December 5th, 2020

Секреты оперного эликсира

Ольга КРИШТАЛЮК *
Фото Антона СЕНЬКО

Впервые в Самарском театре оперы и балета опера Гаэтано Доницетти «Любовный напиток» появилась в 2001 году. Ее поставили петербургский режиссер Юрий Александров и дирижер Владимир Коваленко в содружестве с художником Вячеславом Окуневым. После окончания ремонта театра восстановлением спектакля на обновленной сцене занималась Марина Шапкина, но спектакль шел весьма редко. И вот 19 лет спустя у режиссера Шапкиной возникла идея новой постановки.

В центре: Дулькамара – Степан Волков, Неморино – Давид Погосян

[Spoiler (click to open)]
Сравнивать эти яркие постановки грешно: каждая отразила свое время, в каждой ставились свои уникальные художественные задачи. В творческой коллекции эпатажных спектаклей Юрия Александрова постановка «Любовного напитка», возможно, получилась одной из самых эпатажных. Героями оперы были отнюдь не итальянские поселяне. Придуманные непоющие персонажи массовки поражали своей колоритностью или будничностью: японская старуха в кимоно, ребенок, играющий в песочнице, продавщица пива; да и главные герои трактовались в реалиях проблемных нулевых: Дулькамара был депутатом, Адина – начинающей бизнес-вумен, Неморино, первоначально появлявшийся с группой японских туристов и фотоаппаратом-мыльницей, пел свой романс во 2 акте с папироской в зубах.
Либреттист Юрий Димитрин не только создал русский вариант текста оперы, но и внес неожиданные юмористические изменения в финальные речитативы: Дулькамара (взяв контракт): «Любопытно. Как нынче бреют в солдаты. (Читает контракт.) «Я, Неморино Авантюретти, обязуюсь…» Позвольте… (Всем) Его фамилия Авантюретти? Все: Да. А что? Дулькамара: Боже! Так он же… Он мой племянник! (Неморино) Приди же в мои объятья… Адина, Неморино: Как, вы наш дядя? Джанетта: Но вы скончались. Дулькамара: Увы, в какой-то мере – да. Для кредиторов – мертвец я. И этот слух помог мне улизнуть из города…»
Действительно, комедийный жанр обладает гибкостью, готовностью вбирать в себя многие злободневные культурные смыслы. Поэтому в те времена создатели спектакля позволили себе включение в оперу-буфф даже… русских частушек. Например, песенку из 2 акта Io son ricco e tu sei bella Дулькамара пел с таким частушечным текстом: «Полюби меня красотка, я известный депутат. У меня высокий рейтинг и внушительный мандат».
Нынешний спектакль ближе неувядающей классике, хотя хронологически и не следует реалиям 1830-х годов – скорее середине XX века. В идее постановки подчеркнут некий баланс между концертным и сценическим воплощением оперы, что выражается термином semi-stage.
***
В этой опере, одной из самых популярных в мировом оперном репертуаре, словно заключены загадки, которые так привлекают режиссеров, заставляя искать рецепты идеального лирического или комического спектакля. Поисками рецепта идеальной оперы, в которой смешное, грустное и драматическое были бы нерасторжимо связаны, занимался всю жизнь Гаэтано Доницетти.
Когда он был еще очень молод, его напутствовал в необъятный оперный мир композитор Симоне Майр, его учитель в Бергамо: «Немного грусти тебе не повредит. Ты слишком весел обычно. Печаль – неразлучная подруга всех, у кого есть душа и сердце». А знаменитый тенор Джузеппе Виганони говорил: «Создайте у публики и артистов впечатление, будто это они руководят вами, а на деле ведите их сами».
Доницетти очень любил музыкальные пародии. В юности он написал пьесу, где изображал знакомого ему старого певца-дилетанта: назойливое повторение высоких нот – это был стук его палочки, ворчливые басы изображали, как распевается старик и прочищает свое горло.
Увлекаясь жанром струнного квартета, Доницетти необычайно точно спародировал стиль одного из квартетов Гайдна. Ну а в жанре буффо, фарсе пародия просто процветала. Написав массу комедийных опер – «Счастливое заблуждение», «Замок инвалидов», «Сумасшедшие по заказу» (в опере нет тенора, только 5 басов и 2 сопрано), «Театральные удобства и неудобства», – композитор и в «Любовном напитке» вместе с поэтом Феличе Романи выстроил целую систему пародийных перекличек: с сюжетом популярного средневекового романа «Тристан и Изольда» Готфрида Страсбургского (причем первым среди композиторов использовал упоминание об этом сюжете в опере), с канвой комедии Э. Скриба «Зелье» и с жанром ученой пасторали.

