December 8th, 2020

Всплеск в Венеции

Леонид НЕМЦЕВ *
Текст иллюстрирован сценой из фильма «Смерть в Венеции» 1971 года

Хочется, чтобы героем этих рассуждений стал Лукино Висконти, щедрый и внимательный гений, способный на невероятную нежность и поэтичную сдержанность, но важно не упустить и Венецию. О Томасе Манне или Дереке Богарте тоже не следует забывать (мы привыкли звать его Дирк, а его имя – сокращение от Дерек).

Венеция в лунном свете («людьми лунного света» Розанов называл тех, кто страдал порочной нежностью к представителям своего пола) – это очаровательная развалина (так Марина Цветаева характеризует венецианца Казанову в своей пьесе), как подкрашенный старик, как с трудом отреставрированная античная маска.
Венеция изумительна именно своей средневековой теснотой. Кукольный город, грандиозная театральная декорация. Художникам всегда было трудно найти местечко, чтобы поставить мольберт, и долгое время эта же проблема мешала киносъемкам. Мост Риальто – вот зимой доступное место с его видом на медленно поворачивающий канал, по которому ползут гондолы и маленькие баржи.
Последнюю строку стихотворения Райнера Марии Рильке «Fortgehn (Прочь)» я перевел так: «И вдруг – Венеция здесь только что была» (und plötzlich hört Venedig auf zu sein), чтобы передать внезапность появления целого города красоты и его неожиданного распада в ряби канала. Конечно, у Рильке уже есть всплеск в этом plötzlich (плёц-лихь), как будто что-то падает в воду. И правильно переводить: «И вдруг послышалось, как Венеция перестала быть». У Пастернака – «Венеция венецианкой бросалась с набережных вплавь». Но мне нравится не только преследовать звук, но и ловить неожиданные синтаксические находки. «Вдруг», усиленное «только что», и при этом «была» (то есть ее уже нет) – это мгновенный скачок в воображение: туда и сразу прочь. И там Венеция не похожа на рассказы и фильмы о ней. Она даже не похожа на воспоминания. Нельзя не подражать ей в желании броситься в воду, как это делают отражения мостов, барочных окон и обнажившихся из-под вспухшей штукатурки кирпичей.

