February 6th, 2021

За краем выдоха, или Почему так сложно рожать образы

Леонид НЕМЦЕВ *

История проста. Некий чудаковатый юноша, любящий говорить афоризмами, тайком берет кассу журнала «Кинематографические тетради», где печатает статьи вместе со своими друзьями. Он исходит из каких-то смутных представлений о действии, которое приводит его к поступку немного в стиле Раскольникова, а затем и в тюрьму. Отец переводит его из тюрьмы в дом для душевнобольных. Через две недели парень выходит и бросается строить дамбу. Но работать руками у него получается хуже, чем снимать об этом кино. Поэтому он приходит на стройку с оператором, снимает короткий метр «Операция «Бетон» (1954), и этот фильм оценивают в его годовую зарплату.

[Spoiler (click to open)]

Жан-Люк ГОДАР стал всё делать хуже, чем снимать об этом фильм. Он плохо философствует, плохо договаривается с людьми, плохо излагает свою политическую позицию. Но когда он снимает об этом фильм – это становится событием. Не фильм становится событием, потому что фильм тоже снимается плохо, а сами съемки, само нахождение в кадре, само растворение в увиденном.
Чтобы прославиться, ему достаточно было одного фильма. Этот фильм – «На последнем дыхании» – по-французски называется À bout de souffle – буквально «На краю выдоха» (дуновения). Если бы он был коммерческим автором, то сложностей с названием легко было бы избежать. Американцы обычно диктуют такое правило: название должно удобно переводиться на английский язык.
Годар не научился работать под диктовку. И вроде бы достаточно спортивной метафоры: бегун перед самым финишем перестает дышать. Но тут есть маленькие нюансы смыслов: «одышливость», «запыхавшийся», «неспособность перевести дыхание», когда вот-вот откроется второе. Годар мечтал именно об этом – не дышать одним воздухом с буржуазной культурой, не дышать воздухом ложным, воздухом конформизма и безопасной условности. Он отказался что-либо делать как бы по-настоящему, как бы всерьез и как бы в надежде на будущую свободу. Если у тебя нет воздуха, то ты не сможешь дышать. А поскольку мы уже с рождения не можем дышать нормально, нам нужно сделать усилие, чтобы открыть для себя второе дыхание. Нет, Годар бы сказал «новое дыхание». И его способ дышать стал абсолютно новым.
При этом Годар не любит пересматривать готовые истины. Самое любимое его ругательство – «ревизионист». Возможно, он нашел его в марксистском кружке. Но даже этот термин он воспринимает абсолютно прямо. Пересматривать – это значит посчитать первый взгляд незначительным, сделать свои же глаза предателями.
***
Вместе с Франсуа Трюффо он набросал на тетрадных листках сценарий фильма, который бы отдаленно походил на американский нуар. Отчаянный циник, пародирующий своего кумира Хамфри Богарта, ворует автомобили и таскает деньги у своих девчонок. Одна из них спрашивает его: «Ты возьмешь меня с собой?» И диалог строится по методу шока, отметающего возможность его продолжения. «Сколько сейчас?» – «11 часов». – «Выходит, пока!»
Не такой уж мелкий воришка, но всё еще грубая шпана. Он едет в Париж, чтобы увидеться с англичанкой, с которой у них как-то прошло пять встреч. Он влюблен в нее, и на этом всё. Никаких объяснений. Что он хочет? Еще раз с ней переспать. Отвезти ее в Италию. Быть с ней всегда. Всё и ничего, такой это парень.
Девушка работает «мальчишкой-газетчиком» и репортером модной хроники, мечтает написать книгу (и никто нигде не скажет, о чем можно написать книгу). Она интервьюирует писателя Пурвулеску, и тот говорит о своей сверхзадаче: «Я бы хотел стать бессмертным. А потом умереть». Ее парень этого не слышит, но ему как раз удается осуществить нечто подобное.
Это фильм о герое, который вдруг научился ломать кинематографическую условность. Он смог выйти в реальность, где дышится совсем по-другому.
Но сначала герой становится убийцей. Сцена убийства полицейского решена именно так, как в жизни приходят спонтанные решения. Кадр: пистолет достается из бардачка. Кадр: выстрел в пустоту. Кадр: полицейский падает в кусты. Никакого смакования поступка, но и никакой его мотивации. Между прочим, когда девушка узнает, что за ней ухаживает убийца полицейского, она сразу переменяется к нему, улыбается и соглашается поехать в Италию.
