December 17th, 2020

Ремесленная грудь

Зоя КОБОЗЕВА *

Ах, воробушек, как ты промок!
Превратился в дрожащий комок,
Бедный мой, ты мокрее, чем дождь,
И твоя темно-серая дрожь
Равносильна скорбям мировым
И становится сердцем моим.
Инна Лиснянская

Честно-честно, я хотела назвать этот очерк «Ремесленная грусть» и всплакнуть по несостоявшемуся городу как центру ремесла и торговли, но карандаш неожиданно всё перепутал и вывел «ремесленную грудь». Так дерзко вывел, что я от неожиданности даже не смогла и припомнить подобного литературного образа. Потому что грудь в литературе может быть «страстно вздымающаяся», «ямою грудь, что на заступ старательно изо дня в день налегала весь век».
В литературе можно прижаться грудью, но вот никак не заниматься ремеслом. Ремесленная грудь, может быть, должна появиться из мастерской по изготовлению бюстов? Но это уже скульптура. То есть искусство. А искусство – это ремесло? Или божественный фимиам? Где проходит грань между грудью в искусстве, такой, как у Венеры, воспетой Бёрнсом: «Как будто ранняя зима своим дыханьем намела два этих маленьких холма», и грудью в ремесле, на продажу, на каждый день, на рынок, на базар? Хотя я не припомню в истории такого города, в котором бы на рынке торговали грудью…
Но вот этот бестолковый карандаш на самом деле вовсе не напутал, а вывел меня на очень важную и очень грустную проблему: о ремесле и его чувстве собственного достоинства. А значит – о городе и его чувстве собственного достоинства. Но еще более удивительно то, что когда я ввела в поисковик эту придуманную взбалмошным карандашом оппозицию, «ремесло – искусство», вышли итоговые школьные сочинения на эту тему. Школьники дают ответ на вопрос, в чем разница между ремеслом и искусством, а я не могу объяснить разницу. Потому что в ремесле вижу искусство, а в искусстве – ремесло.