Адина – Анастасия Лапа, Неморино – Давид Погосян

Образ Адины с ее типичной «звездной болезнью» очень напоминает оперных примадонн времен Доницетти. В бравом вояке Белькоре угадывается вечно неугомонный и воинственный характер старшего брата композитора – Джузеппе, который полжизни провел в военных кампаниях Наполеона, а потом сделал карьеру при дворе турецкого султана.
А вот Дулькамара отчасти похож своей вездесущей напористостью и всезнанием на самого великого импресарио XIX века – Доменико Барбайю. «Благодетель» Дж. Россини, несколько позже он и для Доницетти стал проводником успеха в театральном мире. Уж он-то знал толк в эликсирах! Начав подниматься по социальной лестнице с самых нижних ступенек, Барбайя в молодости работал официантом в кафе рядом с «Ла Скала» и придумал напиток, названный в его честь «барбайято».
Импресарио Фортуны, как он любил говорить о себе, при первой встрече с Доницетти сказал: «Как ты знаешь, я самый великий импресарио в мире, а ты пока еще не знаменитый композитор. Но я великодушен и щедр: мне хочется сделать тебя знаменитым. Россини вывел в свет я. Я драгоценный, хотя и непризнанный благодетель. Ничего не поделаешь, я работаю для искусства, ради торжества итальянской музыки. И немножко также ради того, чтобы отложить кое-какое золотишко!» Сравним с речью Дулькамары: «Болезней человечества я признанный целитель и призванный отечеством больниц опорожнитель. Создать любые снадобья по силам мне вполне и дать их толпам жаждущих по оптовой цене» (пер. Ю. Димитрина).
Создавая свой шедевр в начале мая 1832 г., как гласит легенда, за две недели, торопясь к открытию Миланского театра «Каннобиана», поэт и композитор подчас отталкивались от типично пародийной ситуации. Доницетти: «Я хочу держать пари с самим собой. Интересно, смогу ли написать совершенно новую оперу за две недели? Сначала мне надо повидать Романи, согласится ли он немедленно написать либретто? Если не вернусь с забинтованной головой, значит, он согласился».
«Да не забудь, – говорил композитор поэту, – что у нас примадонна немка Хайнефельдер. Можно заставить ее петь, и побольше, но надо поменьше дать ей речитативов, чтобы не чувствовался акцент. Еще должен напомнить тебе, что тенор Дженеро – заика». – «Что? – удивился Романи. – Что ты сказал?»«Я сказал, что тенор заика». – «А как же он поет?»«Когда он поет, это незаметно. Но нужно придумать его герою такой наивный и бесхитростный характер, чтобы заикание в речитативе только помогло певцу. Еще должен предупредить тебя, что у баса-буффо Фреццолини голос как у козленка и что французский бас Дебади ненадежен, почти всегда не в голосе».
Так стремительно, вдохновенно создавался рецепт этой чудо-оперы. Но главным ее загадочным ингредиентом стал романс Неморино, сочиненный композитором сначала без слов. Доницетти уговорил Феличе Романи вставить этот номер в уже готовый сценарий второго акта. И этот минорный романс среди лучезарной мажорности стал не только центром притяжения лирических сил в опере, но и символом высочайшей красоты и поэзии, только возможной в музыке. Простой деревенский чудак вдруг сделался поэтом, преобразился в самого Тристана силой любви.
***
Ах, доктор Дулькамара, в образе которого слились воедино все шарлатаны, маги и даже волшебники мира! Если бы вы были так любезны и подсказали бы нам верный рецепт оперного эликсира, который бы приободрил нас, оживил и утешил, внушил надежду, подарил немного света…
– Да, да, я к вашим услугам. Великий маг и волшебник, знаток сердец и утешитель душ, дотторе Дулькамара! Слушайте внимательно и записывайте мой новый рецепт! Возьмите молодых, прекрасных солистов. Пусть Адину споет лауреат международного конкурса Анастасия Лапа. В этой певице счастливо сочетаются очаровательная внешность и большой голос красивого тембра с крепкими, звонкими верхами. А какая у нее техника! Вот увидите, как виртуозно она споет сложнейшую арию Prendi, prendi, per me sei libero в финале.
Партию Неморино пусть исполнит артист молодежной оперной программы, лауреат международного конкурса Давид Погосян. Его нежный тенор будет звучать очень искренно и уверенно, с настоящим профессиональным мастерством. А его уникальный типаж заставит публику вспомнить образы любимого Чаплина.
На роль Белькоре возьмите Владимира Боровикова, лауреата международных и всероссийских конкурсов. Его баритон прозвучит красиво и сильно, а комедийный талант певца и фикус в его руках заставят вас вспомнить полковника Френсиса Чеснея из всеми любимой комедии «Здравствуйте, я ваша тетя».

