January 26th, 2021

Невзгоды принца Карла и кухонный мальчик

Зоя КОБОЗЕВА *

Но вон из застолья тот,
В чьей подлость душе живёт!
Пусть, честное слово, катится он
К круглоголовым
В Иерихон!
Пьем за здоровье Его Величества!
Сдвинем бокалы! Фа-ла-ла-ла!
Старые вина в изрядном количестве,
Сдвинем бокалы! Фа-ла-ла-ла!
Песенка сторонников короля Карла II
из «Истории Англии для маленького Артура» леди Калькотт

Есть земля, вытоптанная королевским сапогом, королевской властью. Это, к примеру, центральные губернии, близкие к ядру государственности. Хотя у нас не королевская власть, а царская. Но слова «царь» и «король» имеют разную атмосферу. «Царь» превращен в смешного и милого лысого человечка с короной набок из мультиков и детских сказок. А король – он изысканный и в сапогах с отворотами, со шпагой и в треуголке.
Король – король. И царь – царь. От короля хочется нырнуть в мир Вальтера Скотта и Дюма. От царя – пересмотреть фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Понятно, что речь идет об ассоциациях у тех мирных и веселых людей, которые не впадают из коммунизма в монархизм столь же истово, как во времена песенки-эпиграфа кавалеры определяли пуритан, исходя из того, кто часто цитирует Библию.