[Spoiler (click to open)]
***
И ремесло, и искусство с давних времен проживают в городе. У каждого из нас есть своя мечта о городе, и у меня она тоже есть. Есть город для жизни. А есть город для любви. В городе для жизни – живем мы. А в городе для любви живет сказка – про Снежную Королеву Ганса Христиана Андерсена.
Крыши домов в городе для любви покрыты терракотовой черепицей. Они сходятся своими карнизами так близко, что Кай и Герда смогли там устроить себе маленький садик. В комнатах этих старых черепичных домов потрескивают камины. За окнами – Снежная Королева мчится на санях на городскую площадь, на которой непременно есть ратуша, а на ратуше – старые часы с боем. В каминной трубе проживают малютки брауни.
На городской площади, – а это уже из сказок Оскара Уайльда – стоит Счастливый Принц, который отдает рубины своего сердца потерявшей спички маленькой девочке в чепце и в платке, повязанном крест-накрест. Под крышами домов заглядывает в слуховое окно ласточка, милая самоотверженная ласточка, а из соседнего дома в стужу выбирается несчастная падчерица, прижимая к груди корзину для подснежников. На катке важно катаются Кай и бюргеры…
Стоило произнести слово «бюргеры», как выглянули грубые хозяйки из домов и вылили помои прямо на городские улицы. В уличной грязи завозились дети, свиньи и домашняя птица. В городе закипела историческая средневековая жизнь. Появились ткачи, сапожники, то есть ремесленники. Ремесленник жил, как правило, на втором этаже своего дома, а на первом находились его лавка и мастерская. Вместе с ремесленником в лавке трудился подмастерье. И ремесленники одной профессии, как правило, селились по соседству. В городе появлялись кварталы бочаров, тулупников, кожевенников, кузнецов, оружейников.
Ремесленники города были не только соседями друг другу. Они могли объединяться в цеха. «Цехе» по-немецки означает «пирушка», «попойка». Ремесленники по праздникам собирались на пир. В городском соборе у мастеров каждой специальности было свое место, а по торжественным праздникам они шествовали процессиями под своими знаменами. Удивительно, но они еще называли друг друга «братьями». Это были такие времена, когда человек испытывал необходимость объединяться с равными себе.
В каждом сказочном и не сказочном городе должны быть ворота, и на ночь эти ворота должны закрываться, чтобы всякий недобрый люд не смог проникнуть в город, разбойники из Кардамона, к примеру. В городе всегда можно узнать последние новости о государственных делах. Их на центральной площади выкрикивают глашатаи.
Здесь же, на центральной площади, находился позорный столб. Ну как же без позорного столба, даже в самой сказочной сказке? А в сказке или в историческом прошлом жители города, горожане, объединялись в коммуны. Это было их правом на самоуправление. Толпы горожан любили проповедников. Ходили за такими проповедниками толпами.
***
Вот, если уже не про сказку, жил-был давно-давно, в XIII веке, прославленный такой проповедник францисканский монах Бертольд из Регенсбурга. Одна из его проповедей называлась «О пяти талантах» – деньгах, которые господин отдал на время своего отсутствия рабам, чтобы они их сберегли и приумножили. Бертольд так проповедовал: Господь Бог вручил каждому человеку пять даров – пять талантов, а после окончания земной жизни человек должен был возвратить их Господу и дать отчет, как он этими талантами распорядился. Первый дар – это личность человека, второй – его профессия, третий – имущество, четвертый – время жизни, пятый – любовь к ближнему.
В те далекие времена четвертый дар Господа измеряли песочными часами или по положению солнца на небе. Церковный колокол отзванивал часы, а Бертольд проповедовал, что время – это дар и им нужно разумно распоряжаться.
В городе жили не только проповедники, но и мыслители. Хотя разве проповедник не мыслитель? Проповедники обрушивали обвинения в ереси на головы мыслителей. Мыслители – это ученые. Ученые тоже живут в городах. Про одного известного ученого даже сложили анекдот, такой уж он был известный.
Вы когда-нибудь задумывались, про кого сочиняют анекдоты? А я вдруг сейчас, пока карандаш выводит этот текст, поняла, что анекдоты не создаются больше, умерли анекдоты в нашей жизни. Боже! А кто же их сочинял раньше? Куда делись сочинители анекдотов? Или теперь не про кого сочинять анекдоты?
Так вот, про того великого средневекового мыслителя сочинили анекдот. В нем говорится, что король, недовольный ученым, запретил ему читать лекции в своих землях. Обратите внимание, раньше в городах читали лекции только ученые (а сейчас лекции в городах читают проповедники).
Итак, ученому король запретил читать лекции. На другой день королю доложили, что ученый читает лекции, находясь на корабле, плавающем по реке, протекающей в городе. А студенты сидят на берегу и слушают. Король тогда в гневе уточнил распоряжение. Ученому запрещалось читать лекции и на земле, и на воде. Но ученый залез на дерево и оттуда читал свои лекции студентам. На гнев короля он ответил, что в указе не было сказано, что запрещается читать лекции в воздухе. И что, вы думаете, сделал король? Король расхохотался и отменил указ. Но это анекдот.
А еще в городе жили университеты. И надо напомнить, что по-латыни «университас» означает объединение. Объединение профессоров и студентов. Они объединялись для того, чтобы отстаивать свою независимость и привилегии от города. Студенты могли быть странствующими и назывались вагантами, то есть бродягами. А в дореволюционных «Самарских губернских ведомостях» встречались статьи «О бродяге». Но наши бродяги не были вагантами.
Зато те жители города, которые имели дело с деньгами, терзались страхом перед вечными муками. То есть они понимали, что деньги – это большой грех и у крестьян больше шансов на спасение.
Жизнь в городе шла в ином темпе, чем в деревне. В городах встречалось множество людей, которые приходили из других стран. В городе было интереснее. А еще в городах проживало искусство, в котором воплощалась фантазия людей. Город – это центр ремесла, искусства, вагантов, проповедников, бюргеров, ученых, университетов, Кая, Герды и черепичных крыш.
***
И что же на фоне перечисленных характерных признаков настоящего города наша Самара?
Самое главное, что у нас есть «Ратуша с часами». Это старообрядческая изумрудная церковь на улице Льва Толстого. У нас есть «Счастливый принц» – это памятник Ленину на площади Революции. Вместо ласточки на вожде и под вождем сидят голуби. А вместо девочки, которая сожгла все, – память о Пине Гойфмане с его сумками.
На старых домах города теперь есть таблички о сословии владельцев, это хоть и не цеха, но милые пирушки прошлого, как кабачки и погребки. Университет тоже вроде есть. А уж абсолютно точно, что ученые профессора сейчас читают лекции «с берега реки и с дерева» в онлайне. Проповедников очень много, они ведут свои мастер-классы и называются коучами.
Ремесленников мало, к сожалению. Но искусства много. О ремесленниках напоминают лишь архивные записи «О числе ремесленников и промышленников города Самары за 1852 год», из них мы догадываемся, что в нашем городе трудились «портные, модистки, сапожники, башмачники, столяры, слесари, золотых и серебряных дел мастера, печники, трубочисты, хлебопёки, мясники, каретники, извозчики, коновалы, часовых дел мастера, рогожники, переплётных дел мастера, кровельщики, красильщики, картузники, шапочники, овчинники, скормятники, тулупники, цириульники, гребенщики, валяйщики, шерстабиты, рамщики, резчики, колесники, бондари, маркитаны». И знаете, «живописцы и иконописцы» были тоже включены в этот список. Ремесло и искусство. Искусство и ремесло.
Был в Самаре и свой «позорный столб», или лобное место, о котором пишет в «Краеведческих записках» самарский купец К. П. Головкин, – на Троицкой площади. Для горожан публичная казнь была развлечением. Они любили вслух посчитать удары кнута. Но потом дружно скидывались потерпевшему/наказуемому. За удовольствие надо платить.
Деньги – это грех. А пятый дар Господа – это любовь к ближнему. О том было духовное завещание самарского мещанина В. П. Орлова, составленное в 1879 году. Мещанин всё жертвовал на богоугодные дела, а в конце значилось: «Крестьянину села Балаково Ивану Ларионову Вьюшкову определяю две шубы бобрового меха и черною медвежью, крытые сукном, а столовое и чайное серебро оставляю внуку».
Хорошо же было жить мещанам в городе, ходили в медвежьих шубах и чаевничали серебром…
***
Если какой-нибудь краевед покопается в архивах, то наверняка найдет и мастерскую ремесленника, изготавливавшего божественные груди для каких-нибудь стеклянных витрин аптек или парикмахерских, а может – для скорбных надгробий, которые дореволюционный русский город снабжал милыми эпитафиями: «Говорила тебе я, Ты не ешь грибов, Илья, не послушал и покушал. Ну, теперь вина твоя!»