Белькоре – Владимир Боровков

Джанетту пусть споет эффектная Софья Цимбал, лауреат международных конкурсов, артистка молодежной оперной программы.
Пусть в декорациях Елены Соловьевой минимализм будет сочетаться с ощущением удобства и комфорта, цвета костюмов порадуют глаз яркостью, но без крикливости, а мизансцены будут придуманы режиссером Мариной Шапкиной с такой естественностью, что возникнет ощущение непосредственности и радостной суматохи.
И даже немая роль старичка с палочкой (помните ту пародию юного Доницетти?) пусть будет доиграна до логического конца: появляясь в толпе селян на протяжении всего действия, в финале он наконец-то распробует мой эликсир молодости.
А в качестве дирижера-постановщика пригласите лауреата международного конкурса Алексея Ньягу. Он опытный дирижер, тонко чувствующий темпоритм оперного спектакля, создаст такую удобную и в то же время динамичную канву темпов, оркестр, подготовленный ведущими дирижерами театра Евгением Хохловым и Борисом Бенкогеновым, будет звучать столь выразительно и слаженно, что и артисты, и публика получат огромное удовольствие.
И если все мои рекомендации вы исполните, ваш спектакль ждет феерический успех!
– Синьор Дулькамара, постойте, постойте! А кто же исполнит вашу партию в опере?
– Ну конечно, о себе я скромно умолчал, как всегда! Пусть мою партию исполнит фантастически артистичный Степан Волков, лауреат международных конкурсов. Его искусство буффонной скороговорки настолько феерично, что вызовет абсолютный и безоговорочный восторг зрительного зала. Да, и пусть он приедет к публике на слоне. Это достойный для него размер!
***
Слова доктора Дулькамары оказались пророческими. Так все и случилось. Эта постановочная версия полюбилась многим зрителям с первого взгляда. Помимо достигнутого равновесия всех художественных составляющих спектакля, в нем было ощущение того мудрого, всепонимающего юмора, который в наше печальное время может принести истинное утешение. Всем участникам спектакля удалось выразить главные музыкальные достоинства оперы, в которых ощущалось нечто первозданное, сияющее, лучистое. «Кажется, что и в самом деле утро года одарило воодушевлением эту музыку, созданную в весеннюю пору, она излучает ее аромат, молодость, прозрачную негу, воздушную игру красок и света».
Один из биографов Доницетти писал, что в романсе Неморино композитор «смог освободить свою душу от иллюзий, страданий и надежд». Но таким образом он подарил надежду нам… в том числе и надежду на то, что новый замечательный спектакль будет частым гостем на сцене Самарского оперного театра именно в этом составе – на радость всем его участникам и благодарной публике, которая устроила всем артистам и создателям спектакля настоящую, искреннюю, продолжительную овацию. На сей раз рецепт оперного эликсира в формате semi-stage оказался верным!