[Spoiler (click to open)]
Кто часто цитирует Библию – тот «круглоголовый из Иерихона», враг Его Величества. Но в милой «Истории Англии для маленького Артура» – бесподобные интонации: «Английские генералы поступили очень неблагородно: они пообещали денежную награду тому, кто выследит Карла или поймает его. И король укрылся на ферме Боскобел, где жила бедная семья дровосеков по имени Пендрелл. Ферма эта была выстроена на развалинах древнего монастыря монахинь цистерцианского ордена, называвшихся Белыми Леди. Эти развалины, окруженные зеленой дубравой Арденнского леса, были очень живописны, но королю было некогда восхищаться этой красотой. Король в кровь стёр себе ноги, потому что не привык ходить босым».
Вот так рассказывается история Англии маленьким деткам: «поступили неблагородно», добро «бедных дровосеков», прекрасные развалины, босой король. Если мы уберем из жизни наших детей эти интонации, темы благородства и красоты, то они вырастут аккуратными менеджерами системы, способными оскорбить и унизить во имя своих представлений о деле и порядке. Ничего личного, потому что даже в своей частной жизни у них не будет личного, сокровенного, отличающего добро от зла.
Нельзя детей лишать сказки, рассказанной добрыми интонациями. Глава о короле Карле II заканчивается очень мудро: «Надеюсь, ты помнишь, дорогой мой Артур, как много я рассказывала тебе о Вильяме Шекспире и других людях искусства и наук, живших в правление королевы Елизаветы. Увы, менее счастливые времена Карла I и Республики не позволяют мне так же много рассказать о великом поэте по имени Джон Милтон, жившем во времена Кромвеля».
То есть в неблагородные времена, так объясняют в Англии детям, происходит закат искусств. «Двадцать девятого мая дуб королевский мы славим! Бом-тили-бом-бом-бом! Боже, храни короля!»
***
Дубов в нашем крае много, а «королевских сапог» мало. Потому что Самарская земля была «внутренней окраиной» империи. Когда однажды, глухой и поздней осенью, я приехала на конференцию в Тульскую губернию, в Крапивну, там местные краеведы повели нас огородами и околицами, где каждая рытвинка и горка – граница древних княжений. Это центральные земли. Здесь шагали князья, их дружинники и цари. А в нашу землицу забредали в основном самозванцы, поднимавшие народец вольный против жадных бар за доброго царя-батюшку. Но и у нас есть Царёв курган, Царевщина. Просто сказок добрых нужно побольше деткам читать и рассказывать про нашу историю. Сказка – это не вымысел. Сказка – это про то, чтобы дети не разучились отличать добро от зла, чтобы не выросли в ничего личного. Сказка – это личное. Земля, на которой живешь, должна быть не пафосом воспета, а добрыми историями про исторических героев, важных королей и бедных дровосеков. Взрослые, мне так кажется, слишком увлеклись своей серьезной жизнью и забыли про добро.
А еще все, взрослые и дети, должны веселиться и наряжаться. Если мы разучимся веселиться и наряжаться, то настанут совсем мрачные времена. Вот когда король Карл II вступил в Лондон после победы над пуританами, добрые лондонцы придумали себе Праздник королевского дуба. Они достали из сундуков и шкафов нарядные одежды.
«Особенно веселились юные девушки, которые наряжались первый раз в жизни, – теперь никто не говорил им, что это страшный грех! Дети и взрослые лезли на деревья и крыши, но не затем, чтобы посмотреть на ужасную казнь Божьего помазанника, а для того, чтобы увидеть, как по улицам едет со своей радостной свитой Смуглый Парень, как называли иной раз Карла II. Лондон, такой мрачный при Кромвеле, в одно мгновение изменился до неузнаваемости! Со дня его прибытия и надолго горожане охотно сбросили черные и коричневые унылые одеяния, жестко накрахмаленные галстуки и убогие головные уборы, перестали носить расчесанные прямо волосы, придававшие им вид гробовщиков».
Взрослые, ку-ку, вы не забыли, что такое праздник? Вы не забыли детям рассказывать радостные и веселые истории про добро и зло, а не про успешность и эффективность? Взрослые, вы не забыли про благородство? А наряды, взрослые, вы достанете из сундуков?
***
Вообще, хотела дальше написать про детские праздники, а вспомнились времена, когда серьезность была отличительной национальной чертой, маркером советской благонадежности.
Однажды – это было во время научной командировки в Огайо – я зашла не в ту дверь и вместо исторической конференции попала на международный съезд пушкинистов. Я даже вначале и не сообразила, куда попала. «Сэр, возьмите Алису с собой!»
Я захожу в аудиторию, а там нечто вроде «круглого стола». Сидят пожилые мужчины в костюмах, в галстуках, в заутюженных стрелками брюках, в ботинках, строгие и истовые, с невероятно серьезными, прямо-таки скорбными лицами. И среди них – обаятельный тоже пожилой мужчина с внешностью Дюма-отца и Эйнштейна. Это был известный пушкинист и литературовед Ефим Григорьевич Эткинд. И именно он меня «примагнитил», обаял. Своей легкостью выражения лица и речью.