Перед отъездом герой берет у друга ключ от фотостудии, чтобы перекантоваться. Он хочет выпить молока (в чем-то славный малый!), и девушка идет за покупкой. Но звонит в полицию. Она строит настоящую трагическую дилемму: я люблю тебя, но не хочу с тобой быть, поэтому позвонила в полицию. Не может же преступник отказаться бежать, как и не сможет взять с собой изменницу.
Но у героя другая дилемма: он уже не преступник, он влюбленный. Это буквально так же, как в истории Тристана и Изольды. В один момент Тристан отпивает из бутылочки и перестает быть верным рыцарем, потому что становится влюбленным. И сейчас герой не думает о себе. Он выходит из студии, чтобы взять свои деньги и предупредить друга, его подстреливают, и он очень долго бежит по улочке в самой красивой и самой знаменитой смертельной пробежке в истории кино. Бежит, пока может.
И тут произошло что-то такое, что меняет зрителя, что повлияло на всех участников фильма и открыло движение в истории кино, названное «Новой волной».
Обычно Годар говорит о довольно ценных вещах. Его философия визуальности базируется на анализе непосредственных впечатлений (как Гёте строил свою теорию о цвете, споря с Ньютоном, который, проведя эксперимент с призмой, изобрел фокус с цветовой рулеткой, превратил формулы в шифры, перепутал понятия «свет» и «цвет», поэтому и дошел до чисто абстрактного утверждения, что в белом присутствуют все цвета).
Конечно, теорию, которую трактует Годар, можно встретить у большого числа философов. Например, в основных сочинениях О. Фрейденберг, когда она говорит о понятии и образе, хотя, возможно, Годару близок Роланд Барт. «Понятие» предлагает нам краткий перечень существенных признаков предмета, тогда как «образ» восходит к «логосу» и передает самую суть. В основе «понятия» лежит абстрактное мышление, тогда как «образ» строится на переживании и созерцании, на вовлеченности в него и полной доверчивости зрителя, который отваживается отправить в странствие свое сердце.
***
Сердце не ходит, у него нет ног, и оно опутано абстракциями. Вот и про кино мы давно знаем, что это понарошку. Что кровь, чувства, смерть, мучения – немножко не совсем настоящие. Конечно, это открытие не успокоит ребенка, но взрослый учится как можно быстрее не воспринимать ничего всерьез, потому что серьезность травмирует. А еще нет ног у времени, взгляда и так далее, вульгарный реализм одного признака всё поставит одной ногой на одно место. И все-таки ничего не ходит только тогда, когда нет мысли.
Годар пришел к какому-то очень прямому контакту с логосом. Он не использует откровенно красивых приемов, он не говорит сюрреальными метафорами. Есть то, что мы видим, и есть то, что мы мыслим. Между этими феноменами огромная пропасть, и Годар переходит ее по воздуху. Например, у Паоло Соррентино так много визуальной красоты, но не мыслится почти ничего, кроме некой священной надежды, которую иногда, как любому значительному режиссеру, ему удается показать. А Годар только ее и показывает, даже когда просто ставит камеру на штатив в свой квартирке в Швейцарии, а сам ложится на пол. Годар умеет показать и волю случая, и ценность каждого мига, и точность высказывания.
Представьте себе человека, который держит в руках камеру, но при этом думает о самом прямом выражении мысли. Прямую мысль мы должны не увидеть, а сразу стать ею. Самый короткий путь к этому – его вожделенная мечта, поэтому его политическая деятельность (а Годар мог и поднять демонстрацию, и оккупировать самое дорогое помещение в Каннах, и бить в лицо юношей и стариков) – это не высказывание позиции и не программа новой справедливости, это сразу образ идеального мира. Или образ Образа.
Годар похож в этом на поэта Эзру Паунда. Такой же сложный, нетерпимый и совершенно непонятный старик, который все-таки отсидел за свои политические высказывания. Точнее, за то, что воспринял режим Муссолини как полную свободу поэзии (наподобие наших лефовцев). Эзра Паунд – великий поэт, и он искал самый прямой путь для выражения образа. Поэту всегда мешают слова, художнику – краски, а кинематографисту мешают зрительные впечатления и звук. И разве можно любить все слова и все краски, когда требуется найти только один точный и необходимый оттенок, спасающий мир?
В разговоре с Михаилом Роммом Годар спрашивает: «Знаете, что труднее всего?» – «Что же?» – «Делать детей». Ромм резонно отвечает, что у многих это получается. Но даже в этой паре фраз Годар более прям, чем сама прямота.