Самарский академический театр оперы и балета
Гаэтано Доницетти
Любовный напиток
Опера в концертном исполнении
Музыкальный руководитель постановки – Евгений Хохлов
Дирижер-постановщик – Алексей Ньяга
Режиссер-постановщик – Марина Шапкина
Художник-постановщик – Елена Соловьева
Хормейстер-постановщик – Максим Пожидаев
Балетмейстер-постановщик – Владимир Шачнев
Премьера состоялась 27 ноября 2020 года

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент кафедры теории и истории музыки СГИК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)

Человек среди зримых и виртуальных стен

Сергей ГОЛУБКОВ *
Рисунок Сергея САВИНА

Люди одиноки, потому что вместо мостов они строят стены.
Станислав Ежи Лец

Прежде всего, отметим, что стены являются физической реальностью. Слова, их обозначающие, издавна вошли в состав всех человеческих языков. Откройте любой толковый словарь русского языка, и на вас высыплется пестрое конфетти привычных словосочетаний. В четырех стенах, как за каменной стеной, встать стеной, как об стену горох, стенка на стенку, припереть к стенке, поставить к стенке, застенок…
На протяжении всей многотысячелетней истории человечество прилежно возводило стены. Старинные города невозможно представить без монументальных и надежных крепостных стен. Человек чувствовал враждебность и опасность окружающего мира и хоронился от него за каким-нибудь островерхим частоколом, каменным валом или металлической оградой. Некоторые удивительные стены вошли в сокровищницу мировой культуры и попали в охранный реестр ЮНЕСКО. Великая Китайская стена, стены Вавилона и Константинополя, Великая стена Кумбалгарх в Индии, перуанская стена Саксайуамана, Адрианов вал в Великобритании, стена города Стон в Хорватии. Казалось бы, время строительства стен прошло. Но вот во второй половине ХХ столетия появилась Берлинская стена, а совсем недавно и Израильский разделительный барьер и возводимая по инициативе президента Трампа стена между США и Мексикой.
Но это не всё. С отменным усердием человечество на протяжении череды столетий строило еще и незримые стены в своем сознании, причем эти стены отличались не меньшей прочностью, чем те, что сложены из крепчайшего камня. Что есть всевозможные существующие табу как не такие непреодолимые невидимые стены? Возведение этих незримых преград диктовалось верованиями и принадлежностью к разным конфессиям, жесткой стратифицированностью социума, сословными перегородками, семейно-бытовым укладом, да и просто властью стародавнего обычая, различными стойкими предубеждениями (политическими, этическими, эстетическими), сложным психологическим складом каждой отдельной личности.