А в строгих костюмах с серьезными лицами были соотечественники. Нельзя возвращаться в эпоху накрахмаленных галстуков. Нельзя возвращаться в эпоху серьезных лиц как качественной характеристики души. Душа – она из другой сферы. Из сферы добра и зла. Справедливая книжка по истории Англии для маленького Артура сообщает, что и Карл II не стал добрым королем. Он казнил тех, кто преследовал его, и их головы были выставлены на кольях у Вестминстера: «Всё это довольно гадко. Было бы куда лучше, если бы король Карл предоставил мертвых Божьему суду, который гораздо страшнее королевского».
Конечно, деток нам дает любовь. Но важно, чтобы она нам их давала в ту пору, когда не наступает жизненная усталость взрослых, когда есть силы читать детям сказки и играть с ними. У меня был знакомый маленький мальчик, которого родители, уходя на работу, оставляли со старенькой няней. Няня была очень старенькая, но бодрая душой. Она распевала песню «Нигде нет краше столицы нашей, столицы нашей трудовой» и вываливала мальчику для игр гору кастрюль и половников. Мальчика за это родители прозвали «кухонным мальчиком». Его очень-очень любили, но он был «кухонный мальчик» и самоотверженно гремел половниками.
***
Мне подарили детский набор конфет на Новый год. Я отложила для детей, которые придут колядовать. Мой друг поднял бровь и спросил: «Ты ждешь, что кто-то придет к тебе колядовать?»
Я жду сказку. Пока жду. Раз жду – значит, еще живу.
Коляда, коляда!
А бывает коляда
Накануне Рождества.
Коляда пришла,
Рождество принесла.
Дай тебе, Господи,
На поле природ,
На гумне примолот,
Квашни гущина,
На столе спорина,
Сметаны ти толсты,
Коровы ти дойны.
На пятый год правления Карла II в Лондон пришла чума. Это было в 1665 году. А в 1666 году в Лондоне случился страшный пожар. В этом страшном бедствии была и хорошая сторона: старые деревянные дома сгорели, а каменные очистились от заразы. Лондон стал после пожара еще красивее. И в этом была заслуга сэра Кристофера Рена, архитектора, который отстроил после пожара Собор Святого Павла. А во время чумы студентов Кембриджского университета распустили по домам, так у них начались знаменитые Чумные Каникулы.
Среди этих студентов был знаменитый Исаак Ньютон. И он отправился на каникулы в Манор-Хаус, домой. За домом, в южной части Манор-Хауса, был разбит прекрасный яблоневый сад, в тени которого Исаак расположился со своими тетрадями и учебниками. Потому что бросать учебу «на удаленке» он не планировал. И вот произошло самое простое на свете событие: спелое яблоко упало в траву. «Природы смысл был вечной тьмой окутан. «Да будет свет», – рек Бог. И вот явился Ньютон».
Легенда это, сказка для маленького Артура или быль – не так важно. Важно, что добро – это наука. И, кстати, дорогие студенты, добро для вас – это заниматься наукой, даже в эпоху «дистанционного обучения», даже в эпоху менеджеров. И да, наукой занимаются не ради денег, а просто потому, что не могут не заниматься наукой. Это как писать стихи. Ты пишешь стихи просто потому, что не можешь их не писать.
***
В моей семье всё было построено на сказке для детей, на новогодней сказке для детей. Начиналось с того, что бабуля брала зеленую школьную тетрадь с бюстом Некрасова и мелким убористым корявым почерком писала программу будущей «Ёлки». Потом покупались отрез дорогой шерсти и вологодские кружева. По советским временам это шик. Никаких снежинок детсадовских. Платье для «Ёлки» шилось у портнихи. На кокетке, с «бабушкиным» рукавом и кружевными манжетами, воротник-стоечка – тоже с кружевами. И каждая пуговка советская обтянута дымкой вологодских кружев.
На балконе, на морозе застывало лимонное желе в хрустальных фужерах. В холодильнике пропитывались гигантский «наполеон» и высоченные, пышные эклеры с кремом. В старинной вазе мерцали сахаринками витые трубочки из песочного теста со смородинным вареньем. Под елкой был приготовлен пакет с многочисленными призами. Укреплены веревки для аттракциона «Срезалка». Фанты с заданиями аккуратными трубочками сложены в кружку чёрта из Ессентуков. Пластинки приготовлены для танцев. И чтобы я была легкой, как пушинка, а не топала под «Рио-Риту», как слон, советские сандалии на каменной подошве заменены обшитыми лентами, однако тоже советскими чешками.
Это вообще был главный принцип семьи: детские праздники. Любимым аргументом в пользу такой системы воспитания был рассказ Куприна «Слон», главная идея которого в том, что излечить малышку от хворей может только праздник. Может, это и неправильная система воспитания. Потому что в ней я выросла, искренне полагая, что мир – это добрая сказка, что люди в ней благородны, а студенты и ученые занимаются наукой так, как поэты пишут стихи: просто потому, что иначе не могут жить.

