February 7th, 2021

Переправа в Жигулях *

Татьяна ПЕТРОВА **

Пейзажный жанр явственно доминирует в самарской живописи. Это напрямую связано с уникальным природным ландшафтом Самарской Луки. Начало самарскому пейзажу было положено во второй половине ХIХ века, родоначальником стал Константин Павлович ГОЛОВКИН (1871–1925). Вклад Головкина в самарскую культуру трудно переоценить: он был организатором местных художественных выставок, участвовал в них как автор, основал вместе с собратьями по цеху художественный отдел при Публичном музее, разработал проект Дома науки и искусств для Самары.

Без сомнения, он явился и подлинным предтечей самарских пейзажистов. С этюдником и кистью в руках исходил Головкин (и изъездил, так как для поездок на этюды одним из первых в городе приобрел автомобиль) обе стороны Волги у Самары. Знал ли он о том, что примерно за четверть века до его путешествий, в 1870 году, в Жигулях, в селе Ширяев Буерак, побывали Илья Репин и Федор Васильев? Сам он многократно бывал в этих же местах и изображал Жигулевские ворота, горы у Ширяева, баржи и пароходы на Волге.
Проникнутая утренним спокойствием и любованием природой «Переправа в Жигулях» (1901) Головкина – самая большая из его сохранившихся картин, где изображены крестьяне, ожидающие переправы через Волгу. Мы можем воспринимать ее как авторское утверждение значимости повседневной жизни, своего рода заповедь последующим поколениям художников вглядеться в красоту родного края.

Константин Головкин. В Жигулях. Переправа. 1901

[Spoiler (click to open)]
В своих этюдах и рисунках Головкин освоил ландшафтные реалии противоположного городу берега Волги, где особое внимание уделил достопримечательности этих мест, осокорю (черный тополь), – явно за выразительность его характерного, мощного, как бы пружинящего ствола и сильных ветвей. Он исследовал мотивы самарской природы, со скрупулезной точностью фиксировал их на бумаге и холсте, многократно возвращаясь к одним и тем же местам. Получилось так, что он как бы проложил дорогу самарским художникам последующих поколений независимо от того, знали они или нет о его существовании.
Могила Головкина на Всехсвятском кладбище Самары не сохранилась, но сохранились его музей, его творческий вклад в самарское культурное наследие, существуют на свете его Волга, Жигули, его осокори.
Уже рецензенты самарских периодических выставок отмечали несомненное влияние Головкина на его собратьев, например, на Ивана Никонова и Александра Синягина. Но далее, со сменой приоритетов в советское время, в 1920–1930-е годы «чистый» видовой пейзаж, разумеется, не мог быть в центре внимания художников, членов АХРРа, призванных партией отображать новую жизнь города и деревни.
Однако дело Головкина не могло сойти на нет. В 1940-е головкинский мотив пробуждающихся весной осокорей мы встречаем у Георгия Подбельского в картине «Овраг Подпольщиков» (1947, СХМ). И это далеко не случайно: Подбельский был близко знаком с Головкиным, оставил о нем интересные воспоминания, опубликованные в книге В. Володина «Из истории художественной жизни города Куйбышева». И тот же Подбельский, который в свое время занимался в Москве в школе К. Ф. Юона и позже у С. Ю. Жуковского, стал связующим звеном между Головкиным и молодым поколением куйбышевских пейзажистов. Он преподавал в изокружке, где подростком учился Валентин Пурыгин.
***
В 1950-е в Куйбышев после окончания художественных учебных заведений возвращается творческая молодежь. Среди них – Пурыгин, Геннадий Филатов, Иван Комиссаров, Альфонс Кулаковский, Юрий Филиппов... Из Ленинграда на постоянное место жительства в наш город переезжает Олег Карташев, которого избирают председателем местного отделения Союза художников РФ. Это время хрущевской оттепели, тесной творческой консолидации и энтузиазма. Единомышленники вместе ездят на этюды, живут в палаточном лагере за Волгой, сообща обсуждают свои работы. Они творчески исследуют пейзажные мотивы обоих берегов Волги, то есть в свою очередь идут по путям, проложенным неизвестным им Головкиным.
Но главной их задачей в это время, как того требует коммунистическая идеология, становится изображение трудового подвига советского народа. Все свои силы они должны направить на создание художественной летописи грандиозной стройки века: выше по течению, у Ставрополя, перекрывается Волга, углубляется котлован будущей Волжской ГЭС имени Ленина. Так появляется знаковая для того времени картина «На Жигулевском море» (1957) Карташева, где поверхность рукотворного моря бороздят баржи и буксиры. Не удивительно, что здесь совершенно не прочитываются детали конкретного ландшафта: задача, поставленная автором, как раз и заключалась в изображении нового лица этих мест, обретших его благодаря героическому труду советского человека.
После войны в Жигулях началась нефтедобыча, в оврагах между гор выросли нефтяные вышки-качалки, а на берегу – дома нефтяников. Эти новые реалии отображает картина Филатова «Поселок нефтяников» (1955). В другой картине Филатова, «Волга у Жигулей», близкой утверждающемуся в то время «суровому стилю», изображена Волга как «главная улица России» – в надвигающуюся грозу.
***
В 1970-е в советском искусстве происходит процесс преобразования станковой картины, проникнутой героикой будней простого советского человека, в картину-панно, где на первый план выходит праздничное, декоративное начало. Параллельно с этим в творчестве многих художников-шестидесятников все большую роль начинает играть этюд, который воспринимается теперь не столько как предварительное, в процессе создания большой картины объективное изучение натуры с кистью в руке, но как отдушина для передачи лирических переживаний художника.
В этюдных работах Филатова находят свое тонкое воплощение переходные состояния в жизни природы. Он создает своего рода летопись жизни природы, его этюды приобретают «картинность», не утрачивая при этом камерности и особой сокровенности. В них проявляется качество, которое свойственно и произведениям таких прекрасных самарских колористов, как Иван Карпунов, Иван Комиссаров, Николай Шеин, достигающих высокой степени гармоничности цветового решения в стремлении воплотить некую идеальную – нетелесную – красоту природного мира.
Совершенно особым местом в творческой практике художников стала Бахилова поляна, где они основали свою базу. Обитая на берегу Волги, под сенью Жигулевских гор, по подножиям которых серпантином вьется дорога с Бахиловой поляны в Ширяево, наши авторы внимательно изучали специфические особенности этого ландшафта. Так Средняя Волга в удивительном завороте Самарской Луки окольцевала наших художников, привязав их к этому уникальному месту на земле.
Она стала главной героиней произведений Валентина Пурыгина. Здесь явственно прослеживалась его привязанность к тем же местам, тем же мотивам, которые ввел в самарскую живопись Головкин. Пурыгин развил, углубил их, вышел на новые рубежи, стал, пользуясь терминологией передвижников, «верстовым столбом» в самарской пейзажной живописи.
Особую характерность осокоря, которая не прошла мимо внимания Головкина, Пурыгин подметил, великолепно это дерево живописал в своих ранних работах, вдохнул в него некую душу. Берусь утверждать, что все языческие персонажи художника вышли из этого самого осокоря, который в его интерпретации обрел зооморфные черты, стал как бы живым существом.

