March 15th, 2021

Хакер и лайфхакер

Татьяна РОМАНОВА *

Удивительно, насколько часто в русском языке слова с одним и тем же корнем могут называть совершенно противоположные понятия. Хакер и лайфхакер – два «взломщика»: один очень вредный, а другой очень полезный. Самые крутые лайфхакеры – это бабушки, только они об этом пока не знают.
Первым в нашей речи появился хак-ер – «взломщик» компьютерных программ от англ. hack – «взлом». Интернет предлагает «Как стать хакером: гайд по основам для новичков». От этого слова образовано прилагательное хакер-ск-ий и абстрактное существительное хакер-ств-о«поиск уязвимостей в сети или компьютере с целью получения доступа».

Позже появились и глаголы хак-ну-ть и хакер-ну-ть. «Викисловарь» объясняет значение компьютерного жаргонизма хАкнуть: «Используя хакерские приемы, технологии, незаконно получить доступ к чужой информации, взломать (сайт, компьютер)». Однако в контекстах значение этого слова развивается и становится более сложным. Например, глагол в тексте «Основаны они на научной фантастике и идее «хакнуть мозг», чтобы повысить его интеллект…» выражает смысл «изучить мозг, проникнуть в тайны процесса мышления и оказать влияние на его возможности». «Сможешь хакнуть систему наблюдения?» – «испортить, разрушить».
Глагол хакернуть встречается реже, в значении «украсть при помощи взлома системы»: «Хакернули и украли с карты 37.500», «Меня хакернули, я ни у кого ничего не просила».
Слово лайфхак из англоязычной IT-среды вошло в широкое употребление с легкой руки британского журналиста O’Брайена в 2004 году. Первоначально использовалась только вторая часть – hack, которая обозначала эффективное решение компьютерной проблемы. С добавлением первой части «life» (рус. «жизнь») значение расширилось. Лайфхак стал обозначать метод упрощения повседневной жизни программиста. В 2011 году термин зафиксирован в онлайн-версии «Оксфордского словаря». Слово стали использовать в более широком значении, как синоним словосочетания «полезные советы»: «50 умных лайфхаков». Сегодня оно обозначает не только способ решения технической проблемы, но и прорыв в решении любой бытовой или социальной задачи, улучшение, оптимизацию. Можно, например, сделать лайфхак своей квартиры.
Это популярное слово также обросло производными. В нашу речь вошли заимствованные лайфхак-ер и лайфхак-инг: «Движение лайфхакинга пришло в рунет». Появление глагола отмечает журналист «СПб ведомостей» И. Крылова: «Лайфхакнуть – несомненно, отечественный продукт, с родным для нашего уха суффиксом -ну-, обозначающим однократность действия».
Популярность слова лайфхак привела к тому, что его стали употреблять в усеченном варианте, сократив до первоначальной формы: «Есть лазейки и хаки, которые облегчают жизнь»; «Мы собрали 40+ практических хаков». И никого не смущает явная параллель со словом хакер.
Активное заимствование и образование производных в современном русском языке говорят о том, что процесс обновления словарного запаса очень важен для современного общества. Однако все перечисленные новообразования пока воспринимаются как сленговая лексика и не выходят за пределы разговорного стиля.

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)

«Я тебя люблю, черт побери!»

Татьяна ЖУРЧЕВА *

Эфраим Кишон (Ференц Хофман) – всемирно известный писатель, драматург, журналист, классик современной израильской юмористики, лауреат Государственной премии Израиля. Его книги переведены на многие языки, пьесы, в том числе и «Брачный договор» («Ктуба»), ставятся во многих театрах мира.