Самая суть Годара – это чудо монтажа, который построен на идеях Дзиги Вертова, Эйзенштейна и театре Бертольда Брехта. На идее «остранения» Шкловского. Помните фильм Аллы Суриковой «Человек с бульвара Капуцинов»? Домашний советский вестерн про смутную историю кинематографа (с основной мыслью, что кино может делать из человека всё: хоть любителя молока, хоть каннибала). Героиня, устав от бурных салунных будней, просит своего жениха (предпочитающего молочное меню) сделать ей ребенка прямо сейчас. Ведь в кино так бывает: влюбленные целуются, а в следующем кадре уже нянчат младенца. Андрей Миронов (а это был он) отвечает: «Нет же, так невозможно. Это монтаж. Чик-чик». И пребывает в полной панике перед сложностью предстоящих объяснений. То есть «делать детей» в самом деле сложно.
Примерно это и имел в виду Годар, добиваясь в своем монтаже абсолютного удаления воды, с которой обычно выплескивают ребенка. Его фильмы дарят потрясающие чувства – полновесные и полноценные. Потому что он открыл способ показывать целостность образа – сразу и бесповоротно, без долгой раскачки и без подготовки. В связи с этим всё становится интересным (хотя и в этом я могу полагаться только на собственное субъективное восприятие).
***
Смыслы, чувства и переживания не очень разнообразны, они не меняются, как калейдоскоп. Нет так называемого клипового мышления, потока красочных картинок, психоделических нагромождений, увлекательного сплава по реке времени или гонок на космических поездах, нет назойливости передвижения героев в пространстве. Но есть Образ, в котором явлено всё и сразу, совсем как в Алефе у Борхеса. Образ аскетичен и прост, он очевиден, и более того, он не состоит из сопряжения увиденного и услышанного, он сам собой зарождается в нашем сознании, как мир или ребенок.
В кадре у Годара практически всегда пересекаются «здесь» и «сейчас», начало и конец мысли. Он с первого шага ломал условность условности (до фильма «На последнем дыхании» нельзя было представить себе, чтобы актер смотрел и говорил прямо в камеру), то есть не просто отменяет условность, а взрывает ее, отбрасывает, в итоге мы начинаем видеть событие настоящего. И это настоящее – даже не личное сообщение Годара, который не агитирует и не критикует. Вопреки всяким опасениям, он оказался совсем не идеологом маоизма или любой другой антибуржуазной химеры. Он наполняет смыслом. Он вдыхает жизнь.
И вдруг нам вручается довольно очевидная, но освобождающая вещь. Буржуазность для Годара, как и духота в искусстве, как и вообще темное, недоброе, поддельное, вся эта «симпатия к дьяволу» и прочее неумение делать полноценных детей и рождать целостные образы, происходит от застарелого человеческого эгоизма. От неумения выйти, выдохнуться за свои пределы.
Беркли говорил: «Красота – это мысль Бога». Бог будто бы придумал вещи и определил между ними гармоничное равновесие, а мы стремимся увидеть не сами вещи, а связи между ними. Нас вдруг заинтересовали абстракции. Причем абстрактно понятые абстракции. Никто ведь не старается увидеть лошадность или древесность в платоновском или аристотелевском смысле, а вот «интертекстуальность» или «означаемое» – пожалуйста, пара пустяков.
Иногда мне кажется, что Годар предельно осторожен, как безумный шаман, потому что всё, что он говорит или думает, может осуществиться. Это ощущение подтверждается тем, как он берется за тему. Наверное, как и раньше, это метод случайного сочетания цитат (в его фильмах влюбленные ругаются при помощи книг, просто выкрикивая цитаты с первой попавшейся страницы, – и всегда, всегда получается внятный диалог), но тема не просто явлена, описана, приведена в боевую готовность, а сразу осуществляет себя. Почти случайный видеоряд накладывается на почти случайные фразы, тут и там вспыхивает музыка (чаще всего Бах или Моцарт), а мы что-то поняли из этого сочетания. Рождена искра, способная ввергнуть в состояние абсолютного счастья. О котором не рассказать, с которым вообще ничего путного нельзя поделать, но счастья… Как будто сознание вздохнуло, приняв в себя вселенную, или как будто мы наконец-то родились.
Образ начинается там, где на него никто не смотрит. Или там, где тот, кто на него смотрит, сумеет забыть о себе.\