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 21 января 2021 года, № 1–2 (198–199)

«Главное – процесс…»

Татьяна КАЗАРИНА *

У Ирины Владимировны САМОРУКОВОЙ – юбилей. О возрасте женщины не принято говорить во всеуслышание. И я тоже промолчу, но по другой причине: потому что в данном случае это не слишком важно. Помните, Ахматова уверяла: «Я могу выглядеть хоть Золушкой, хоть королевой», – действительно, она легко выходила из одной роли и входила в другую.

[Spoiler (click to open)]

Мне кажется, у Ирины (на правах старого друга позволю себе называть ее по имени) так же обстоят дела с возрастом: она протеична и умеет переключаться, переходить из одного возрастного регистра в другой. Многое в ее поведении «не по годам».
Так, еще когда она была начинающим преподавателем филфака Куйбышевского университета, вчерашней студенткой, ее недавний педагог, Софья Залмановна Агранович, предложила вместе написать книгу. Речь шла о серьезном научном исследовании. За первой монографией этого авторского коллектива последовала еще одна, и появились на свет «Гармония – цель – гармония. Художественное сознание в зеркале притчи» и «Двойничество» – работы, которые не просто высоко ценятся в литературоведческом сообществе, но которые давно «растащили на цитаты».
Надо сказать, Софья Залмановна любила создавать такие творческие союзы: одну книгу она написала вместе с Анатолием Ивановичем Петрушкиным, другую – с Сергеем Викторовичем Березиным, третью – с Людмилой Петровной Рассовской… Но, судя по результатам, коалиция с совсем еще юной Ириной Саморуковой была самой удачной. Нет сомнений, что со стороны Агранович работа с «юным дарованием» не была филантропической затеей: соавторы трудились на равных и демонстрировали одинаковую творческую зрелость.
А совсем недавно, несколько лет назад, Ирина Владимировна, уже хорошо известный в нашем городе университетский профессор, явилась публике в совершенно новом обличье – в качестве «молодого прозаика»: сначала был издан роман «Тюратам», потом появилось еще несколько прозаических произведений разных жанров. Когда я говорю «молодой прозаик», я имею в виду не просто «начинающий»: Ирина проза действительно кажется «молодежной» по своей природе – прежде всего, из-за эмоционального напора, из-за любви автора к сюжетным и языковым экстравагантностям. Всегда это нечто довольно задиристое и хулиганское.
Те, кто с Ириной Саморуковой знаком лично, заглядывают в каждое ее новое произведение не без опаски. Дело в том, что все ее вещи «с ключом», то есть за персонажами в них легко угадываются прототипы, реальные люди, хорошие знакомые. И кто знает, не превратила ли на сей раз тебя эта «авторка» в какое-нибудь чудовище или посмешище?! Написала же она роман «Факультет чтения и письма», в котором действуют ее коллеги, преподаватели с ее кафедры, причем все они помещены в необычные условия, а это, как известно, выставляет напоказ не только сильные, но и смешные стороны личности. Вроде бы никто не обиделся, и сама Ирина объясняла в опубликованных тогда интервью, что сделано всё это было из большой любви: ей хотелось увековечить тех, кого она так давно и хорошо знает. Но ведь понятно, что она ходила по лезвию, рисковала вызвать скандал или, по крайней мере, чью-то серьезную обиду.
Конечно, речь не только о возрастных градациях – не о том, что Ирина в юности была умна не по годам, а повзрослев, не «выцвела» и не поскучнела. Она вообще плохо встраивается в какие-то ряды – поколенческие, поведенческие, какие угодно. Наверное, дело в масштабе личности: она не влезает в отведенные клеточки и портит все расчеты. Поэтому те, кто поосторожнее, ее боятся – и правильно делают: ее реакции трудно просчитать, ее поступки могут быть (и, как правило, оказываются) совершенно неожиданными.
Я замечала, что коллеги по кафедре с нею никогда не спорят, даже если не согласны. Не потому, что у нее тяжелый характер, – это не так (близкие люди хорошо знают, какой она надежный друг, как она уступчива и великодушна в личных отношениях). Причина не в характере, а в особом подходе к любой проблеме: в ответ на какой угодно вопрос или предложение она первым делом возразит, и первым словом будет «нет», даже если в итоге прозвучит «нет, ну конечно!» или «нет, разумеется!». Просто в любом рассуждении она должна начать с нуля, отказавшись от всего, что на этот счет было высказано прежде. Можно сказать, что так она расчищает территорию, чтобы проложить собственный маршрут.