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)

История одного открытия

Рубрика: Вести с полей

Дмитрий СТАШЕНКОВ *

В этом году из-за различных эпидемиологических причин полевой сезон у археологов всего мира получился смазанным: в большинстве вузов были отменены студенческие археологические практики, кто-то до разгара лета был вынужден сидеть на самоизоляции, кого-то сразил вирус, у кого-то от запланированных договорных работ отказались заказчики… Тем ценнее оказались результаты тех экспедиций, которые всё же удалось провести.

Работы археологических экспедиций Самарского областного историко-краеведческого музея имени П. В. Алабина проводились на двух памятниках: одиночном кургане Светлое Поле III и селище Власть Труда I. Раскопки на поселении завершились только в середине ноября, и о них мы поговорим в следующий раз. А сегодня мне хотелось бы рассказать о раскопках кургана, которые проводились музеем совместно с Институтом истории и археологии Поволжья.
До начала работ ничего не свидетельствовало о том, что в процессе раскопок нам придется столкнуться с чем-то особенным. Руководители работ – Михаил Александрович Турецкий, с.н.с. Института истории и археологии Поволжья, Анна Федоровна Кочкина, заведующая отделом археологии Музея Алабина, и автор этих строк – практически не сомневались в том, что под курганом скрываются рядовые погребения бронзового века, вероятно, относящиеся к срубной культуре. Мы были в этом почти уверены: подавляющее большинство курганов, раскопанных в Самарской области, относится именно к этой эпохе, а совсем недалеко от намеченного места раскопок у того же поселка Светлое Поле в Красноярском районе совсем недавно уже были исследованы курганы с погребениями бронзового века. Да и сам курган не выделялся из общей массы курганов ни формой насыпи, ни размерами: высота чуть более полуметра и диаметр современной насыпи около 30 метров. Обратите внимание: «диаметр современной насыпи». В наших условиях, когда насыпи курганов распахиваются на протяжении десятилетий, о первоначальных размерах кургана до раскопок остается только догадываться. Ясно, конечно, что изначально курганы были выше и меньшего диаметра.