[Spoiler (click to open)]
Я мог бы опустить свою историю, которая для меня связана с этим сочетанием слов – смерть и Венеция. Но когда еще удастся рассказать о возможности почувствовать себя частью этого вечно умирающего и вечно находящего новые силы эпоса? Где еще могли бы возникнуть такие роскошные декорации для слияния Эроса и Танатоса?
***
Несколько лет назад с друзьями я совершал путешествие на «Ларгусе» вокруг Альп. Мы оказались в Венеции посреди дня и просто шли наугад по мостам и улицам вдоль каналов. Я старался пройти в каждый боковой проход, чтобы увидеть зеленоватую воду, сохнущее белье и лакированные лодки с китайцами. В одном месте в воду спускались ступени, я опустил на них свои стопы, и маленький краб тут же вскарабкался по зеленому мху и постарался меня цапнуть.
Но более близкое знакомство с водой и мхом произошло на следующий день. Венецию мы уже покинули утром и решили позавтракать на лодочной станции за городом. Это был обычный забетонированный канал с длинными рядами довольно старых и кое-как держащихся на плаву лодок. Я пошел прогуляться вдоль причала, как вдруг увидел спуск в воду, который наполовину был покрыт изумрудным мхом, доходящим до мутной илистой воды. Моя любовь мочить ноги тут же принесла меня на этот мох, и я никак не ожидал, что окажусь на широкой полосе идеально скользкой горки, с которой мгновенно полетел в воду.
Обидно было в одежде съехать в залив сомнительной чистоты, но тут обнаружилась другая проблема. Я лежал животом на этом влажном ковре, и до кромки сухого бетона мне оставалось больше метра, а сам мох был мягок и нежен, но стоило опереться на него руками, как он превращался в адский каток. Может быть, этот ковер был идеален для проведения игр по кёрлингу в разгар лета, но удержаться на нем я не мог, руки резко разъезжались в стороны, так что я ударился несколько раз подбородком о прохладную мякоть мха, под которым все-таки таился бетон. Два удара в кровь разбили подбородок и растянули межчелюстные связки, а третий – лишил меня сознания.
Наверное, я начал сползать в воду, и вот тут перед глазами развернулся роскошный сон о площади Святого Марка на закате, о гробнице Кановы, о моем собственном палаццо, над парадным подъездом которого я видел свой профиль. Я пришел в себя, когда лицом оказался в воде. Друзья были далеко и меня не слышали. В итоге мне удалось проплыть метров десять вдоль стены и подняться по ржавой лесенке, похожей на высохший плющ.
Красота умеет так переполнять, что вдохновляет на чувство полной победы над смертью. Но такие встречи бывают редко. Они возможны в избытке древних форм искусства, замешанного на темной, живучей и вневременной силе, и в любви, конечно. И нет ничего удивительного, что такую тему, как победа над смертью в красоте вселенского масштаба, мало кто пытался реализовать, хотя, конечно, чувствовать ее могут многие.
Красота одного мгновения может победить горе, разочарование, крах надежд, предрассудки и страх смерти. Об этом и был создан фильм, который стал одним из самых тонких воплощений бесстрашия и величия искусства. Между прочим, произведение о крахе искусства и бессмысленности существования может заслужить вечность. И тогда оно себя опровергнет.
***
В 1912 году Томас Манн написал повесть о разочарованном писателе с больным сердцем, который приезжает в Венецию, чтобы прийти в себя, вернуть себе вдохновение, а на деле – красиво умереть. Но безупречный отец семейства Гюстав фон Ашенбах вдруг встречает польского мальчика Тадзио и оказывается смущен нахлынувшими на него чувствами. Он порывается покинуть Венецию и вернуться к своим мучительным разочарованиям, но с облегчением узнаёт, что что-то напутали с его чемоданом и придется задержаться.
В наблюдении за красотой мальчика переосмысливаются все его невзгоды и заживают все душевные раны. Он чувствует себя лучше, сильнее и моложе. Он начинает много работать, переплавляя впечатления от красоты мальчика в совершенный текст. На фоне разыгравшегося сезонного сирокко в город приходит пандемия холеры. Мальчик со своей семьей как ни в чем не бывало бродит по улицам Венеции, невзирая на известь вокруг колодцев, которая переходит в грязь и костры, которые переходят в трупы больных. Тадзио, как ангел света, гуляет посреди картины очередного Апокалипсиса, а влюбленный профессор следует за ним, колеблясь между желанием дотронуться до мальчика или предупредить его мать об эпидемии, которую власти города всеми силами скрывают. Профессор то ли начинает верить, что мальчик бессмертен и может воскрешать людей, то ли малодушно длит последние мгновения своей жизни, но никого не предупреждает, и при этом сам заражается и умирает на пляже, глядя на то, как Тадзио воспаряет в его глазах над волнами фарфорового моря.
Эту повесть исследователи считают самой автобиографичной из всех произведений Томаса Манна. Действительно, пока не были обнародованы его дневники, никто и заподозрить не мог, что Манн, искренне любивший свою супругу Кати, бисексуален. Точнее, мечтателен, так как его тип гомосексуальной страсти ограничивался формой робкой и полной затруднений.
Конечно, и автор фильма, Лукино Висконти, был прославлен не только как возлюбленный Коко Шанель, но и как трепетный любовник нескольких мужчин в своей жизни. Он относился к своим чувствам, скорее, доблестно. Пожалуй, никто не мог сказать о Висконти ничего дурного, кроме его возлюбленного Хельмута Бергера, которого Висконти из актера не самой яркой одаренности превратил в икону. И это тоже тема величия в искусстве. Висконти не только умел вдохновляться красотой, но и творил ее, дополняя своим величием.
Так Висконти совершил над повестью Манна особую волшебную манипуляцию. Он затронул своим фильмом столько струн и объединил столько тем, что иногда кажется: «Титаник» мог бы всплыть, если бы за него взялся Висконти. И это еще одна редкость: чтобы литературный текст не сокращался до удобств среднего зрителя, а разрастался в могучую эпическую машину с отменно отлаженным механизмом, воздействующим на подсознание.
Манн только думал о биографии композитора Гюстава Малера, который умер от сердечного недуга за год до написания повести, а Висконти делает своего героя именно композитором. Более того, вставляет в фильм основные мотивы романа Томаса Манна «Доктор Фаустус». Возникает любопытное сопоставление фон Ашенбаха (который на Леверкюна не похож) с его другом Альфредом (который как раз его воплощает). Нудные споры об искусстве из романа превратились в эскизные притчи. Ашенбах не доверяет реальности и требует, чтобы искусство почиталось как заслуга труда в поте лица. Альфред считает, что искусство – плод чувств и случайности, а зло – лучшая пища для гения. Так тайно и сдержанно Висконти провел в киноленту противопоставление Демона в лице соратника и Ангела в лице…
А кто такой Тадзио в символической структуре фильма? Между прочим, Тадзио списан с реального польского мальчика, которого Манн встречал в венецианском районе Лидо годом ранее. Красавца звали Владислав Моес, а значит, имя, которое Манн мог часто слышать, было не Тадзио, а Владзио. Ему было почти 90, когда он посмотрел фильм Висконти в советской Польше. Владислав Моес и исполнитель роли Тадзио, шведский актер Бьерн Андресен, и прототип героя Густав Малер – сугубо гетеросексуальные типы. Я хочу это подчеркнуть, потому что нам нужно увидеть в этой истории не только частный случай привязанности престарелого писателя к вольноопределяющемуся ребенку. Это было бы слишком неинтересно, как неинтересно всё слишком частное: сновидения, бедствия, любовные истории. Всё это нас касается только тогда, когда мы перестаем быть посторонними, когда можем пережить чужой логос как свой собственный.
***
В начале фильма Ашенбах встречает на пароме неприятного накрашенного рыжего старика, который с величественными манерами предлагает познакомиться нервозному и малообщительному композитору. Похоже, это один из певцов, у него на голове канотье, которому не хватает ленточек, чтобы напомнить о гондольерах. Другой такой рыжий певец в канотье вместе с труппой врывается в галерею ресторана и исполняет непристойные куплеты, пугая темнотой на месте зуба. Это беленые до синевы персонажи с подкрашенными губами и ресницами. И вдруг накануне гибели от болезни цирюльник уговаривает фон Ашенбаха покрасить усы и волосы, а заодно выбеливает лицо и придает его губам карминовый румянец. Это тема своеобразных венецианских масок, которые не связаны с назойливыми карнавальными мотивами, не восходят к Commedia dell Arte или звериным образам. Это маски чумы.
Чума захватывает мир, и это для нас не новость. Под чумой принято понимать «превосходство политики над эстетикой» (как говорил Висконти), крах старого мирового порядка, конец религии и «смерть искусства». В повести Манна рыжий человек появляется перед фон Ашенбахом в Мюнхене и зарождает необъяснимую жажду к перемене мест. Это маска смерти. Сначала она преследует героя и гонит его в места концентрированной культуры и памяти, а потом сливается с ним. Но так же, как в трагедии о Фаусте, в понимании Томаса Манна и Лукино Висконти герой должен найти в себе силы, чтобы восстать против безнадежности своего существования. А главное – ему необходимо принять свое искусство, от которого он уже почти отрекся.
Тадзио в этой системе – аллегория спасения, мудрости красоты или, если хотите, Вечной женственности. Даже если не хотите – всё равно это она. Это та сила, которая позволяет человеку встретить свою подлинную полноценность и прийти к своему завершению. Эрос сливается с Танатосом не в категориях ужаса, а в ситуации совершенной встречи и исполненного призвания.
Искусство может быть вечным, а может быть актуальным. И вечное искусство никогда не растворится в пустоте современности, в механическом умении видеть сжатые, сложные, противоречивые аллегории слишком прямолинейно и максимально упрощенно.