* Прозаик, поэт, кандидат филологических наук, доцент Самарского государственного института культуры, ведущий литературного клуба «Лит-механика».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)

Век Марии Мошковой

В прошлом номере «Свежая» публиковала статью об истории застройки Самарской площади. Ее логическим продолжением должна стать тема развития прилегающей площади Славы. Но прежде нужно рассказать об одном из авторов архитектурного ансамбля начала 1950-х – 16 января исполнилось 100 лет со дня рождения архитектора Марии Георгиевны МОШКОВОЙ (1921–2005).

[Spoiler (click to open)]

Череда испытаний

В этот день праздновался двойной юбилей. Мария Мошкова родилась в день пятидесятилетия отца – известного самарского архитектора и строителя Георгия Мошкова. Тяжелый для Поволжья 1921 год, шестой ребенок в семье архитекторов и подрядчиков, активно работавших до революции. Любое из этих обстоятельств в непростое для Самары время могло стать роковым для Мошковых, но они преодолели все трудности.
В 16 лет Мария Мошкова начала обучение на курсах ИЗО, а в 1939-м поступила в Московский архитектурный институт. Дальше – война. Студентов на фронт так и не пустили, хотя они неоднократно пытались записаться в добровольцы. В итоге будущие архитекторы участвовали в маскировке Москвы, строительстве противотанковых сооружений. Часть ребят, в том числе Мария Мошкова, были удостоены медали «За оборону Москвы». Затем были Ташкент, учеба и работа на эвакуированных заводах, дежурство в госпиталях, возвращение в столицу, Победа. В 1946-м Мошкова защитилась. Темой ее дипломной работы стала вилла дипломатического посольства под Москвой.
После окончания Московского архитектурного института молодого архитектора распределили в Кемерово, но Мошкова настояла на возвращении в Куйбышев, где прожила всю оставшуюся жизнь.

По стопам отца

По возвращении в Самару Мария Мошкова начала работу в архитектурно-проектной мастерской городского отдела по делам архитектуры. Одним из ее первых реализованных проектов стала реконструкция жилого дома на улице Фрунзе, 75. Особняк на высоком цоколе был построен в 1903 году для присяжного поверенного Осипа Гиршфельда. Автором проекта выступил Георгий Мошков (строилось здание при участии Якова Ушакова-Решетникова).