[Spoiler (click to open)]
Обычно такие курганы копаются с использованием бульдозеров или скреперов. Вручную раскапываются только участки с погребениями, выполняются зачистки на уровне выявления погребальных конструкций, прокапывается и зачищается поверхность на уровне материка. Сравнительно небольшим отрядом раскопки рядового кургана можно провести за одну-две недели в зависимости от количества выявленных захоронений и наличия подкурганных сооружений. Мы тоже не рассчитывали, что наши работы затянутся на большее время. Но…
В первый же день раскопок наши планы на скорое завершение работ рухнули. Уже на глубине 20–30 см от поверхности выступили элементы какой-то деревянной конструкции. Обычно дерево в земле на нашей территории сохраняется совсем недолго и хорошая сохранность деревянных конструкций – явление исключительное. Чаще всего со следами дерева мы встречаемся в погребальных памятниках бронзового века. Одна из наиболее известных археологических культур эпохи бронзы именно из-за наличия в могильных ямах погребальных конструкций в виде остатков деревянных срубов и перекрытий и погребальной камеры из бревен или плах получила название «срубная культура». И наша уверенность в том, что раскапывается курган именно бронзового века, окрепла. Техника была остановлена, и в ход пошли ножи, кисточки, совочки… Всё, как положено в нормальной экспедиции.
Однако по мере расчистки деревянных элементов становилось понятно, что мы не перекрытие могильной ямы расчищаем. Эти деревянные элементы никак не заканчивались, они уходили и вправо, и влево на несколько метров и даже начинали закругляться. Проявились они и с противоположной стороны кургана. Становилось понятно, что перед нами какая-то иная конструкция, которая по окружности охватывала центр кургана. Скоро стал известен и диаметр этой окружности – 14 метров. До наших дней она сохранилась по той причине, что большая ее часть была сожжена в древности, а обуглившаяся древесина разлагается значительно медленнее обычного дерева.

Что же – не срубники? Не бронзовый век? В памятниках этой эпохи такие сооружения не встречались. Тогда что же – ранний железный век? Сарматский курган? Хотя там такие деревянные конструкции тоже не встречены, зато хорошо прослеживается культ огня. Может быть, именно этим культом объясняется огонь, уничтоживший деревянное сооружение?
А может быть, это курган средневековых кочевников? Гунны, тюрки, болгары, мадьяры, печенеги, кыпчаки, монголы – все они в разное время побывали в поволжских степях, и все могли насыпать курган над своим соплеменником.
С заключением о том, к какому времени относится курган, мы не спешили. Работа археолога приучает к терпению и к осторожности в выводах. Для заключений нужны факты, в данном случае даже артефакты, а их пока не было.
Вскоре появились новые материалы. На самом деле, это так легко пишется: «вскоре», а в действительности прошли долгие дни упорного, физически тяжелого труда, пока земля не приоткрыла нам очередную тайну – следы каких-то обрядов, выполнявшихся на этом месте в прошлом.
С восточной стороны кургана было обнаружено скопление из 14 лошадиных черепов, причем черепов неполных – у них у всех отсутствовала нижняя челюсть. В расположении черепов прослеживалась определенная закономерность, которую удалось заметить не сразу. Черепа, хотя и располагались на одной небольшой площадке, резцами были повернуты в разные стороны. Кажущаяся хаотичность исчезла, когда оказалось, что у каждого черепа была пара – второй череп, ориентированный в том же направлении.
С таким комплексом, вероятно, оставшимся от обряда жертвоприношения, мы тоже столкнулись впервые. Уж этот-то обряд совсем не характерен для раннего железного века. Значит, и эта эпоха отпала. Наш курган был насыпан в эпоху Средневековья! Оставалось определить, когда именно.