* Прозаик, поэт, кандидат филологических наук, доцент Самарского государственного института культуры, ведущий литературного клуба «Лит-механика».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (1

Линия судьбы Ольги Шебуевой

Маргарита ПЕТРОВА *

О первой любви писать трудно. Это чувство больше тебя. Оно берется неизвестно откуда и никуда не уходит. Так и будешь потом искать везде черты того, кому впервые было отдано сердце.

Для меня на всю жизнь она стала идеалом актрисы. Красивая (куда же без этого). Утонченная (характеристика как внешности, так и внутреннего мира). Остроумная (комический образ может создать движением губ, хитрым прищуром глаз).
Это уже потом я узнала, что Ольга Шебуева происходит из театральной династии – внучка советских актеров, народных артистов РСФСР Георгия Шебуева и Зои Чекмасовой.
Со сцены главного театра области ушла, не поступившись своими принципами, и создала один из самых популярных театров города – «Понедельник». Так из талантливой актрисы она стала не менее одаренным руководителем.
После закрытия «Понедельника» публика потеряла ее из вида на долгие годы, казалось – навсегда. И вот она снова блистает, на сцене сразу трех театров. Ольга Шебуева – роскошная и чувственная Клеопатра Львовна Мамаева в комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты» Тольяттинского молодежного драматического театра. Она же – тонкая и хитрая интриганка Москалева в «Дядюшкином сне» театра «Камерная сцена». И она же – неподражаемая Марлен в спектакле Самарской актерской мастерской «Доктор Чехов».