Я думаю, все согласятся, что Ирина Владимировна Саморукова – одно из самых ярких и узнаваемых лиц в самарском интеллектуальном сообществе. Ее выступления вызывают неподдельный интерес не только у филологов, но и философов, культурологов, юристов. На мой взгляд, такой ее делает, едва ли не в первую очередь, способность превратить в экстрим любое начинание. Выступает Ирина с публичной лекцией или организует научную конференцию – если это делает она, всем заранее понятно, что это будет «нечто»! Даже если не слишком удачное (всякое бывает), то запоминающееся уж точно.
Запоминаться – это она умеет. Иногда на занятиях наши студенты ссылаются в разговоре на то, что услышали от кого-то из преподавателей. Это может быть что угодно, от анекдота до научного постулата, но интересно, что чаще всего вспоминают то, что им рассказывала именно Ирина Владимировна. Бывает, спорят с тем, что она утверждала, однако держат в памяти, а это о многом говорит.
Нетрудно догадаться, что тянутся к ней именно те из студентов, кто любит задачки посложнее. Если ее назначили твоим научным руководителем, можно не рассчитывать на мелочную опеку: она не будет «вылизывать» твою курсовую, не станет исправлять твои орфографические ошибки – сам не маленький. Зато, если у тебя появятся стоящие идеи, вы будете развивать их вместе – и тут удастся испытать настоящий творческий азарт. Нет сомнения, что Ирина Владимировна ждет именно этого, почему и темы научных работ дает нестандартные, заковыристые – обычно связывающие литературу и какие-то актуальные общественные явления.
Ирина Саморукова охотно вводит своих учеников в область собственных научных интересов, а ведь сама она – литературовед-каскадер, ее любимая сфера – литературоведческий экстрим, область неразведанного: новые методики исследования, очертания которых только начинают прорисовываться, или пугающие своей сложностью литературные явления. В общем, то, на чем легко зубы обломать. Часто это что-то такое, что у всех на слуху, но за что непонятно, как взяться. «Постмодернизм», «нарратив», «дискурс», «аффект», «гламур» или «гендер», когда они только входят в зону осмысления, кажутся чем-то вроде неукротимых стихий, и нужны усилия, чтобы все эти явления обуздать и указать им точное место в кругу наших понятий.
Ирина Саморукова именно за такие задачи обычно и берется, и в этом отношении она похожа на дрессировщика, который первым входит в клетку с хищниками. Область ее интересов постоянно смещается, но всегда в рискованную сторону. Это не всегда принимается академической средой. Я была свидетелем того, как трудно было Ирине защитить свою докторскую диссертацию, и не из-за недостатков работы – она была блестящей, – а из-за того, что в самом выборе материала, на который опиралась диссертантка, членам докторского совета чудился какой-то подвох: ну почему о структуре литературного высказывания нужно рассуждать на примере прозы таких провокативных Игоря Яркевича, Павла Пепперштейна и Владимира Сорокина? Это что, вызов? Кому? Было непросто доказать коллегам, что именно такой материал позволяет увидеть предельные возможности художественного дискурса.
Ума, талантов и сил Ирине Владимировне было с самого начала отпущено с лихвой, и она умела этим распорядиться – так, чтобы не растрачивать, а преумножать.
Круглая дата – хороший повод для того, чтобы учудить еще что-нибудь новенькое, удивить мир еще одним превращением. Не сомневаюсь, что так и произойдет: Ирина Саморукова выйдет на новый вираж, явится нам в новом качестве, потому что собственную жизнь она воспринимает как творческий процесс, а в нём возможно всё. Как говорится в одном из ее текстов, «результат творчества… не важен.
Главное – процесс, от которого остается аура.
Сколько она провисит над этой волжской косой – не столь важно.
Пока мы здесь, чудо продержится…
…в искусстве возможно всё.
Ну, как всё?
Абсолютно.
Перейти любую черту, всякую границу: пола, возраста, сознания и бессознательного, человеческого и животного, жизни и смерти. Художник, он маг, чёрт – если без пафоса, который больше отведенной ему обществом роли и меньше собственной человечности. Мнение общества и так называемая человечность художнику по барабану. Ему/ей – главное пересечь границы.
Зачем? – спросит кто-то.
Сам подумай, профессионал-интерпретатор, изобретатель концепций. Здесь тебе – полная воля, поскольку известно: в искусстве бывает всё и, несмотря на смерть, жизнь налаживается».