Первый намек на дату мы получили тогда, когда около черепов обнаружили фрагмент стенки глиняного сосуда, сделанного на гончарном круге. На нашей территории до эпохи Волжской Болгарии гончарный круг не применялся, хотя отдельные импортные круговые сосуды могли привозиться. Следовательно, раннее Средневековье как вероятное время возведения кургана тоже исключается.
Следующая находка подтвердила этот вывод: железный ледоходный шип, найденный недалеко от жертвенного места, ранее XI века в наших краях появиться не мог.
Теперь оставалось получить материалы, которые позволили бы определить, относится ли курган к домонгольскому времени или же к эпохе Золотой Орды.
Ждать пришлось долго – до расчистки самого погребения. В кургане оно было единственным и располагалось практически в центре курганной насыпи и в центре площадки, окруженной деревянной конструкцией.
К сожалению, погребение было разрушено. Сначала землеройными животными, крупные норы которых отчетливо фиксировались при раскопках. Норами была потревожена и могильная яма, даже очертания ее поменялись. Далее выяснилось, что погребение было ограблено в древности и большая часть предметов, которые были положены в могилу с погребенным, до нас не дошла. Но что-то сохранилось. И это «что-то» действительно оказалось совершенно необычным.
Среди самых ярких находок – костяное изделие, вероятно, навершие какого-то предмета. Обычно о подобных предметах говорят как о навершии плети, но в данном случае всё гораздо запутаннее. Отверстие внутри навершия уж очень узкое, и деревянная рукоять плетки туда просто не войдет. Да и само навершие необычно. Это настоящая резная скульптура крупной хищной птицы, которая терзает или, скорее, держит в клюве безвольно обвисшее тело другой крупной птицы – наверное, лебедя.
Резчик был настоящим мастером, и хозяин, без сомнения, часто любовался этой вещью. Кстати, о хозяине. Уже в поле было понятно, что погребенный – мужчина зрелого возраста. А после того, как в процессе камеральной обработки с полученным материалом поработал самарский антрополог Александр Хохлов, мы узнали о погребенном интересные подробности. Мужчине было 45–55 лет – возраст совсем не старческий, но достаточно почтенный для средневековой эпохи; на черепе мужчины отчетливо фиксируются монголоидные черты. И наконец, мужчина он был боевой, о чем свидетельствуют и полученные им травмы. Например, три пальца правой руки были перебиты и впоследствии неправильно срослись. Полноценно пользоваться правой рукой он уже не мог.