Константин Головкин. Последний снег. Осокори. 1895

Осокорь у Пурыгина – это средоточие жизненной энергии. Это отнюдь не просто трехмерный объект, но дерево-процесс, сообщающее нам историю своей жизни напластованиями складок коры, это материализовавшийся сгусток времени. Достаточно взглянуть на пурыгинские рисунки, чтобы понять, что в них запечатлены подлинные судьбы деревьев. Художник стремится выстроить свой осокорь в пределах гигантского холста, вписать его наземную часть в вертикальный формат целиком. В его картины хочется мысленно войти, дабы попутешествовать в этом уникальном природном ландшафте, который он как бы заново творит, оперируя фактурными эффектами, увековечивая своих героев, воссоздавая напластованиями краски древесную кору на холсте.

Валентин Пурыгин. Осокорь. 1967-1981

В 1950–60-е годы Пурыгина особо привлекала тема пляжа, он посвятил ей множество этюдов. Сбросив верхнюю одежду и вроде бы на время превратившись в простодушных «детей природы», городские жители плещутся у берега. Но эта гармония с природой призрачна: свою одежду наши жизнерадостные купальщики развешивают на корягах – останках гигантских осокорей, жертв эпохальных шагов прогресса по самарской земле: поднявшаяся после постройки ГЭС вода подмыла их, разрушив берега. Глядя на радующихся жизни обывателей, автор понимает всю безнадежность попыток достучаться в их души. Стремясь максимально заострить тему трагедии естественной природы, страдающей от человеческих рук, Пурыгин уже в конце 1960-х незаметно перешел из пространства природы в мир архетипических символов и аллегорий, любимые свои осокори он заместил языческими богами. Горящий же, фовистски-напряженный город стал в его понимании зоной риска для человека.
Пурыгин создал свой Апокалипсис: на одной из картин на эту тему («Разлив на Волге», 1965-69) в пределы узнаваемых улиц города Куйбышева вступает разъяренная Волга, уничтожая все на своем пути, – неминуемый реванш Природы над попытавшейся набросить на нее узду Цивилизацией.