[Spoiler (click to open)]

«Моя Марлен»

Не знаю, сколько еще в мире есть таких случаев, когда в пьесе, написанной про какого-то человека, он сам и играет. Как началось ваше сотрудничество с Аллой Коровкиной и работа над постановкой спектакля «Моя Марлен»?
Несколько лет назад я ушла из театра. Причиной тому стали разочарование и усталость. Роли, которые хотелось играть, были не востребованы у публики, она требовала совершенно других спектаклей. Я поняла, что лучше вообще перестать выходить на сцену. Решила уйти на пенсию, посвятить себя отдыху, воспитанию внуков и долгое время вела спокойную и радостную жизнь. Первый звонок раздался из Молодежного драматического театра Тольятти. Мне предложили сыграть в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты». Я дала согласие. Во-первых, роль Клеопатры Мамаевой – мирового уровня. Во-вторых, моей партнершей по спектаклю стала народная артистка Наташа Дроздова, которую я очень люблю, – мы долгие годы играли с ней «Сирену и Викторию». В-третьих, художественный руководитель театра – Владимир Лукич Коренной, которого я тоже очень хорошо знаю. Мне пришла в голову мысль сделать некий «зигзаг» в линии своей судьбы.
В процессе работы я получила такое удовольствие, какое даже трудно объяснить. Своим ученикам в телестудии «Товарищ» говорю: «Если вы никогда в жизни не испытаете вдохновения, то не познаете даже десятой доли счастья».
Так в Молодежном театре мне стало понятно, что за время перерыва силы восстановились и я могу играть. Но уже только те роли, которые хочу.
Мы с Аллой Венадиевной никогда не были подругами, хотя всю жизнь проработали вместе в театре драмы. Однажды Алла позвонила мне и предложила сыграть в ее театре САМ «Доктор Чехов». Я отказалась. Она не стала уговаривать и спросила: «Можно тогда пришлю тебе свою пьесу?» После прочтения текста я поняла, что пьеса меня не просто заинтересовала. Она про мою жизнь. Про жизнь Веры Александровны Ершовой, Саши Комраковой, Лены Орловой. Моих подруг и коллег, которые вместе со мной работали в театре. Я тут же позвонила Алле и дала согласие. Она меня «купила» тем, что сказала: «Когда я писала пьесу, перед глазами у меня стояла ты».
Мы с ней говорим на одном языке. Очень редко у опытной актрисы возникает такое взаимопонимание с режиссером.

Почему так сложилось?
Одна и та же школа. Одни и те же ценности. Кроме того, мы с Аллой выступали еще и как педагоги для молодых артистов, занятых в спектакле. Они слушали нас с широко отрытыми ртами, ловили каждое слово.
В процессе репетиций Алла открылась для меня с совершенно неожиданной стороны. Как талантливый драматург, педагог и режиссер. Качества, которые не были востребованы на протяжении 30 лет ее работы в театре. Ее пьесы идут не только в разных городах России, но и за рубежом. А эту пьесу, несмотря на все просьбы, Алла никому не дает.

В образе, который вы создаете на сцене, сколько есть от вас, сколько от Марлен Дитрих?
Я играю про себя. Пьеса о чем? Два творческих человека находятся в кризисе. Одна в связи с возрастом и болезнями, другой – из-за депрессии. И когда эти люди начинают разговаривать, они друг друга спасают. Человеческое общение – это необходимость. Сегодняшняя тенденция переписываться СМСками и смайликами может привести к тому, что мы вообще разучимся сопереживать и помогать.
Спектакль «Моя Марлен» о том, что возможно всё. Просто иногда человеку нужна помощь. Обязательно нужно делать и пробовать. Нельзя останавливаться.
У меня перед глазами пример моей бабушки – образец невероятного отношения к жизни. Моей мамы – человека, для которого всегда на первом месте стояла порядочность. Моей няни – эталона самопожертвования, которая всю жизнь посвятила нашей семье. Сначала была поклонницей таланта моих бабушки и дедушки, потом стала их домохозяйкой, затем няней для моего папы, меня, моей сестры, наших внуков. Когда Ростропович был у нас в гостях, то, сидя за столом, целовал ей руки, потому что интуитивно понимал, что она положила на нас свою жизнь и была главным человеком в семье.