Вот так-то: воин, монголоид. О том, что он был воином высокого ранга, свидетельствуют сохранившиеся от разграбления вещи: колчан со стрелами и, вероятно, налучье, от которых сохранились металлические обкладки и железные наконечники стрел.
Некоторые наконечники были позолочены, о чем мы узнали после кропотливой работы нашего музейного реставратора Константина Перцова. Позолоченными были и головки заклепок, которые скрепляли какие-то детали предметов из кожи и дерева. Вот это уже совсем необычно. Действительно, важной фигурой был этот воин. А о том, насколько важной, свидетельствует еще одна находка – массивная бронзовая ременная бляха с изображением дракона. Тоже, кстати, позолоченная. По мнению такого авторитетного исследователя культуры Золотой Орды, как Марк Григорьевич Крамаровский **, подобные бляхи происходят от поясов, которые не мог носить рядовой житель монгольской империи. И даже простой монгол не мог носить такой пояс. И даже монгольский воин не мог такой пояс надеть. Такие очень редкие пояса с драконами – знак принадлежности их владельцев к аристократической верхушке монгольского государства. Может быть, мы нашли на Самарской земле погребение Чингизида, потомка самого Великого хана?
Очень даже возможно. И интересно, что даже сюжет, помещенный на костяной предмет, в таком случае находит объяснение. И объяснение это найдено в ногайском эпосе «Эдиге». Ссылку на него мне прислал участник нашей экспедиции, журналист «Социальной газеты» Сергей Захаров, и я с благодарностью говорю здесь о его помощи.
Когда Эдиге исполнилось девять лет, он поступил на службу к хану Тохтамышу. В возрасте четырнадцати лет его посадили на престол, как подобает доблестному мужу. Когда же он утвердился на престоле, Тохтамыш стал опасаться, что его жена Тулай-Ханум влюбится в молодого человека, и в нем возникла глупая мысль преследовать Эдиге. Эдиге, заметив перемену в обращении хана, взял с собой девять человек и ушел в степь.
Когда Тохтамыш-хан услышал об этом, то выслал в погоню за ним девять воинов... Они погнались за ним со всей быстротой, погнались и возвратились вспять. Что же они поведали?
Джамбай рассказал следующее: «О, мой Хан! Ты приказал мне идти, и я пошел. Я нагнал его, Эдиге, и сказал ему: «Возвратись, о, мой единственный сын, возвратись в твой дом. Скажи хану своими собственными устами причину твоей сердечной боли. Поклонись ему и припади к его ногам, в его высоком белом шатре. Из изящных китайских фарфоровых чашек испей то, что оставили воины. Хан хочет дать тебе многочисленные табуны кобылиц, дабы мог ты пить кумыс. Он дозволяет тебе пускать твоих соколов на лебедей по семи озерам Карата...»
Это особая награда – позволение заниматься такой охотой. Позволение для кого?
Оставим пока фантазии. Осталось решить еще несколько вопросов. Например, когда было совершено захоронение? Что за деревянная конструкция открыта под курганной насыпью? Зачем под насыпью были скрыты 14 конских черепов? Почему, наконец, погребение было разрушено?
На первый вопрос ответить проще всего: в погребении найдены серебряные монеты, чеканенные в 20-е годы XIV столетия, в правление Узбека, хана Золотой Орды. В конце 1320-х и было совершено погребение. По языческому обряду. Я специально подчеркиваю, что это было языческое погребение. А именно в годы правления хана Узбека в Золотой Орде в качестве государственной религии принимается ислам. Точная дата этого события неизвестна, но, судя по всему, случилось оно как раз в 1320-х. И, конечно, языческий поминальный храм (а именно частью такого поминального храма могла быть раскопанная деревянная конструкция) в новой обстановке был совершенно неуместен. Он был сожжен, и остатки его скрылись под земляной насыпью. Возможно, тогда же было и разрушено погребение знатного воина. Это ответ на последний вопрос.
Вот такая история одного открытия, действительно выдающегося. А на заданные сейчас вопросы нам еще долго придется искать ответы.

* Кандидат исторических наук, ученый секретарь Самарского областного историко-краеведческого музея имени П. В. Алабина.
** Ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа, доктор исторических наук, автор фундаментальных исследований по эпохе Золотой Орды.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)

Свежести самарской культуры. 18 декабря, пятница

МУЗЫКА
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – концерт X Международного фестиваля органной музыки «Королевские аудиенции» «Орган + Рождество» с участием Людмилы КАМЕЛИНОЙ (орган) и ансамбля «Хрустальное трио» (18:30).

[Spoiler (click to open)]
***
В Евангелическо-лютеранской церкви имени Святого Георга – концерт хора Евангелическо-лютеранской церкви имени Святого Георга (руководитель – Елена ТУМАНОВСКАЯ) с участием Анны КАРПОВОЙ (орган) (18:00).
***
В Доме культуры «ВОЛЖАНИН» – концерт «У песни русская душа» ансамбля русской песни «Сударушка» (16:00).
***
В рок-баре «ПОДВАЛ» – концерт Самарского диксиленда (20:00).
***
В САМАРСКОМ КАДЕТСКОМ КОРПУСЕ МВД Самарскому парадному расчету юных барабанщиков торжественно вручат сертификат на на 40 барабанов (17:00).

ТЕАТР
В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – комедия Н. Гоголя «Ревизор» в постановке Романа ГАБРИА (18:30).
***
Самарская актерская мастерская «ДОКТОР ЧЕХОВ» в помещении театра «Место действия» (ул. Никитинская, 53) представит спектакль Аллы КОРОВКИНОЙ «Моя Марлен» с Ольгой ШЕБУЕВОЙ в заглавной роли (19:00).
***
«УМЕСТНЫЙ ТЕАТР» ппроведет в выставочном зале «ЭКСПО-Волга» читку пьесы Даны СИДЕРОС «Всем кого касается» в постановке Татьяны КАРРАМОВОЙ (19:00).
***
В театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова (Тольятти) – комедия Д. Фримана «Люкс для иностранцев» в постановке Михаила ЧУМАЧЕНКО (19:00).
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Веселая карусель» Ирины БАКЛАГИНОЙ (18:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – открытие выставки Владимира ПОТАПОВА «ВОТЪ»
В год столетия ВХУТЕМАСА в Самаре художник-экспериментатор Владимир Потапов представил в постоянной экспозиции залов авангарда одну из последних своих работ – «Когда вечность вынесена за скобки» (2020). Владимир Потапов работает в различных жанрах современного изобразительного искусства, преимущественно в живописи, известен как автор исследовательских проектов о современном состоянии живописи (16:00).

