», – написанный отставным майором Андреевым. В нем рассказывалось о сектантах, которые, чтобы навредить Советской власти, устроили подземную церковь.
Людмила Константиновна решила восстановить истинную историю этих людей и доказать, что они не были сектантами, но исповедовали православие. У нее была мечта написать книгу, которая сохранила бы их подвиг для односельчан. К сожалению, она не дожила до этого дня, но сохранилась ее рукопись, которую односельчане сегодня пытаются дополнить, работая в архивах.
Так, недавно стало известно, что священник Иван Кузнецов после десяти лет заключения вышел на свободу и объявился в Бугульме.
Поразительно, что судьбы его и его прихожан могли сложиться совсем иначе: в 1943 году Сергий был избран Патриархом всея Руси, первым после революции, и многие верующие стали выходить из подполья, но героев нашей истории арестовали за год до этого…
В подземной церкви хранились святыни старого Буянского храма. Некоторые из них удалось спасти и в 1942 году. Несколько лет назад ныне покойному отцу Иоанну Гончарову передали плащаницу в очень плохом состоянии. Местная жительница собирала ее почти по ниточкам, и сегодня она снова вернулась в храм.
Примерно тогда же жительница села Мария Васильевна Гусева передала новобуянскому священнику доставшуюся ей от родственников из Нового Буяна икону «Воскресение Христово». Икону 110 на 180 сантиметров, тонкой работы, очевидно, не самарской школы, которая много претерпела за 200 лет. У нее отпилен низ, она горела, краски прикипели, и на первый взгляд казалось, что спасти ее будет невозможно. Стоимость реставрации была огромной. Но нашлись добрые и умелые люди. Мастер Евгений из храма Умиления, а потом Александр Боровков взялись за реставрацию и делают ее почти бесплатно.
Сегодня новый священник отец Святослав, глубоко проникшийся историей подземной церкви, мечтает вернуть в Новый Буян еще одну святыню – икону «Иисус Христос в терновом венце», которая сейчас находится у епископа Евтихия (Курочкина). Бывший викарный епископ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла теперь живет в Ишиме на покое, и у него в Богоявленском храме хранится этот дорогой для сельчан образ.
Осенью 2018 года сельчане поставили памятный крест на месте старой церкви. Но хотелось, чтобы у верующих было место, чтобы поставить свечку и помолиться. Строительство непросто в любом месте, а тут отдаленность и тяжелая дорога дополнительно осложняли благое дело. Помогло командование Второй армии, которое выделило людей и технику, помогали своими силами и деньгами сельчане, энтузиасты-историки.
Стараниями священника и неравнодушных людей в 2020 году здесь достроили и освятили часовню, в которой обрели свое место и святыни из подземной церкви.
Когда отец Святослав отправился за наставлением к архиерею, тот предложил дать часовне историческое название. Но никаких данных о том, какое имя носила лесная церковь, не сохранилось. Тогда архиерей предложил освятить часовню в честь святителя Харитона, который когда-то тоже служил в пещере и претерпел мучения за веру.
11 октября 2020 года, в день святого Харитона, часовню освятили, а вскоре епископ Отрадненский и Похвистневский Никифор благословил служить здесь литургию, а значит, в лесу появился пусть маленький, но храм.

***
Молились не только за себя, но за своих близких и всю страну. Сельчане рады: «Мы помним и стараемся восстанавливать. Рядом исток реки Буян. Сделать купель, освятить родник, облагородить территорию, создать музей, макет подземной церкви».
Все историю о подземной церкви они слышали и помогают как могут.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)

Цели и грёзы Натальи Шепелевой

Валентина ЧЕРНОВА *

2021 год у художника Натальи ШЕПЕЛЕВОЙ юбилейный. Она известный мастер, чье творчество вызывает интерес знатоков и любителей искусства. Наталья твердо стоит на ногах, уверенно шагает вперед, четко видит цели и частично уже воплотила свои мечтания. Для нее это время свершений, саморазвития, немалых перемен.