Как сложились отношения с Германом Загорским, вашим партнером по спектаклю?
Хорошо. Когда я его первый раз увидела на сцене в спектакле «Касатка», подумала, что у него отличные актерские данные, он органичен и хорошо существует на сцене: видит и слышит окружающих. Ведь партнер – это самый главный человек на сцене. Чем он талантливее, тем лучше играешь ты. Нам так объясняли в училище имени Щепкина.
У нас хорошие отношения со всеми партнерами – и с Олечкой Жуковой, и Леночкой Боляновской. Прежде чем начать работать, нужно узнать своих партнеров, чтобы доверять им.

«Дядюшкин сон»

Как случился в вашей жизни «Дядюшкин сон»?
Пять лет назад, за полгода до моего 60-летия, меня стали спрашивать, как я буду отмечать. А я не люблю все эти юбилейные поздравления. Мне пришла мысль сыграть в этот вечер спектакль. Моя самая близкая подруга Саша Комракова должна была приехать ко мне на юбилей, и я решила устроить ей сюрприз. Позвонила Софье Борисовне Рубиной с предложением через полгода выпустить спектакль к моему дню рождения. Какую-нибудь легкую ненавязчивую пьесу, чтобы публике было весело, например, «Странная миссис Сэвидж». На что она ответила: «Разве это драматургия для вас?! Здесь нужно подумать». Через какое-то время перезвонила и спросила, как я отношусь к Москалевой из «Дядюшкиного сна». Сначала я возражала: мне 60, а у Москалевой дочке 20 лет, значит, самой ей около 40. Но Софья Борисовна меня убедила и написала инсценировку, в которой в центре истории оказывается именно Москалева. У меня было единственное условие: никакой рекламы. Ни на афишах, ни в газетных анонсах не должно звучать мое имя.
В день премьеры ко мне приехала Саша Комракова с мужем. Я под удобным предлогом ускользнула на репетицию, а моя сестра вечером привезла их в театр «Камерная сцена». Они удивились: «Это что такое? Культурная программа?» Когда открылся занавес и они увидели меня, конечно, были в шоке. В антракте послали за букетом цветов. Сюрприз удался на славу.

Вы играли только в премьерных показах спектакля?
Нет. Премьера была пять лет назад, и я играла года два. Потом по нелепой случайности случился перерыв. У меня сменился номер телефона, Софья Борисовна не смогла дозвониться и решила, что я не хочу больше играть. Мы с ней случайно встретились на актерском вечере и выяснили недоразумение. Сейчас просто в связи с коронавирусом меня берегут – я в группе риска. Играет другая исполнительница – Олечка Базанова.

В двух ваших спектаклях по классике – «Дядюшкин сон» по повести Достоевского и «На всякого мудреца довольно простоты» по пьесе Островского – не меняя ни одного слова в тексте, вы играете своих героинь как наших современниц. Как удается стереть это огромное временное расстояние в полтора века?
Классика тем и велика, что актуальна всегда. Ситуации же очень современны – и у Достоевского, и у Островского. Я же не знаю, как разговаривали люди 150 лет назад. Я знаю, как говорят сегодня, как ведут себя такие женщины. Играю про себя в предложенных обстоятельствах. Это впиталось с «молоком» педагогов.

Драма и «Понедельник»

Для вас имеет значение – играть классику или современную драматургию?
У меня есть странная особенность. Великие актеры рассказывают о своих муках творчества, о том, как долго им приходится искать подход к роли. У меня с юности было иначе. Какую бы роль мне ни дали: драматическую, комедийную, трагическую, молодую героиню или старую, мерзопакостную или добрую, собаку, принцессу, мальчика... Я открываю пьесу, читаю реплики и понимаю: «Это про меня». В человеке намешано столько всего. В том числе и такого, в чем мы боимся себе признаться. Заметить это можно даже по тому, как меняется наше поведение в зависимости от одежды. В вечернем платье мы ведем себя иначе, чем в рваных джинсах. Мы иногда даже не ожидаем от себя того, что можем сделать.