В музее работают выставки «Передвижники: образ эпохи. Портретная и жанровая живопись второй половины XIX века» из собрания Государственной Третьяковской галереи, «Черный квадрат» Казимира Малевича» из собрания Государственного Эрмитажа, «Поиски равновесия» Татьяны СТРЕЛЬБИЦКОЙ (живопись) и Владимира АМОДЕО (скульптура) и выставка живописи Александра БАКАНОВА и фотографий из коллекции Сергея РУДНЯЕВА «Избранное из истории Самарской губернии в живописи и фотографии» (15:00).

***
В МУЗЕЕ МОДЕРНА – выставки «Стихии Анны Голубкиной», «Старинная японская фотография» и «Бремя модерна».
***
В ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – открытие выставки графики Жени БАБУШКИНА «Девчонки» (15:00).
***
В ВЫСТАВОЧНОМ ЗАЛЕ СОЮЗА ХУДОЖНИКОВ – выставка Олега ЕМЕЛЬЯНОВА «Рисунок гобелена».
***
В галерее «НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» – итоговая выставка живописных работ Николая КУЛЕБАКИНА «Путник».
***
В галерее «ВАВИЛОН» – выставка Евгении ТАРАСОВОЙ «Юбилейная. Ягодная».
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» – выставки «Логика разрыва» и «Пустые биллборды. Присвоение» Татьяны ПОЧТЕННОЙ.
В 19:00 в рамках Школы коллажа «Режь да клей» – лекция координатора (или координаторки? – я теперь, уж, и не знаю, как правильно) образовательных проектов Филиала Третьяковской галереи в Самаре Дарьи ВОЛКОВОЙ «Коллаж: фотомонтаж и «живопись ножницами».
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» (Новокуйбышевск) открывается художественная выставка «Рождественская звезда».
***
В выставочном зале Самарского отделения Творческого союза художников России (ТРК «ЕВРОПА») – коллективная выставка «Белая метель».
***
В ОБЛАСТНОЙ ЮНОШЕСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ – художественная выставка «Путь художника». В экспозиции – работы художника и арт-терапевта Татьяны ХАМИНОЙ и ее учеников.
***
В Доме культуры «ЧАЙКА» – фотовыставка Людмилы БУРНАЕВОЙ и коллективная художественная выставка «Очарование зимы».
***
В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ – выставка «Художники книги: А. Бенуа, М. Добужинский, Е. Лансере».
***
В офисе «АЛЬЯНС ФРАНСЕЗ САМАРА» (Высоцкого, 10) в рамках VI Международного фестиваля «Французская осень» – выставка «Пейзажи Невшательского края».
***
В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставки «От пещерного Льва до кота Василия», «Кто живет в белокаменном саду».
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ ЛЕНИНА – выставка «Кукла как искусство».
***
АГЕНТСТВО СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ проводит семинар-практикум «Интерьерные украшения в витажном стиле». Ведущая – Мария ТУМОВА, руководитель творческого объединения «Золотые руки» (Тольятти).
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ – выставка «Звонкое Рождество», на которой представлены около колокольчики из коллекции Ларисы Михайловны ФРАНЦЕК (Москва), переданной в дар музею, и фотовыставка заслуженного путешественника России Артура ЧУБАРКИНА «Русские крепости Аляски». Последний день работы выставки «Я расскажу вам анекдот…»
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка графики и барельефов Сальвадора ДАЛИ «Сюрреализм – это Я» из коллекции Павла БАШМАКОВА и галереи современного искусства PS Gallery (Санкт-Петербург) и выставка «Поп-арт».
В отделе современного искусства ТОЛЬЯТТИНСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ – мастер-класс «Ёлочка в шубке» (18:30).
***
В МУЗЕЕ АКТУАЛЬНОГО РЕАЛИЗМА – выставка живописи и графики «Странствия». Экспоненты: Ирина ИВА (Москва), Георгия КИКИНА (Самара), Алексей ЗУЕВ, Ольга ЛЕВЧЕНКО, Игорь ПАНОВ (все – Тольятти).
***
В модельной библиотеке «ДЛЯ ДРУЗЕЙ» (Тольятти) – международная выставка карманного коллажа «Туманное будущее». На выставке представлены работы художников из России, Беларуси, США, Испании, Аргентины, Уругвая, Германии, Дании. Куратор выставки – Ирина СЕВОСТЬЯНОВА (Самара).
***
В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – художественная выставка Владимира РОТМИСТРОВА и коллективная выставка «Зимние сезоны».
***
В галерее «СЧАСТЬЕ» (Тольятти) – выставка Творческого союза художников России «Мишки, зайки и коты – наши детские мечты» (18:00).