Бывший особняк Гиршфельда на улице Фрунзе, 75. 2009

Марии Георгиевне предстояло надстроить здание на один этаж и увеличить его в сторону улицы Венцека. Она подошла к работе отца очень бережно. Несмотря на значительное расширение, ей удалось сохранить художественную целостность объекта. Благодаря грамотной стилизации, наращенные части смотрятся органично. Карниз и венчавший прежнее здание аттик были воссозданы этажом выше, а еще одно окно и новый вход в здание решены в стиле модерн, как и детали оригинальной постройки. Чтобы уравновесить композицию фасада, в межэтажном пространстве ризалитов устроены два открытых балкона с ограждениями из крупных балясин (в настоящий момент утрачены).
«Эйфория, охватившая общество в послевоенные годы, стремление украсить жизнь, общий творческий подъем, естественно, охватили и область архитектуры, породив в конце 40-х и начале 50-х годов так называемый «стиль социалистического реализма» с его стремлением к классицизму, а подчас и к откровенному украшательству в архитектуре», – вспоминала Мария Мошкова в книге «Дорогу осилит идущий», выпущенной в 2001 году.
Конец 1940-х и первая половина 1950-х – один из самых плодотворных периодов в творчестве Мошковой. В это время по ее проектам строится целый ряд жилых и общественных зданий. Архитектор работает над интерьерами и проектами благоустройства. Работы, выполненные ею в это время, хорошо известны самарцам, но имя автора проектов знают далеко не все.
В числе работ этого периода: дом квартирно-эксплуатационной части ПриВО на углу улиц Льва Толстого и Молодогвардейской (этот же проект Мошкова реализовала на улице Масленникова, 20 и 24); жилой дом с библиотекой на улице Ленинградской, 73; жилой дом юристов на улице Степана Разина, 51; общежитие завода имени Масленникова на углу улиц Скляренко и Николая Панова; дом облисполкома на улице Фрунзе, 146; жилой дом на улице Ново-Садовой, 163; фасады троллейбусного депо; интерьеры фойе и зрительного зала ОДО; спуск с улицы Красноармейской на набережную и многое другое.

Решать по-столичному

Главной работой Марии Мошковой 40–50-х стал проект ансамбля Самарской площади, в котором она участвовала в составе авторского коллектива.
«В 1949 году вариант застройки решался на конкурсной основе, был принят вариант, разработанный мною и П. А. Щербачевым. Я разрабатывала застройку по периметру площади, а Щербачев объем центрального здания, – писала Мария Георгиевна. – С самого начала комплекс площади со спуском к Волге решался в духе классических пропорций и симметрии, обещая быть полноценным архитектурным ансамблем, решенным в увязке с застройкой прилегающего района и силуэтом города. Архитектура площади решалась в сдержанных формах, композиционное решение основывалось на контрасте форм: спокойных горизонтальных членений периметральной застройки и динамичных, вырастающих из земли и устремленных ввысь вертикальных членений высотного объема.
Но под нажимом высоких инстанций на первом этапе проектирования декор зданий, по сложившейся тогда в Москве моде, был усложнен, придав площади большую пышность. Решать надо по-столичному, говорили нам в Москве. В такой манере успели построить только два здания – жилой дом на улице Самарской, 188а (автор Мария Мошкова) и здание Гидротехнического техникума (автор Ирина Зобина)».

Жилой дом на улице Самарской, 188а. 2014

Дальше последовало постановление об устранении излишеств в архитектуре и строительстве, упрощение проекта высотной доминанты, а затем и остановка дальнейшего строительства ансамбля. Случившееся с проектом Мария Мошкова называла болью всей своей жизни, первым серьезным крушением замысла. При этом она отмечала, что реализованная часть радует глаз «продуманными, монументальными и тактичными формами».
«Несомненно, положительным моментом в застройке площади является отделка фасадов не под покраску, а в штукатурке на основе белого цемента, не требующей покраски, – писала архитектор. – Качество такой отделки подтверждается тем, что по прошествии полувека фасады хорошо сохранились».

