February 26th, 2021

Неделя современного театра: от «Агрегации» до конфетти

Ксения ГАРАНИНА
Фото предоставлено галереей «Виктория»

В галерее «Виктория» прошла Неделя современного театра под кураторством Никиты СЛАВИЧА. В эту Неделю зрителей заставляли откровенничать, принимать сложные решения, обвиняли в убийстве, позволяли «трогать» и «нюхать» спектакли, а под конец позвали петь песни Филиппа Киркорова и кидаться воздушными шарами. Можно было бы написать критический текст на каждый спектакль с полным разбором, но автор решил испытать все спектакли на себе и написать обо всем с точки зрения зрителя, которому что-то нравится, что-то нет и который еще способен удивляться подобному – в отличие от критика, который всё это уже где-то видел.

К назначенному времени зрители собирались в Victoria Underground – экспериментальной площадке галереи «Виктория». Приходили компаниями, и сразу становилось понятно, что, как всегда, «Виктория» подтянула свою лояльную аудиторию. Это в большинстве своем молодые люди с экосумками и в ярких кроссовках при –20о. Все очень модные и стильные, многие учатся на творческих специальностях и пытаются быть раскрепощенными и открытыми миру. Каждый как уникальный экспонат, который интересно разглядывать и который готов высказаться по любому поводу. Описание зрителей, пусть и максимально схематичное, необходимо, так как они в течение всей Недели были главными героями, в большинстве случаев решая, как и даже по какому сценарию вести спектакли. По крайней мере, режиссеры добивались именно такого эффекта.

На спектакле «Агрегация»
[Spoiler (click to open)]

Beautiful people

На первый спектакль – «АГРЕГАЦИЯ» Юрия Сорокина – было трудно попасть. Многих отправили домой, предупредив, что организаторы решили изменить программу и повторить ажиотажный спектакль через день. В четверг на «Агрегации» также был аншлаг. Чтобы понимать формат спектаклей на Неделе современного театра, достаточно сказать, что аншлаг – это чуть менее 30 билетов.
«Агрегация» начиналась еще перед входом в зал. Актер театра «Место действия» Павел Синев с улыбкой подходил к каждому гостю, вручал ручку и белый листок бумаги с просьбой написать то, что тот хотел бы озвучить сегодня (правильную формулировку вопроса трудно вспомнить, но суть примерно такая). Листочки бросались в черный ящик. Затем все заходили в большой зал и садились в круг на стулья спиной друг к другу. Начиналась серия вопросов в стиле «Что бы ты хотел сказать важному для тебя человеку, но не можешь этого сделать?». Все листочки тоже уходили в черный ящик и перемешивались. Затем любой желающий из зала мог взять несколько записок и прочитать вслух.
Так три раунда: вопрос – листочки – чтение. Модерировал все происходящее Павел Синев. Листочки читали по парам – друг другу. После каждого раунда проходило голосование о том, насколько всё происходящее комфортно и важно зрителям. Голосовали с закрытыми глазами.
Признаюсь: после первого раунда я проголосовала, что всё «супер» и «давайте дальше». Но когда я поняла, что сейчас будет та же самая схема действия, круг за кругом, происходящее стало откровенно скучным. Кто-то вытягивал из себя самое сокровенное и писал про личные взаимоотношения с родителями, с любовниками, кто-то отшучивался и делал отсылки к «Звездным войнам», некоторые встревали с политической повесткой.
Я пыталась отшутиться, но один раз написала что-то личное. Какие у меня ощущения от всего этого? Никаких. Наверное, поэтому в конце спектакля, когда все, кому мероприятие показалось полезным, повернулись друг к другу – «агрегировались», – я осталась за кругом, то есть для меня спектакль не состоялся.
Обычно, оказавшись за любым кругом, я делаю выводы в большей степени о себе, а не о других. Но в данном случае очень хочется сделать выводы о спектакле. Мне всё происходящее показалось, простите, психологическим тренингом «на минималках».
На обсуждении спектакля, если его все-таки можно назвать таковым, многие говорили, как всё происходящее их тронуло и как это глубоко и прекрасно. Кто-то делился тем, что для него стало открытием, что многих волнует одно и то же, кто-то говорил о том, как это волнительно – слушать чужие откровения. Я говорила о том, что в маршрутке и в соцсетях сегодня больше откровений, притом не анонимных, и что, видимо, я слишком стара для таких проблем, которые сегодня звучали. Я была ужасна. Зато все вокруг были beautiful people, которые в каждом чужом откровении видят искренность и испытывают сопереживание. Такая аудитория. И это сказано без доли сарказма.