С каким чувством вспоминаете годы работы в театре драмы?
С возрастом приятно вспоминать то, что было в молодости. Сейчас я понимаю, что годы, проведенные в театре драмы под руководством великого Петра Львовича Монастырского, были очень счастливыми. Я сыграла много ролей, работала с большим количеством режиссеров, получая что-то важное от каждого из них, завела там огромное количество друзей, с которыми общаюсь до сих пор, хотя они в других городах и странах. Мне очень повезло. И не только мне. У Петра Львовича не было таких артистов, которые сидели бы без дела. Каждому была отведена своя ниша. Приходил артист после института, ему сразу давали возможность сыграть главную роль. И дальше уже все от него зависело – справишься или нет. Труппа Монастырского была коллекцией артистов. Мы все подходили друг к другу точно, как кусочки пазла. Он говорил о том, что мог сделать из нас драгоценное ожерелье. Не было отдельных «брильянтов», которые затмевали бы всех. Когда театр ездил в Москву на гастроли с «Ямой», помню, какое мы производили невероятное впечатление. Каждый раз, когда открывался занавес, по залу прокатывался возглас изумления. Семь-восемь потрясающе красивых актрис примерно одного возраста – 30-35 лет. Какая еще труппа могла себе такое позволить? Конечно, это заслуга Монастырского. Мы работали с Михеевым, Пономаревым, Боголюбовой, Ершовой, Лазаревым. Смотрели на них из-за кулис.

Сложно было соответствовать их уровню?
Нас учили, делали замечания, поддерживали, говорили: «Вы всё сможете».

Когда организовали свой театр, обращались за помощью к Петру Львовичу?
Очень часто с ним созванивалась, советовалась по поводу организации процесса. Мы приглашали ведущих театральных режиссеров: Сергея Пускепалиса, Дмитрия Николаева. Николай Черкасов ставил у нас «Даму с камелиями», «Братьев Лаутензак» – спектакль, про который Егор Гайдар, увидев его на гастролях в Москве, написал, что это было потрясение. Советовалась и с Глебом Дроздовым. «Понедельник» просуществовал 13 лет. Для театра без финансовой поддержки государства это очень много.

Актерская профессия для вас – работа, способ разобраться в себе или непрошеный дар свыше?
Многие меня не поймут и осудят, но для меня это – удовольствие. Конечно, еще и труд. Причем совершенно мужской. Если брать категории «нравиться» (женская) и «вести за собой» (мужская), то профессия актера – вести за собой. Когда актер выходит на сцену, чтобы нравиться, это уже не театр. Помимо психоэмоциональных затрат, требуется огромная физическая выносливость. Много лет назад на первом занятии в Щепкинском училище наш мастер Михаил Иванович Царев спросил: «Что главное в профессии актера?» Мы начали с места кричать: «Талант! Обаяние!» На что он сказал: «Запомните: главное для артиста – здоровье». Для того, чтобы играть в массовке, конечно, оно может и не пригодиться. А если ты хочешь стать ведущим актером и увлекать за собой – нужны гигантские силы. Сыграв спектакль, теряешь два килограмма. Не потому, что ты танцуешь или прыгаешь, а потому, что затрачиваешь всю свою энергию.
***
Настоящим подарком для публики стало возвращение Ольги Шебуевой на сцену. Теперь новое поколение театралов имеет возможность составить свое мнение об игре легендарной самарской актрисы. А ее давние поклонники могут убедиться в том, что с годами, не утратив ни мастерства, ни таланта, она приобрела жизненный опыт, позволяющий брать новые вершины классической и современной драматургии. В 65 лет жизнь только начинается.

* Театральный критик, член Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)

Свежести самарской культуры. 9 декабря, среда

МУЗЫКА
В колонном зале САМАРСКОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА – Ave Maria! – концерт хора театра (19:00).

[Spoiler (click to open)]
***
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – концерт Академического симфонического оркестра «Русские сезоны Иоганна Штрауса…» Дирижер – Михаил ЩЕРБАКОВ. Солисты: Оксана АНТОНОВА (сопрано), Вадим ЗУБКОВ (баритон) (18:30).
***
В САМАРСКОЙ КИРХЕ – концерт Маргариты ЕСЬКИНОЙ (Москва, орган, клавесин) (18:00).
***
В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – концерт Центра музыкального искусства и культуры «От классики до джаза» (18:00).