* В предыдущем номере газеты сокрушалась о самарском пейзаже, которого практически уже нет. В ответ: как же так, у нас сейчас ведь столько пейзажистов! Увы, пейзаж – не красивая картинка, это – картина мира, это метафизика, это общий результат вдохновенного сотрудничества автора с Гением места, если хотите. Обращаюсь к творчеству Константина Головкина, родоначальника нашего пейзажа. В 2021 году ему исполняется 150 лет, в декабре этого года в Самарском художественном музее состоится выставка   произведений нашего замечательного мастера.
** Искусствовед, заместитель директора по научной деятельности Самарского художественного музея, кандидат искусствоведения, член Союза художников России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)

Из кого вырастают герои

В юбилейный сезон Самарского ТЮЗа мы продолжаем с помощью архивных фотографий писать историю спектаклей театра. Снимок 2006 года рассматривает художественный руководитель СамАрта, заслуженный артист Самарской области Павел МАРКЕЛОВ (в труппе Самарского ТЮза – с 2001 г.).

Спектакль «ИСТОРИЯ СОЛДАТА» очень неслучайный в моей жизни, театральной судьбе. Бывают такие постановки, которые пролетают как комета: они живут недолго, но ярко. Запоминаются работа над ними, впечатления от встречи со зрителями. «Историю солдата» можно отнести к спектаклям, которые по разным причинам не смогли прожить долго, хотя имели большой художественный потенциал. Я полагаю, так происходит регулярно во всех театрах, и это является признаком движения, желания заниматься искусством, попыткой быть художником.

На фото: Сцена из спектакля «История солдата». Черт – Алексей Меженный, Солдат – Павел Маркелов, Чтец – Роза Хайруллина