Кроличья драма

«Секретный спектакль» шел в двух вариациях: первая – с директором «Ветерка» и режиссером «ВолгаФеста» Сергеем Кривчиковым, вторая – с куратором Анастасией Альбокриновой в главных ролях. В начале спектакля актеру выдавался конверт со сценарием, которого до этого он никогда не видел и никогда не читал. И начиналось.
В конверте лежала пьеса «Белый кролик, красный кролик» иранского писателя Нассима Сулейманпура в переводе с английского Сергея Баландина. Драматург приветствовал в тексте актера и начинал разговор со зрителем, раздавая команды всем, попутно рассказывая о своей жизни в Иране, об эксперименте с белыми и красным кроликами, об ответственности, о жизни, о свободе, требовал от актера и зрителей разыгрывать небольшие нелепые сценки и так далее.
«Белый кролик, красный кролик» – полноценный спектакль, не читка, и воспринимается актером скорее как инструкция к действиям. Всё сводится к кульминационному моменту: на столе перед актером два стакана, в одном растворен яд, и зрители должны принять решение – какой из них ему стоит выпить. Пьеса популярна во всем мире – уже разыгрывалась, например, Майклом Шенноном и Стивеном Фраем, в России спектакль особенно громко прозвучал на фестивале Net в 2018 году, где на сцену вышли Юлия Ауг, Алиса Гребенщикова, Алексей Юдников и другие.

Сергей Кривчиков в спектакле «Белый кролик, красный кролик»

На первом спектакле в Самаре Сергей Кривчиков с улыбкой и в легком настроении раскрыл конверт и начал читать. Будучи человеком, который призван веселить и дарить позитивные эмоции, он старался улыбаться и не снижать градус легкости, даже когда читал о вариантах самоубийства, а к тому моменту уже было совершенно точно понятно, что история скорее страшная и трагичная, нежели забавная. Контраст эмоций, безусловно, придавал спектаклю дополнительный драматизм. Когда все свелось к тому, что зрители могут стать свидетелями убийства, если актер не выберет правильный стакан, драматург обращался к залу и задавал вопрос: «Кто-то хочет сейчас что-то сказать?» И вот на спектакле с Кривчиковым в этот самый ответственный момент один из зрителей встал со своего места и вылил оба стакана на пол, сказав, что не хочет быть свидетелем возможного преступления.
В спектакле с Анастасией Альбокриновой, которая очень хорошо чувствовала зал и отлично работала с пространством, в главный момент два зрителя встали со своих мест и выпили эти стаканы на брудершафт.
Кажется, что кураторы как будто были разочарованы, все-таки ожидался немного иной эффект: актер должен лечь и ждать смерти, а зрители – покинуть зал в неведении и с чувством вины. Но зато какая вера в людей и в общество после таких моментов! Надо отметить, что спектакль с большим интересом смотрится и в первый, и во второй раз. Несмотря на то, что актер всего лишь проводник текста, драматург обращается с ним как с марионеткой, а зрителю надо четко следовать указаниям от актера, каждый вечер это совершенно иная ситуация и иной вызов. Не ясно, как поведет себя актер, как отреагируют зрители, как поведешь себя ты. Все здесь кролики, и вопрос лишь – красный ты или белый?

Понюхать и потрогать

Спектакли «ОСОБОЕ МЕСТО» и «Л.А.В.» очень чувственные. Оба спектакля я посмотрела в один день, и они отлично дополнили друг друга.
«Особое место» – это playbook Полины Кардымон и Элины Куликовой. Каждый сеанс спектакля рассчитан на одного зрителя и на 40 минут. Я в назначенное время пришла в «Викторию», меня проводили в комнату, отдернули занавески на окнах с видом на набережную и с фразой «Занавес открыт» предоставили выбор между двумя книгами – светленькой и темненькой, если судить по обложкам.