* Доктор филологических наук, литературовед, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 21 января 2021 года, № 1–2 (198–199)

Свежести самарской культуры. 27 января, среда

ОБРАЗОВАНИЕ
В России с 18 по 31 января проходит НЕДЕЛЯ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА, организованная Российским еврейским конгрессом. «Наша цель – сделать невозможным повторение подобной трагедии, такого зверства. А этого можно достичь, только если в сознании людей, в их эмоциональном коде укоренится неприемлемость преступления, совершенного нацистами и их пособниками», – сказал президент РЕК Юрий КАННЕР.
Неделя памяти приурочена к Международному дню памяти жертв Холокоста – 27 января. В этот день в 1945 году Красная армия освободила лагерь смерти Аушвиц (Освенцим).
В 12:00 в историческом парке «РОССИЯ – МОЯ ИСТОРИЯ» состоится открытие историко-документальной выставки «Холокост: уничтожение, сопротивление, спасение». Подготовка к ней началась с создания в 1992 году в Москве научно-просветительного центра «Холокост». Вот уже три десятилетия Центр собирает по всему миру личные письма и дневники, фотографии, рисунки, документы. Копиями своих документов поделились десятки российских и зарубежных архивов и музеев.

[Spoiler (click to open)]***
В Культурном центре «АВТОГРАД» – концерт, посвященный Дню полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (18:30).
***
В философской школе «СИМПОЗИОН» – заключительная лекция «Стиль и его возможности» из цикла «Икона. Богословский контекст а» кандидата философских наук, доцента Самарской духовной семинарии, хранителя фонов епархиального церковно-исторического музея, древлехранителя Самарской Епархии Елены ДЕЕВОЙ (18:30, областная универсальная научная библиотека).
***
В МУЗЕЕ АЛАБИНА – выставки «Высочайше повелено: образовать губернию» (к 170-летию Самарской губернии) и «Обаяние таланта» (к 130-летию со дня рождения архитектора Петра Александровича Щербачёва).
***
В «ГОРЬКИЙ-ЦЕНТРЕ» Самарского литературного музея – выставка «20/20: Женский вопрос».
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ М. В. ФРУНЗЕ – выставка «Охота красных командиров» о становлении охотничьего дела в России и о том, как охотились в Красной армии солдаты и офицеры.
***
Во дворе ДОМА-МУЗЕЯ ЛЕНИНА – экспозиция «Картины прошлого усадьбы городской», включающая надворные постройки, сохранившиеся в усадьбе купца Рытикова с тех времен, когда здесь жила семья Ульяновых.
***
В СЫЗРАНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ – выставка «Наша губерния – сердце России» (к 170-летию Самарской губернии).

МУЗЫКА
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ в концерте абонемента «Вечера джаза с Даниилом Крамером» – Fusion Way с участием: Даниила КРАМЕРА (ф-но), Николая СИДОРЕНКО (ф-но), Артема БАСКАКОВА (контрабас) и Виталия ЭПОВА (ударные) (18:30).