КИНО
В АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – киноконцерт в рамках первого всероссийского фестиваля мультконцертов «Союзмультфильм». Шедевры отечественной мультипликации будут показаны на большом экране в сопровождении симфонического оркестра Самарского академического театра оперы и балета под управлением Алексея НЬЯГИ (18:00).
***
В историческом парке «РОССИЯ – МОЯ ИСТОРИЯ» – всероссийская акция «День короткометражного кино». 11:00, 12:00 и 14:00 – программа «Анимация»; 13:00, 15:30 и 17:00– «Игровое кино».
***
В МУЗЕЕ АКТУАЛЬНОГО РЕАЛИЗМА (Тольятти) – «Фильмы с Севера. После нас». Альманах из шести скандинавских и исландских короткометражных фильмов. География – от России до Исландии, жанр – от анимации до документального расследования, места действия – хоспис, студеная тундра, одинокая деревушка у шоссе и даже далекий космос (19:00).

ЛИТЕРАТУРА
В ОБЛАСТНОЙ ДЕТСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ – праздничные занятия «Новый год со Снегурочкой» в рамках развивающего клуба для детей 2-3 лет «Сто фантазий в голове» (10:30).
***
В БИБЛИОТЕКЕ ИСКУССТВ № 8 (Тольятти) – фотовыставка книжного натюрморта «Дорога НатюрЛИТа», организованная областной универсальной научной библиотекой.
***
В НОВОКУЙБЫШЕВСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ А. С. ПУШКИНА – литературно-художественная выставка «Изображая Слово», организованная областной универсальной научной библиотекой.

ОБРАЗОВАНИЕ
В ОБЛАСТНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ – «Люди света – российский ответ на вызовы технологических революций XX века» доктора исторических наук профессора Самарского государственного экономического университета Наили ТАГИРОВОЙ (12:00).
***
В БИБЛИОТЕКЕ № 8 (Самара) в рамках цикла «Наука в библиотеке» – интерактивная лекция «Кофе для кофемана» (18:30).
***
Во ДВОРЦЕ КУЛЬТУРЫ ТОАЗ в рамках программы «Химия слова» – лекция нейробиолога профессора Нью-Йоркского университета Николая КУКУШКИНА «Человек как две формы жизни» (19:00).
***
Во дворе ДОМА-МУЗЕЕ ЛЕНИНА – экспозиция «Картины прошлого усадьбы городской», включающая надворные постройки, сохранившиеся в усадьбе купца Рытикова с тех времен, когда здесь жила семья Ульяновых. В ходе реновации каретный сарай с конюшней и сенником и напогребица были освобождены под новую экспозицию. Сейчас здесь восстановлена картина, характерная для многих самарских усадеб той эпохи: посетители могут увидеть разные виды повозок, предметы быта, конскую упряжь, столярные инструменты, сельскохозяйственные орудия, которые были в ходу у самарцев.
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ М. В. ФРУНЗЕ – выставка «Охота красных командиров» о становлении охотничьего дела в России и о том, как охотились в Красной армии солдаты и офицеры.

ПРАЗДНИКИ
В Центре исторического моделирования «ДРЕВНИЙ МИР» – праздничная программа «Новый год и все-все-все».

***
В ДОМЕ КУЛЬТУРЫ «ЗАРЯ» – татарский Сладкий Новый год (18:00).