Модернизм и охрана памятников

Борьба с излишествами сказалась и на карьере Мошковой. В 1956 году одного из самых ярких архитекторов города сократили. За следующие двадцать лет проектной деятельности она несколько раз меняла место работы. Сначала был «Оргэнергострой», затем возвращение на семь лет в Горпроект. Этот период отмечен как архитектурными, так и планировочными работами: спасательная станция на набережной; жилой дом завода КАТЭК на улице Советской Армии (совместно с Г. Логинской); застройка вокзальной площади по улице Спортивной (совместно с И. Лопатиной); проекты планировки Борского, Красного Яра, Нефтегорска (совместно с А. Моргуном), Отрадного (соавтор); генеральный план Куйбышева (в составе авторского коллектива).
После очередного этапа в Горпроекте Мошкова работала в должности главного архитектора отдела строительного проектирования в институте «Средневолгогипроводхоз» и главным архитектором Куйбышевского филиала института «Приволжгипросельхозстрой», а в 1976 году вышла на пенсию.
Произведения Мошковой отличаются не только индивидуальностью, но также бережным отношением к сложившейся городской среде. Особенно это касается ее построек в историческом центре. «Я старалась не нарушать исторического облика города, включаясь в него тактично, как бы логически продолжая первоначальный замысел», – писала она о своих проектах реконструкции и строительстве новых зданий.
Помимо проектирования, Мария Мошкова в разные годы работала в сфере охраны памятников. Еще в 1944 году она, студентка Московского архитектурного института, занималась обследованием памятников в освобожденной Тверской области. А в 49-м обследовала наследие Самарской области. Спустя полвека Мошкова вновь взялась за историю – с 1996 года исследовала материалы и составляла исторические справки по объектам Самары.

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)

Свежести самарской культуры. 7 февраля, воскресенье

МУЗЫКА
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ К 100-летию со дня рождения Григория Федоровича Пономаренко –концерт «А где мне взять такую песню…». Исполнители – артисты и солисты филармонии. Режиссер – Ольга ВОЛКОВА. Концерт ведет Ирина ЦЫГАНОВА (17:00).

[Spoiler (click to open)]

ТЕАТР

В галерее «ВИКТОРИЯ» завершается Неделя современного театра.

***

В АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – «Ленинградская симфония (Самара Шостакович Балет I)» (18:30).

***

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО представляет «комедию о любви» А. Н. Толстого «Касатка» в постановке Вячеслава ГВОЗДКОВА (18:00).

***

В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – «Иллюзии» И. Вырыпаева – «комедия-рассказ о четырех счастливых людях» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:00).

***

В театре драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» – «одесская история» И. Бабеля «Король» в постановке Софьи РУБИНОЙ (18:00).

***

В театре кукол «ЛУКОМОРЬЕ» – новогодняя опера Ю. Суворовой «Заюшкина избушка» в постановке Льва МИТРОФАНОВА (10:30 и 13:00).

***

В САМАРСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Сказка о рыбаке и рыбке» А. Пушкина в постановке Людмилы ГАВРИЛОВОЙ (10:30, 13:00).

***

В УЧЕБНОМ ТЕАТРЕ САМАРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КУЛЬТУРЫ – «пластические ассоциации по мотивам поэмы Гомера» «Одиссея» (15:00).

***

В мультиплексе «ВЕРТИКАЛЬ» – видеоверсия спектакля Opéra National de Paris, в котором Дмитрий Черняков объединил оперу и балет П. Чайковского «Иоланта / Щелкунчик» (18:00).

***

В театре юного зрителя «ВРЕМЯ ТАЙН» (Новокуйбышевск) – театральная фантазия «Волшебные огни манежа»» (16:00).

***

В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – пиратский боевик «Тайна карты сокровищ» в постановке Сергея МЕЗЕНЦЕВА (11:00) и комедия К. Степанычевой «Похищение» в постановке Владимира ХРУЩЕВА (17:00).

***

В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – «Синьора Вера» Т. Голюновой в постановке Олега ТОЛОЧЕНКО (17:00).

***

В тольяттинском ТЮЗе «ДИЛИЖАНС» – «Дядя Федор, пес и кот» Э. Успенского в постановке Виктора МАРТЫНОВА (11:00) и «Морозко» Н. Коляды в постановке Александра КУДРЯШОВА (17:00).

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Снежная королева» Н.-Х. Андерсена в постановке Янины ДРЕЙЛИХ (11:00 и 13:00).

***

В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – «Матушка Метелица» А. Бурнаева в постановке Владимира КАЛЯЛИНА (11:00) и «Женитьба» Н. Гоголя в постановке Ольга ШАХОВА (17:00).

ЦИРК

В САМАРСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ ЦИРКЕ ИМЕНИ О. ПОПОВА – «Королевский цирк» Гии ЭРАДЗЕ (13:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА

В МУЗЕЕ МОДЕРНА – финальная экскурсия по выставке «Стихии Анны Голубкиной». Экскурсовод –Елена ИЛЬИНА, заведующая Музеем-мастерской А. С. Голубкиной (16:00).