[Spoiler (click to open)]На русском языке пьеса стала известна благодаря Марьяну Беленькому, человеку многообразных дарований: он литератор, журналист, артист разговорного жанра, радиоведущий и, конечно же, переводчик. Даже если вы прежде никогда не слышали этого имени, его творчество, несомненно, вам хорошо знакомо. Сочиненные им скетчи и монологи исполняли многие эстрадные артисты – от великого Аркадия Райкина до Яна Арлазорова и Ильи Олейникова, и именно ему обязана Клара Новикова образом прославившей ее тети Сони.
Соединение двух юмористов вылилось в забавный сюжет и по-настоящему остроумный текст. Причем Беленький оказался не только переводчиком, но еще и своеобразным комментатором, добавив от себя несколько иронических ремарок. В последние несколько лет пьесу поставили многие российские театры, и вот, наконец, добралась она до Самары. Кстати сказать, это всего лишь вторая израильская пьеса на самарской сцене после «Сада» Йосефа бар Йосефа, поставленного Петром Монастырским в 1993 году.
«Брачный договор» – классическая комедия, где соединились смешные положения, путаница, яркие характеры. При всей кажущейся израильской специфичности ситуация вполне понятна и узнаваема. Немолодые супруги, бывшие кибуцники **, четверть века назад легкомысленно отнеслись к формальностям при заключении брака. А теперь жених их дочери, сын весьма добропорядочных родителей, требует свидетельство о том, что они законные супруги. На протяжении всего действия все упорно ищут этот документ, пытаются вспомнить, а был ли он на самом деле. Они ностальгически вспоминают свою молодость, ссорятся вплоть до развода, проклинают друг друга, но в конце концов примиряются и признаются друг другу в любви. Жених, поборник нравственности, получив, наконец, нечаянно найденное и уже никому не нужное свидетельство, уходит ни с чем, потому что девушка в нем разочаровалась и увлеклась другим, тем, кто полюбил ее без оглядки на формальности.
Евгений Дробышев комедии любит, ставит их часто и с удовольствием. Он не отвлекает зрителя никакими внешними эффектами и сложными сценическими метафорами, сосредоточив все внимание на центральных персонажах, на их характерах и взаимоотношениях. В Шифре Натальи Носовой и Элимелехе Бен Цуре Геннадия Муштакова, при всей их комедийной типажности, почти анекдотичности, удачно сочетаются открытое комикование и подлинное лирическое переживание. Каждый их диалог – самостоятельная реприза со своим мини-сюжетом. А все они вместе выстраиваются в историю кризиса уже не среднего, но еще и не совсем пожилого возраста и в благополучное его (кризиса, конечно, а не возраста) преодоление. Преданный муж и отец с несколько вздорным характером и его не менее преданная, мудрая и покладистая жена вдруг громко и экспансивно, со всей южной страстью, взрывают атмосферу привычного семейного быта, чтобы в финале осознать, что они любят друг друга так же нежно, как 25 лет назад. Своеобразное признание Элимелеха вызывает смех, но и трогает почти до слез:
Элимелех (орет): Откуда я знаю? Что ты меня спрашиваешь? Ты же знаешь, что я не умею красиво говорить. Но если ты уйдешь, я умру, просто умру.
Другие персонажи – соседка Яфа Биренбойм (Юлия Бакоян), дочка Аяла (Мария Демидова), ее жених Роберт Кенол (Сергей Булатов), нечаянно втянутый в эту историю молодой кибуцник Буки (Роман Лёксин) – напротив, остаются несколько схематичными, с нарочитыми жестами, интонациями, пластикой. Они скорее маски, нежели живые люди. Впрочем, похоже, что эта масочность режиссером была задумана.
Спектакль завершается пластической композицией, когда все актеры по очереди замирают в неких позах, явно напоминающих классические позы персонажей commedia dellarte. Когда спектакль «обкатается», обретет необходимую легкость, темп, ритм, эта аналогия с комедией масок станет еще более очевидной и оправданной. Как очевидна и оправданна готовность театра подарить зрителям три часа чистого веселья посреди не слишком радостных нынешних обстоятельств.

Театр «Самарская площадь»
Эфраим Кишон
Брачный договор
Комедия в 2 действиях
Перевод – Марьян Беленький
Режиссер – Евгений Дробышев
Премьера состоялась в декабре 2020 года

* Кандидат филологических наук, литературовед, театральный критик, доцент Самарского университета, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов России.
** Кибуц – сельскохозяйственная коммуна в Израиле, основанная на общности имущества и равенстве в труде и потреблении. Первые кибуцы возникли еще в 1909 году. Воспоминания героев пьесы, написанной в 1961 году, относятся примерно к середине 1930-х.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)