Наталья Шепелева. Автопортрет. 2019

[Spoiler (click to open)]
«У меня в юности было две мечты, – признается Наталья, – стать художником и иметь большую семью. И обе они сбылись. Сначала я окончила институт и получила профессиональное художественное образование, затем реализовалась как жена и как мать. Дети меня вдохновляют – они настоящий стимул для творчества. Я люблю писать детские портреты и, конечно же, своих собственных ребятишек. Кто может лучше знать своего сына или дочь, как не мама? Каждую черту его лица, особенности характера, подмечать малейшую перемену в настроении. И какое же это счастье – суметь отразить все это на полотне».
Наталья Шепелева – уроженка Самары. На первый взгляд – девочка-девочка! Невысокая, тоненькая, с прямыми чертами лица и большими широко распахнутыми глазами на почти детском улыбчивом личике, очаровательная в своей притягательной женственности. Она всегда радостна и приветлива и этим удивляет.
Наталья окончила факультет изобразительного искусства Тольяттинского государственного университета с красным дипломом, а до учебы там в 18 лет вышла замуж и родила старшую дочь Алису.
В семье Натальи и ее супруга Виталия воспитываются пятеро детей. Старшая Алиса – уже взрослая девушка. Она замужем и живет в Германии. Лев – окончил школу. Платону – тринадцать, Самсону – семь лет и Амалии четыре года. Все дети, кроме младших, занимаются в музыкальной школе и наряду с музыкой еще увлекаются математикой и физикой. Родители много работают с детьми – развивают их таланты.
«Мне кажется, самое главное – давать детям свободу для развития, не давить, не ломать их. Для себя определила, что я – гостья в мире моих детей. А значит, обязана быть уважительной и деликатной по отношению к ним. Иначе можно потерять доверие. Я поняла одно, что современные дети более мудрые, более зрелые, чем были мы в их возрасте. Мыслят неординарно, не зашорены стереотипами».
В Самаре она единственный мастер детского портрета. Не просто с фотографии или там парадного, коммерческого – Наталья Шепелева умеет создать художественный образ детства. У каждой эпохи свой образ детства. Какой же для нас – современников, уже одной ногой ступивших в XXI век, – современный мир детства? В техническом пространстве бытия мир детства воплотился в ребенке, который наелся сладостей, наигрался с котенком, вовлечен в компьютерные игрушки и пресытился калейдоскопом впечатлений во время путешествий. И потому трудно создавать искусство, связанное с миром детства, а Шепелева создает.
У нее ребенок вроде и не позирует, а задумчиво стоит с лопаточкой, упакованный в голубой комбинезон с нарисованными машинками, радуется снеговику, или грустит во дворе, или вовсе спит и видит белые сны. Ребенок пребывает в своем мальчиковом («Платон», «Прятки») или девочковом мире («Девочка из Эчмиадзина») совершенно один. Кстати, одиночество – примета современного детства. Уже нет в наших дворах стаек детей семи- или десятилетнего возраста, играющих в коллективные игры. У Натальи Шепелевой ребенок специально выделен отдельно – для того, чтобы пристальнее вглядеться него и постичь очарование детства. Таковы композиции «Кукольный домик», «Прогулка с голубями».
«Вот Лева. Закрыл глаза, как в игре в прятки. Здесь он еще маленький. А это Платон. Видите, какой у него озорной взгляд? Платон у нас довольно хулиганистый мальчик, и на портрете я постаралась отразить его характер!»
Замечательные портреты зафиксировали детей во время игр с арбалетом в руке, за чтением книги, за завтраком, на прогулке. На нас с полотен смотрят вихрастый Самсон и самая маленькая дочка Шепелевых – кроха Амалия. Ее портретов больше всего: и «Маленькая садовница», и на коленях у дедушки, и в зимнем дворике на фоне спелой рябины.
Самый трогательный детский портрет – племянницы, которая усадила куколку за завтрак, «Чашечка кофе». Он был отобран для экспонирования на выставке «Большая Волга» в 2018-м.