«Сцена» из спектакля «Особое место»

Я выбрала темненькую, и мне достались мир и ощущения Полины Кардымон. Тут были обрывки стихотворений, фраз, воспоминаний, чувств. Было много QR-кодов, которые вели на гугл-доки с историей об отце и фотографиями, ссылки на YouTube с джазовыми композициями, на отрывки фильмов. Полина в своем playbook много говорила о родном Новосибирске, о неудачах в школе, неуверенности в себе, ассоциации себя с персонажем из фильма «Наука сна» Мишеля Гондри.
За эти сорок минут зритель достаточно глубоко погружается в чужой мир неуверенности, хрупкости, страхов. Весьма медитативное действо – сидеть и разглядывать чужую жизнь, собранную из обрывков всего подряд, в попытке составить портрет автора. Возможно, такое понравится только при условии, что «попадет» в зрителя. Но по факту, посидеть в тишине в чудесной комнате в галерее «Виктория» с видом на Волгу – уже кайф!
Аромаспектакль «Л.А.В.» Элины Куликовой – это комната, экран и книжка, где на каждой странице лежит листочек, пропитанный тем или иным ароматом. На экране загорается надпись «Персонаж первый (страница 3)», и ты открываешь третью страницу книги, достаешь листочек – слышишь аромат. И так от пролога к эпилогу с антрактом. Ароматы в основном свежие – мятные, лимонные, но были и мускусная тема, и какой-то резкий запах. Всё сопровождалось ритмичной барабанной музыкой и полумраком. В конце спектакля представили артистов – бутылочки и флаконы ароматов, выставленные аккуратно в ряд на тумбе рядом со свечой. Какую сцену разыгрывали эти актеры и в чем был сюжет, зависело лишь от полета фантазии зрителей и от субъективного опыта и ассоциаций. Но свежесть в декорациях, сладость в образах и удушающе теплые ноты в конфликте не оставляют много вариантов.
Завершилась Неделя современного театра спектаклем-променадом «Прислоняться», о котором «Свежая» уже писала, и спектаклем-вечеринкой DJ NIKISSA, где Никита Славич в пиджаке из сверкающих пайеток выбирал и ставил, возможно, самые нелепые и дикие клипы из 90-х и 2000-х, а к открытому микрофону в это время выбегали подпевать желающие. Параллельно все были подключены к одному чату в «Телеграме», где публиковались цитаты из высказываний по поводу клипов и песен. Все было пропитано китчем, абсурдностью и ностальгией. В конце DJ Nikissa исполнял песню «Снег» Киркорова и умирал в середине сцены, усыпанной конфетти, символизируя конец (?) эпохи абсурдной поп-культуры, кажется, выходящей за границы китча. Спектакль уже собирал аншлаг в прошлом году. В этот раз всё было скромнее, но так же нелепо, как и строчки из песни группы «Фабрика»: «А у неба нету дна, как билетов нет в кино».
***
Что кроме конфетти осталось после Недели современного театра в галерее «Виктория» под кураторством Никиты Славича и пристальным взглядом Сергея Баландина? В первую очередь, понимание, что подобные мероприятия очень нужны: аудитория «Виктории» ловила буквально каждый миг происходящего, была открыта и готова к подобным экспериментам. Во-вторых, это действительно какое-то, может быть, и легкое дыхание, но чего-то живого, пусть и очень спорного, в мире самарского театра, которое расширяет возможности и осовременивает пыльную сцену и трясет старые парики. В-третьих, это, конечно, больше похоже на игру, чем на театр, но участвовать в ней в любом случае интересно. И, в-четвертых, какие чудесные сейчас молодые люди: сопереживают самому простому, не остаются равнодушными, не боятся высказываться и принимать какие-то сложные решения, даже под страхом режиссера и сцены.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 февраля 2021 года, № 4 (201)