ТЕАТР
В АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – опера Дж. Верди «Травиата» в постановке Александра АНИСИМОВА и Антонио де ЛЮЧИИ. В партиях: Виолетта Валери – Татьяна ГАЙВОРОНСКАЯ, Альфред Жермон – Анатолий НЕВДАХ, Жорж Жермон – Георгий ЦВЕТКОВ. Дирижер – Андрей ДАНИЛОВ (18:30).
***
В АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО – комедия В. Сигарева «Детектор лжи» в постановке Валерия ГРИШКО (18:30).
***
На Новой сцене театра «САМАРТ» – комедия «Горе от ума» А. Грибоедова в постановке Александра КУЗИНА (18:00).
***
В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – комедия С. Злотникова «Пришел мужчина к женщине» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:30).
***
В театре драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» – «Поединок» по мотивам повести А. Куприна в постановке Софьи РУБИНОЙ (18:30).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка живописи Александра БАКАНОВА и фотографий из коллекции Сергея РУДНЯЕВА «Избранное из истории Самарской губернии в живописи и фотографии» и выставка Владимира ПОТАПОВА «ВотЪ».
В филиале музея – ИСТОРИКО-МУЗЕЙНОМ КОМПЛЕКСЕ В СЕЛЕ ШИРЯЕВЕ – начинает работать персональная выставка Александра БАКАНОВА «Далекое и близкое: продолжение».
***
В МУЗЕЕ МОДЕРНА – выставки «Стихии Анны Голубкиной», «Бремя модерна» и персональная выставка Антона ВЕЙСА «Из окна».
***
В МУЗЕЕ АЛАБИНА – выставки «Бэнкси и уличное искусство» и «Оренбургский пуховый платок».
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» – выставки «ЦСИ Алиса» (кураторы – Анастасия АЛЬБОКРИНОВА и Сергей БАЛАНДИН) и выставка «Логика разрыва».
В 19:00 – занятия в Фотошколе Кристины СЫРЧИКОВОЙ и школе рисования для взрослых и детей Натальи СУББОТИНОЙ «Арт-среда»
***
В галерее «НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» – персональная выставка петербуржского графика Андрея ПОПОВА «Теплые чувства».
***
В ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка «Самара – Куйбышев – Самара». В экспозиции – фотографии «Куйбышев 70-х» из коллекции самарского краеведа Сергея РУДНЯЕВА и фотодокументы Центрального государственного архива Самарской области, Самарского областного архива социально-политической истории, Самарского областного государственного технотронного архива.
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ ЛЕНИНА – выставка «Родные черты» в рамках постоянно действующего социального проекта «Выставка в переходе».
***
В Доме культуры «ЧАЙКА» – коллективная художественная выставка «Зимнее очарование».
***
В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставка «От пещерного Льва до кота Василия»
***
В «ГОРЬКИЙ-ЦЕНТРЕ» Самарского литературного музея – лекция куратора галереи «Виктория» Сергея БАЛАНДИНА о «Слове о полку Игореве». Это первая встреча в рамках литературного лектория «Вечерка» для взрослых (19:00).
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» (Новокуйбышевск) – персональная выставка Татьяны КРАСНОЩЕКОВОЙ «День за днем».
***
В ДЕТСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ШКОЛЕ г. о. Новокуйбышевск – персональная выставка Марии КАЛУГИНОЙ «Нарисуй мне, художник!»
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ откроется фотовыставка «Самарский край: от «тайги» до «пустыни», посвященная 170-летию нашей губернии. В экспозиции – 40 уникальных снимков заповедных уголков природы и памятников истории Самарской области, сделанных в ходе экспедиций, в которых участвовала автор фотографий, научный сотрудник музея Лидия ЛЮБОСЛАВОВА.
В музее продолжает работать выставка «Звонкое Рождество», на которой представлены около колокольчики из коллекции Ларисы Михайловны ФРАНЦЕК (Москва), переданной в дар музею.
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка графики и барельефов Сальвадора ДАЛИ «Сюрреализм – это Я» из коллекции Павла БАШМАКОВА и галереи современного искусства PS Gallery (Санкт-Петербург) и выставка «Поп-арт».
***
В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – художественная выставка Владимира РОТМИСТРОВА и коллективная выставка «Зимние сезоны».
***
В БИБЛИОТЕКЕ ИСКУССТВ № 8 (Тольятти) – выставка «Первая звезда» учащихся воскресной школы при Церкви Успения Пресвятой Богородицы.
***
В СЫЗРАНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ – выставка «Век искусства» (к 100-летию Ивана Кузина) и персональная выставка Виталия ВАРЛАМОВА «Мастерская души».
***
В СЫЗРАНСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ГОРОДСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ Е. И. АРКАДЬЕВА – коллективная выставка членов Творческого союза художников России, посвященная 75-летию Победы.

ЛИТЕРАТУРА
В САМАРСКОЙ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННО-БИБЛИОТЕЧНОЙ СИСТЕМЕ – лекция доктора филологических наук профессора Самарского университета Николая РЫМАРЯ в рамках цикла «Р. М. Рильке. Поэзия как опыт бытия» (18:30).
***
В ОБЛАСТНОЙ ЮНОШЕСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ – творческий вечер «Я, конечно, вернусь», посвященный Дню рождения Владимира Высоцкого (13:00 и 18:00)
***
В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ в рамках просветительского юбилейного проекта «Самарская губерния: Люди. События. Символы» историко-документальные выставки «Пространство самарского времени. Том Первый» и «Самарское книгоиздание: из века XIX в век XXI».