ТЕАТР
В АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО – триллер «И никого не осталось» по детективу А. Кристи «Десять негритят» в постановке Миши ЛЕБЕДЕВА (18:30).
***
В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – комедия А. Сарамановича «Тестостерон» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:30).
***
Театр драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» покажет спектакль-концерт «Танцплощадка-1945». Сценическая версия и постановка Софьи РУБИНОЙ (18:30).
***
Театр «СЕКРЕТ» покажет во Дворце культуры «ТОЛЬЯТТИ» имени Н. В. Абрамова спектакль «Вечера на хуторе близ Диканьки» по повести Н. Гоголя «Ночь перед Рождеством» (19:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка «Черный квадрат» Казимира Малевича» из собрания Государственного Эрмитажа. Для демонстрации знаменитого полотна Дмитрием и Марией ХРАМОВЫМИ был разработан специальный арт-проект под названием «Черный квадрат [Аудиенция]», образной темой которого является особая организация пространства – павильон в виде треугольной призмы, определенного супрематического космоса внутри традиционного помещения исторического здания музея. Конструкция павильона ведет зрителей к «Черному квадрату», создавая на тактильном уровне ощущение восхождения к «иконе».
В музее работают выставки «Передвижники: образ эпохи. Портретная и жанровая живопись второй половины XIX века» из собрания Государственной Третьяковской галереи, и «Многоголосие» южнокорейской графики из частной коллекции.
В филиале музея – ИСТОРИКО-МУЗЕЙНОМ КОМПЛЕКСЕ В СЕЛЕ ШИРЯЕВЕ – выставка «Ультимо Тули», на которой представлены работы самарских скульпторов Кристины ЦИБЕР и Николая КУКЛЕВА.
***
В МУЗЕЕ МОДЕРНА – выставки «Старинная японская фотография», «Стихии Анны Голубкиной» и «Бремя модерна».
***
В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ – выставка «Художники книги: А. Бенуа, М. Добужинский, Е. Лансере».
***
В галерее «ВАВИЛОН» – торжественное открытие юбилейной выставки Евгении ТАРАСОВОЙ «Ягодная». Вход по пригласительным билетам (18:00).
***
В галерее «НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» – итоговая выставка живописных работ Николая КУЛЕБАКИНА «Путник». Николай Николаевич Кулебакин (1945–2020) – талантливый живописец, график, член Союза художников России, член Международной ассоциации изобразительных искусств АИАП – ЮНЕСКО. Его работы находятся в коллекциях Курганского областного музея, Республиканского закупочного центра в Москве, в частных коллекциях в США, Германии, Венгрии, Израиле, Болгарии и России. Николай Кулебакин работал в жанре абстрактного экспрессионизма, в его картинах угадывается влияние Джексона Поллока и Марка Ротко. Земляки знают творчество Кулебакина по монументальным работам в интерьерах Куйбышевского политехнического института (ныне – Самарский технический университет), отеля «Ренессанс» и здания Самарского железнодорожного вокзала. Выставка знакомит с наиболее полным собранием живописных работ художника – более 60 полотен, включая ранее никогда не выставлявшиеся.
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» – выставки Татьяны ПОЧТЕННОЙ «Пустые билборды. Присвоение» и «Логика разрыва. 50 лет искусства фотографии в Самаре».
В 19:00 – занятия в Фотошколе Кристины СЫРЧИКОВОЙ и школе рисования для взрослых и детей Натальи СУББОТИНОЙ «Арт-среда»
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» (Новокуйбышевск) – персональная выставка Михаила АРДАКОВА «Я живу и пишу сердцем»
***
В выставочном зале Самарского отделения Творческого союза художников России (ТРК «ЕВРОПА») – коллективная выставка «Белая метель».
***
В выставочном зале Дома культуры «ЛУЧ» (пос. Зубчаниновка) – персональная выставка члена Самарской региональной организации Творческого союза художников России Елены РИПЫ «Стремление к свету».
***
В ОБЛАСТНОЙ ЮНОШЕСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ – художественная выставка «Путь художника». В экспозиции – работы художника и арт-терапевта Татьяны ХАМИНОЙ и ее учеников.
***
В офисе «АЛЬЯНС ФРАНСЕЗ САМАРА» (Высоцкого, 10) в рамках VI Международного фестиваля «Французская осень» – выставка «Пейзажи Невшательского края».
***
В Доме культуры «ЧАЙКА» – «Зимняя сказка», авторская выставка фотографа ДК «Октябрь» Натальи МИШУРИНСКОЙ, и коллективная художественная выставка «Очарование зимы».
***
В ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка авторских работ резчика Сергея КЛЮЧНИКОВА «Умельцами славится край Самарский».
***
В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставки «От пещерного Льва до кота Василия», «Кто живет в белокаменном саду». В 15:30 – мастер-класс «Игрушка из ваты».
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ ЛЕНИНА – выставка «Кукла как искусство».
***
В ДОМЕ АРХИТЕКТОРА – итоговая выставка фестиваля «ФУТУРУГУРУ» – предметов дизайна, созданных детьми.
***
В САМАРСКОЙ ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ – «Зимние узоры», мастер-класс по живописи в технике «Акварель по-сырому» от самарского художника Татьяны БЕЛОУСОВОЙ (18:00).
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ краеведческом музее состоится презентация проекта «От чистого сердца», ставшего победителем конкурса «Практики личной филантропии и альтруизма» Благотворительного фонда Потанина. Событие, которое повлияло на победу в конкурсе, – передача музею коллекционером Ларисой Михайловной ФРАНЦЕК (Москва) уникальной коллекции декоративных колокольчиков XIX XXI вв. (более 450 единиц). Лариса Михайловна вновь приехала в Тольятти, чтобы передать музею еще 80 колокольчиков.
В рамках презентации проекта состоится открытие выставки «Звонкое Рождество», на которой будут представлены около 50 колокольчиков, посвященные теме Рождества и Нового года. Открытие приурочено к Международному дню благотворительности – «Щедрому вторнику».
В музее работает фотовыставка заслуженного путешественника России Артура ЧУБАРКИНА «Русские крепости Аляски»
***
В модельной библиотеке «ДЛЯ ДРУЗЕЙ» (Тольятти) откроется международная выставка карманного коллажа «Туманное будущее». На выставке представлены работы художников из России, Беларуси, США, Испании, Аргентины, Уругвая, Германии, Дании. Куратор выставки – Ирина СЕВОСТЬЯНОВА (Самара) (19:00).