[Spoiler (click to open)]
Режиссером «Истории солдата» был Михаил Степанович Кисляров, до этого он работал на спектаклях Адольфа Яковлевича Шапиро как хореограф и был в «Мамаше Кураж», «Бумбараше» равноправным соавтором, потому что он хорошо чувствует пластическую структуру, которая соединяется с тем, что делает художник. Графичность строгих красок, линий в «Бумбараше» – она же есть и в хореографии! И наоборот, сложность, перетекание сценографических форм в «Мамаше Кураж» каким-то образом парадоксально продолжается и в пластике, которая где-то остра, как пика из этого спектакля, а где-то ее как будто бы и нет, а на самом деле она есть. Кисляров работает как художник, он видит пространство, видит расположение тела в пространстве, и хореография становится отдельной краской.
Это проявилось и в «Вине из одуванчиков», где Михаил Степанович являлся режиссером, хореографом и соавтором драматургического текста. Он пытается работать как художник, который может себе позволить где-то длинноты, потому что в этом чувствует ценность атмосферы, где-то быть суровым и требовательным к технической стороне хореографии и добиваться от драматического актера вполне себе ловкого владения не всегда простой пластикой. Он любит сложный ритм в танце, синкопы, буквально дробный рисунок, который может не всегда совпадать с песней.
Драматическому актеру, который не является музыкантом или танцором, проще всего учить танец под текст песни, чтобы движения совпадали с ритмом вокальной строчки. А Михаил Степанович может усложнять эти вещи, и получается как минимум красиво, а как максимум он добивается того, что зрители входят в настоящую коммуникацию со спектаклем и теряют ощущение времени и пространства.
Вместе с режиссером мы взялись за крайне сложный материал для драматического театра: музыку Стравинского даже невозможно просчитать для того, чтобы в нее попасть и станцевать как надо. Приходилось идти чисто интуитивным путем, пользоваться врожденным музыкальным чутьем. С одной стороны, это очень сложно для драматического артиста, с другой – эта история читаемая, играемая и танцуемая, а значит, синтетическая, и вот это больше под силу, пожалуй, именно артисту драматического театра. Авторами была поставлена задача: соединить и мастерство актера, и хореографию. Эта попытка выйти за пределы своего навыка, привычной эстетики крайне важна и ценна.
Художник Виктор Вольский предложил супрематическое решение пространства в духе Малевича. На сцене – огромный черный квадрат на белом фоне (прямая ассоциация с символом искусства в чистом виде). Мы попытались разъять этот квадрат – декорация буквально разъединялась – и просуществовать внутри него. Здесь очень много было интуитивного, метафорического, ассоциативного, когда удается сделать что-то, к чему зритель не понимает, как относиться, а воспринимает всё в чистом виде, как оно есть.
Драматургическая структура трехчастная: сам материал идет от сказки Афанасьева о солдате и черте, либретто на французском – Шарля Рамю, адаптация – Михаила Бартенева. Всё вместе – «История солдата»: простая, но сложная сценография, глубокая хореография, когда у тебя сутками болят ноги от непривычных положений тела, когда нужно услышать те самые доли сложнейшей музыки, сделать бочку, падебаск, когда ты в секунды должен попасть внутрь трехъярусного черного квадрата, переодеться и выйти другим человеком, взлететь на третий уровень и там что-то почти станцевать. Это ценный опыт.
В спектакле работала небольшая команда актеров, но каждый персонаж был выписан режиссером детально, о таких подробно проработанных образах мечтает любой артист. У каждого, кто был занят, получились яркие, филигранные работы: у Алексея Меженного – моего антагониста, Дьявола, у Виктории Максимовой – Невесты, у Ольги Метлиновой – мошенника, бандита. Роза Хайруллина – сама по себе большая выдумщица – привнесла в этот спектакль очень много: все эти ассоциации с гоголевскими «Игроками», вообще с гоголевскими мистическими персонажами, настроением.
Мы работали в конце лета, в театре не было никого и ничего. На подходе была вторая очередь нового театрального комплекса: часть здания была замурована, и нам даже негде было переодеваться в сценические костюмы – мы делали это в фойе или прямо в зрительном зале. Уже ближе к премьере мы вошли в новые гримуборные и были первыми пятью артистами, которые оценили «богатство», которое нам досталось в виде реконструкции. После старых комнатушек «Тимуровца» гримерки на двух человек с комфортной, просторной гримировальной зоной, санузлом выглядели роскошью, прямо-таки подарком судьбы. Так что премьера «Истории солдата» совпала с началом нашей жизни в новом здании.
Несмотря на то, что спектакль жил недолго, его нельзя назвать проходным, случайным. Он этапный. Этапный для любого, кто был к нему причастен. Всё, что так или иначе выбивает из колеи, дает импульс двигаться в каком-то направлении, – это обязательно этапная вещь.
Встреча с Кисляровым дала мне возможность вскрыть какой-то потенциал, какую-то часть самого себя, с которой в других работах с другими режиссерами я не соприкасался. Не будь «Истории солдата», я бы не подошел к «Гамлету», я бы не подошел, возможно, к Чацкому. В моей актерской биографии Солдат – первое столкновение с сугубо героическим материалом. Да, это герой не благородной биографии: он не дворянин, не принц, но это тот человек, который сталкивается с разрушением своей жизни. Это его первый героический, драматический внутренний конфликт.
Я вообще люблю, когда с малоизвестными вещами, которые считаются слишком сложными для театра, пытаются что-то делать. Это история про то, что в погоне за чем-то приятным и легким мы на самом деле теряем, разрушаем себя. Тема эта вечная.
Именно после «Истории солдата» у меня пошли роли героев: нелепый Мелузов в «Талантах и поклонниках», Гамлет-ребенок, который поседел, не успев стать взрослым.
Очень интересно дальше получилось по биографии: искусителя, дьявола в «Истории солдата» играл Лёша Меженный, а спустя годы в спектакле «Жизнь артиста» он уже был героем, а я – его искусителем, Инферниусом. Спектакли эти перекликаются.
Такие постановки (а в их числе и «Фальшивый купон», и «Привет, Рэй!») очень важны. Если они есть в истории, это говорит об отважности театра, о его попытках работать не сугубо конъюнктурно.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)

Свежести самарской культуры. 8 февраля, понедельник

МУЗЫКА
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ в рамках совместного с Государственным Эрмитажем абонемента – концерт «Великолепие Версаля». В программе – живопись и музыка Франции XVII–XVIII вв. Исполнители: камерный оркестр Volga Philharmonic, дирижер и солист – Сергей ФИЛЬЧЕНКО (скрипка), солист – Владимир КОРОЛЕВСКИЙ (орган), искусствовед Людмила ТОРШИНА (18:30).