Наталья Шепелева. Чашечка кофе. 2018

Основными элементами своего формотворчества Шепелева называет цвет, фактуру холста, пятно. Именно из данных компонентов складываются лирические составляющие в ее портретах-картинах. Подобные композиции она называет ассоциативной живописью. Ведь в общепринятом смысле у художника нет точного обозначения портрета с именем и фамилией. Есть поэтические названия вроде «Рябина в сахаре», «Белые кораблики» или «Музыка для мамы» с изображением мальчика с флейтой в руках.
Шепелева любит контрастные линии, пятна, все у нее движется в определенной цветовой динамике, и только в детских портретах фигуры остановлены. «Для меня мои дети – венец творенья. На мой взгляд, материнство – главное предназначение женщины. Я не беру на себя сверхмиссии, но ощущение причастности к чему-то необыкновенному у меня всё же есть».
Сыновьям посвящены картины «День рождения», «Слушая тишину», «Сорока-воровка кашку варила, Платону говорила». Юная девушка на полотне «Утро весны» – это дочь Алиса, воплощение романтичности и нежности. Одна из последних работ «Цветы и дети» свидетельствует, что только Наталье Шепелевой довелось попасть в страну детства. Она очень созвучна в этом с Зинаидой Серебряковой.
С 1998 года Наталья – участник выставок, с 2007-го – член Союза художников России. С самого начала творческой деятельности она привлекла внимание интересом к освоению различных методов. Таких живописцев, как Наталья Шепелева, интересует не идеологическое служение искусству, не литературность, но способ подачи, стилизации в живописи. Отсюда освоение множества живописных методов (импрессионизм, фовизм, экспрессионизм), работа над созданием синтетического языка. В результате живопись ее оказывается декоративной, с подчеркнутой текстурной поверхностью. Видно, что ее искусство – от избытка чувствительной изысканности.
Камерные полотна Натальи Шепелевой полны желания вернуть современному урбанизированному миру утраченную красоту. Художник не изменяет мир, а опоэтизирует его. Намерения приукрасить жизнь, внести в нее музыку, поэзию воплощены в ее ярких композициях, где переплелись элементы нескольких жанров: портрета, пейзажа и натюрморта.
Искусство Шепелевой – театрально, в нем есть элемент маскарада. Таковы бытовые мотивы, портреты, пейзажи и натюрморты. Она любит то, что делает, любит искренне, страстно, владея живописным мастерством с несомненной смелостью и грацией. Великолепен натюрморт «На моем окне» (2016). Его поразительная наполненность цветами, фарфором, фруктами на фоне заоконного пейзажа со зданиями, гаражами, деревьями представляет мир в самой эффектной декоративной форме.
Наталья создает свой неповторимый синтетический стиль. «Объектом изображения зачастую служат случайные сюжеты: не постановочный натюрморт, а вид из окна на гаражи и деревья, вид с моторной лодки на Жигулевские горы или на стоящие в воде деревья, фрагмент улицы или мои дети за тем или иным делом».
При вдумчивом знакомстве с картинами Шепелевой понимаешь: она – делатель, созидатель работ. У нее интересные грунты без блеска масляной живописи, густые подмалевки, смелое использование фактурных паст. Порой она обрабатывает поверхность мастихином, не прячет подмалевок.
Она подмечает типичные приметы разных стран, бирюзовые тона дверей на улочках Марокко, характерные краски уличных кофеен в Риме, сухой воздух жаркой Испании, цветущие глицинии в Крыму и влажный весенний воздух пейзажей Армении. Она не боится ярких красок, тяготеет в своей живописи к открытой декоративности, что не случайно: частенько Наталья занимается монументальными росписями.

Наталья Шепелева. Крым. Глициния. 2016

В 2019 году состоялась групповая поездка в Среднюю Азию. Как результат выставка – «Планета Бухара». Наталья Шепелева запечатлела и лица, и натюрморты, и виды города. Помимо восточных лиц, она живописала экзотические натюрморты с кувшинами и фруктами, ночное небо и бирюзовые купола Бухары. Восток будоражил, вдохновлял, преображал искусство этой художницы. Она старалась разгадать и зафиксировать его магию и энергию. И ей это удалось! Хороши и натюрморты, и портреты, четко навевающие ассоциации, связанные с ориентальной живописью Серебряного века.
Мечты сбываются редко. У Натальи Шепелевой первые мечты юности сбылись. И пусть этот чудесный и знаменательный год будет наполнен для нее любовью и уважением, пусть источники счастья и тепла неутомимо бьют ключом, наполняя жизнь простыми радостями и вдохновенным творчеством! Талант этого художника разглядели в Петербурге, в других городах России и за рубежом. Помимо различных наград, она отмечена дипломом за первое место в выставке «Четвертый осенний салон» в Монтри.

* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)