***
В МУЗЕЕ АКТУАЛЬНОГО РЕАЛИЗМА – выставка живописи и графики «Странствия». Экспоненты: Ирина ИВА (Москва), Георгия КИКИНА (Самара), Алексей ЗУЕВ, Ольга ЛЕВЧЕНКО, Игорь ПАНОВ (все – Тольятти).
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка графики и барельефов Сальвадора ДАЛИ «Сюрреализм – это Я» из коллекции Павла БАШМАКОВА и галереи современного искусства PS Gallery (Санкт-Петербург) и выставка «Поп-арт».
***
В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – выставка живописи Ирины ЗЫКОВОЙ, в основе которой – художественные впечатления автора от поездки по Италии, и выставка цветочных миниатюр Марии ПЬЯНОВОЙ.
***
В ЦЕНТРАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ В. Н. ТАТИЩЕВА (Тольятти) – выставка Владимира ПОМЫТКИНА «Плакаты».

ЛИТЕРАТУРА
В ОБЛАСТНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ в рамках проекта «Писатель в библиотеке» – творческая встреча с Алексеем ГЕЛАСИМОВЫМ (19:00).

***
В БИБЛИОТЕКЕ № 23 – литературный праздник «Я с книгой открываю мир» (14:00).
***
В БИБЛИОТЕКЕ ИСКУССТВ № 8 (Тольятти) – фотовыставка книжного натюрморта «Дорога НатюрЛИТа», организованная областной универсальной научной библиотекой.
***
В ЧАПАЕВСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ В. Н. БОНДАРЕНКО – литературно-художественная выставка «Изображая Слово», организованная областной универсальной научной библиотекой.

ОБРАЗОВАНИЕ
В философской школе «СИМПОЗИОН» – первая лекция «Историческая стилистика философии» из цикла «Философия: метаморфозы стиля и метода» кандидата философских наук, доцент Самарского университета Александра ОГНЕВА (18:30, областная универсальная научная библиотека).
***
В Самарской центральной городской библиотеке имени Н. К. Крупской – лекция Валерия БОНДАРЕНКО «Сладостное ничегонеделание и дендистский стиль» в рамках цикла «Серебряный век: поиск утраченной целостности» (18:30).
***
САМАРСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМЕНИ Н. Г. КРУПСКОЙ проведет онлайн-лекцию Александры ШАЙДАРОВОЙ в рамках проекта «Человек и культура: вечный диалог» (13:30).
***
Во дворе ДОМА-МУЗЕЕ ЛЕНИНА – экспозиция «Картины прошлого усадьбы городской», включающая надворные постройки, сохранившиеся в усадьбе купца Рытикова с тех времен, когда здесь жила семья Ульяновых. В ходе реновации каретный сарай с конюшней и сенником и напогребица были освобождены под новую экспозицию. Сейчас здесь восстановлена картина, характерная для многих самарских усадеб той эпохи: посетители могут увидеть разные виды повозок, предметы быта, конскую упряжь, столярные инструменты, сельскохозяйственные орудия, которые были в ходу у самарцев.
***
В ДОМЕ-МУЗЕЕ М. В. ФРУНЗЕ – выставка «Охота красных командиров» о становлении охотничьего дела в России и о том, как охотились в Красной армии солдаты и офицеры.

ФЕСТИВАЛИ
В МУЗЕЕ АЛАБИНА – День инклюзии (17:00).