[Spoiler (click to open)]
***
В музыкально-филармоническом центре «КОНСЕРВАТОРИЯ» Самарского государственного института культуры – вечер вокальной музыки «Новые голоса – навстречу Весне!» с участием артистов хора Самарского академического театра оперы и балета. Партия фортепиано – Мариана НОВИКОВА (18:00).

В библиотечно-информационном центре института в рамках проекта «САМАРСКОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ЗЕМЛЯЧЕСТВО» – выставка «Самара и Казань – аспекты сотрудничества».
***
В ПОВОЛЖСКОМ ПРАВОСЛАВНОМ ИНСТИТУТЕ – XVI Региональный Сретенский хоровой фестиваль-конкурс.
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – открытый урок «Парные джазовые танцы» (20:00).

ТЕАТР
В помещении театра «Место действия» – «Старая актриса, молодой режиссер, юный драматург Алла КОРОВКИНА», юбилейный вечер художественного руководителя театра «САМ «ДОКТОР ЧЕХОВ» с показом спектакля «Пробка» (19:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставки «Городские сказки», на которой представлены композиции из глиняных игрушек, созданные Лорой ГОРОДЕЦКОЙ, и фотоработы Юрия СТРЕЛЬЦА; «Детский плакат», а также выставка живописи Александра БАКАНОВА и фотографий из коллекции Сергея РУДНЯЕВА «Избранное из истории Самарской губернии в живописи и фотографии».
В филиале музея – ИСТОРИКО-МУЗЕЙНОМ КОМПЛЕКСЕ В СЕЛЕ ШИРЯЕВЕ – начинает работать персональная выставка Александра БАКАНОВА «Далекое и близкое: продолжение».
***
В галерее El RIO Loft by BratashЪ-Art – выставка «Все кисти в гости будут к нам» по итогам баттла-марафона художников.
***
В Доме культуры «ЧАЙКА» – коллективная выставка Самарского отделения Творческого союза художников России «Белая метель».
***
В галерее «ВАВИЛОН» – персональная выставка Елены ОСТРОВСКОЙ Giardino Segreto.
***
В Доме культуры «ПЛАМЯ» – персональная выставка Валерия ПАХОМОВА «Цвет натуры»
***
В бутике-отеле «7 ТЕРРАСС» – персональная выставка Анны САЛЕНКО «Мир в картинах.
***
В ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка изделий мастеров народных художественных ремесел и промыслов Виктора и Татьяны СКЛЯР «Валяные чудеса».
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ ЛЕНИНА – выставки «Стежок к стежку» и «Родные черты» в рамках постоянно действующего социального проекта «Выставка в переходе».
***
В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставка «От пещерного Льва до кота Василия».
***
А ДЕТСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ ШКОЛЕ № 1 ИМЕНИ Д. Д. ШОСТАКОВИЧА – выставка работ учащихся художественного отделения, посвященная 170-летию образования Самарской губернии – «Красота родного края».
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» (Новокуйбышевск) – персональная выставка Татьяны КРАСНОЩЕКОВОЙ «День за днем».
***
В ДЕТСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ШКОЛЕ г. о. Новокуйбышевск – персональная выставка Марии КАЛУГИНОЙ «Нарисуй мне, художник!»
***
В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – художественная выставка Владимира РОТМИСТРОВА.
***
В БИБЛИОТЕКЕ ИСКУССТВ № 8 (Тольятти) – персональная выставка художника-пейзажиста Влада ОВЧИННИКОВА «Родная сторона».
***
В БИБЛИОТЕКЕ № 13 (Тольятти) – выставка работ лауреатов конкурса художественно-прикладного творчества в рамках XII Областного фестиваля «Вифлеемская звезда – 2020».

КИНО
В мультиплексе «ВЕРТИКАЛЬ» – документальный фильм Фила Грабски «Импрессионисты» (Великобритания, 2014) (19:00).

ОБРАЗОВАНИЕ
В ДОМЕ ОФИЦЕРОВ САМАРСКОГО ГАРНИЗОНА – открытие выставки «Без срока давности», на которой представлены архивные документы о трагедии мирных жителей в годы Великой Отечественной войны и о преступлениях нацистов и их пособников на оккупированной территории (12:00).
***
В БИБЛИОТЕКЕ № 8 – открытие фестиваля социокультурных проектов «Прошлое, настоящее, будущее – золотое сечение науки» (18:00).

***
Во дворе ДОМА-МУЗЕЯ ЛЕНИНА – экспозиция «Картины прошлого усадьбы городской», включающая надворные постройки, сохранившиеся в усадьбе купца Рытикова с тех времен, когда здесь жила семья Ульяновых.