В музее работают выставка «Бремя модерна» и персональная выставка Антона ВЕЙСА «Из окна».

В 13:00 от музея стартует экскурсия Елены ЖИДКОВОЙ «Самарский модерн».

***

В МУЗЕЕ АЛАБИНА – последний день выставки «Бэнкси и уличное искусство».

В музее работает выставка «Оренбургский пуховый платок».

***

В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставки «Городские сказки», на которой представлены композиции из глиняных игрушек, созданные Лорой ГОРОДЕЦКОЙ, и фотоработы Юрия СТРЕЛЬЦА; «Детский плакат», а также выставка живописи Александра БАКАНОВА и фотографий из коллекции Сергея РУДНЯЕВА «Избранное из истории Самарской губернии в живописи и фотографии».

В 13:30 и 16:00 – музейно-образовательная программа «Рассказы о художниках».

В филиале музея – ИСТОРИКО-МУЗЕЙНОМ КОМПЛЕКСЕ В СЕЛЕ ШИРЯЕВЕ – начинает работать персональная выставка Александра БАКАНОВА «Далекое и близкое: продолжение».

***

В галерее El RIO Loft by BratashЪ-Art – выставка «Все кисти в гости будут к нам» по итогам баттла-марафона художников.

***

В выставочном зале Самарского отделения Творческого союза художников России (ТРК «ЕВРОПА») – коллективная выставка «Самарская губерния».

***

В Доме культуры «ЧАЙКА» – коллективная выставка Самарского отделения Творческого союза художников России «Белая метель».

***

В Доме культуры «ПЛАМЯ» – персональная выставка Валерия ПАХОМОВА «Цвет натуры»

***

В бутике-отеле «7 ТЕРРАСС» – персональная выставка Анны САЛЕНКО «Мир в картинах.

***

В галерее «ВИКТОРИЯ» – выставки «Пару кварталов отсюда» и «Логика разрыва».

В 11:15 и 15:30 – Школа современного искусства Оксаны СТОГОВОЙ (1 и 2 курсы соответственно).

***

В ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка изделий мастеров народных художественных ремесел и промыслов Виктора и Татьяны СКЛЯР «Валяные чудеса».

***

В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставка «От пещерного Льва до кота Василия».

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ фотовыставка «Самарский край: от «тайги» до «пустыни», посвященная 170-летию нашей губернии, и выставка «Звонкое Рождество», на которой представлены около колокольчики из коллекции Ларисы Михайловны ФРАНЦЕК (Москва), переданной в дар музею.

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставки графики и барельефов Сальвадора ДАЛИ «Сюрреализм – это Я» из коллекции Павла БАШМАКОВА и галереи современного искусства PS Gallery (Санкт-Петербург) и «Белые стены».

***

В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – художественная выставка Владимира РОТМИСТРОВА.

***

В СЫЗРАНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ – выставка «Век искусства» (к 100-летию Ивана Кузина) и персональная выставка Виталия ВАРЛАМОВА «Мастерская души».

ОБРАЗОВАНИЕ

В историческом парке «РОССИЯ – МОЯ ИСТОРИЯ» – историко-документальная выставка «Холокост: уничтожение, сопротивление, спасение».

***

В МУЗЕЕ АЛАБИНА – выставки «Высочайше повелено: образовать губернию» (к 170-летию Самарской губернии) и «Обаяние таланта» (к 130-летию со дня рождения архитектора Петра Александровича Щербачёва).

***

В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ в рамках просветительского юбилейного проекта «Самарская губерния: Люди. События. Символы» историко-документальные выставки «Пространство самарского времени. Том Первый» и «Самарское книгоиздание: из века XIX в век XXI».

***

В «ГОРЬКИЙ-ЦЕНТРЕ» Самарского литературного музея – выставка «20/20: Женский вопрос».

***

В СЫЗРАНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ – выставка «Наша губерния – сердце России» (к 170-летию Самарской губернии).