[Spoiler (click to open)]В многомерном пространстве культуры все эти разноликие стены давно обрели весомый символический капитал. Так, во многих мистических практиках «стена» выступает метафорой тупика на духовном пути. Человек вынужден взаимодействовать с самим собой, причем стена становится надежным средством для рефлексии. Однако этим данная ситуация не исчерпывается, ибо стена выводит еще и на вертикаль, создает новое бытийное измерение, становится поворотным рубежом в личностном становлении, позволяющим устремиться вверх, повысить уровень своего самосознания.
В художественной литературе образ стены очень часто был созвучен мотиву тягостной несвободы. Данный мотив в конкретных писательских практиках приобретал много оттенков. Это могла быть несвобода внешняя, физически ощутимая и осязаемая. У внимательного читателя русской классической литературы слово «стена» ассоциируется либо с тюрьмой, либо с мертвецкой, либо с безнадёгой больничного существования. Такая стена непременно будет глухой, высокой, мрачной, непреодолимой. Дополняют стену непременно какие-нибудь прочные решетки, тяжелые навесы, карнизы. Подобных страниц немало в отечественной реалистической прозе. Вот детали, на которых, скажем, останавливает внимание читателя Всеволод Гаршин: «Справа подымалось белое здание больницы с освещенными изнутри окнами с железными решетками; слева – белая, яркая от луны, глухая стена мертвецкой» («Красный цветок»).
А вот отрывок из текста Владимира Короленко: «Двор, в который мы вошли, был узок. С левой стороны бревенчатый сарай цейхгауза примыкал к высокой тюремной стене, с правой тянулся одноэтажный корпус, с рядом небольших решетчатых окон, прямо – глухая стена тюремной швальни, без окон и дверей. Сзади ворота, в середине будка, у будки часовой с ружьем, над двором туманные сумерки» («Искушение»).
Сходный по стилистике фрагмент находим в горьковской «Жизни Клима Самгина»: «На другой день, утром, он и Тагильский подъехали к воротам тюрьмы на окраине города. Сеялся холодный дождь, мелкий, точно пыль, истреблял выпавший ночью снег, обнажал земную грязь. Тюрьма – угрюмый квадрат высоких толстых стен из кирпича, внутри стен врос в землю давно не беленный корпус, весь в пятнах, точно пролежни, по углам корпуса – четыре башни, в средине его на крыше торчит крест тюремной церкви».
Мотив несвободы, семантически расширяясь, переплетается с мотивом вселенского экзистенциального сиротства, что мы видим в творчестве Леонида Андреева. Конечно, на память приходит его рассказ «Стена», где ключевое слово-символ вынесено уже в название произведения. Однако воплощение этого мотива мы наблюдаем и в других произведениях писателя. Характерен, например, рассказ «Город». Писатель напрямую не употребляет здесь слово «стена», но имплицитный множащийся образ глухих стен, ограждающих замкнутое пространство бытия человека, в тексте вполне очевиден:
«Город был громаден и многолюден, и было в этом многолюдии и громадности что-то упорное, непобедимое и равнодушно-жестокое. Колоссальной тяжестью своих каменных раздутых домов он давил землю, на которой стоял, и улицы между домами были узкие, кривые и глубокие, как трещины в скале. <…> Можно было по целым часам ходить по этим улицам, изломанным, задохнувшимся, замершим в страшной судороге, и все не выйти из линии толстых каменных домов. <…> Однажды Петров шел спокойно по улице – и вдруг почувствовал, какая толща каменных домов отделяет его от широкого, свободного поля, где легко дышит под солнцем свободная земля и далеко окрест видит человеческий глаз».
Автора пугает катастрофически безмерная отделенность, отъединенность человека от человека в огромном городе: «И каждый проехавший человек был отдельный мир, со своими законами и целями, со своей особенной радостью и горем, – и каждый был как призрак, который являлся на миг и, неразгаданный, неузнанный, исчезал. И чем больше было людей, которые не знали друг друга, тем ужаснее становилось одиночество каждого».
Образ стены приобретает множество социокультурных смыслов. В антиутопии Е. Замятина «Мы» символ Зеленой стены призван тотально упростить жизнь «нумеров», надежно оградив их от непонятной сложности и недопустимого разнообразия. И это оборачивается гибельной редукцией персонального духовного мира. Романист предупреждает о грозящей опасности возведения подобных стен между человеком и сложной живой жизнью.
Яркой символикой был наполнен сборник новелл Ж.-П. Сартра «Стена». Символика была достаточно прозрачна: государственная система порой может обернуться глухой стеной непонимания и жестокого равнодушия по отношению к отдельному человеку.
Образ стены может присутствовать в сознании художника как образ свидетеля, молчаливого исповедника, того, кто сохраняет тайну. Не случайно арестанты порой доверяли стене камеры какие-то свои сокровенные рассуждения. Поэтому немудрено, что и авторы художественных текстов порой обращаются к стене как к живому существу, как к некоему, если хотите, безмолвному регистратору бытия. Иосиф Бродский так и озаглавил стихотворение – «Письма к стене».
Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.
Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.
За твоею спиной умолкает в кустах беготня.
Мне пора уходить. Ты останешься после меня.
До свиданья, стена. Я пошел. Пусть приснятся кусты.
Вдоль уснувших больниц. Освещенный луной. Как и ты.
Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.
Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.

Существующие в нашем повседневном сознании всевозможные стены, заборы, ограды и палисаднички суть следы воздействия огромного массива накопившихся в архиве культуры традиций, канонов, поведенческих писаных и неписаных норм, административных запретов, индивидуальных ограничений, психологических зажимов. Человеческое сознание обладает известной инерцией и не сразу может отбросить что-то отжившее и позавчерашнее.
О мертвой власти застывших архаичных церемоний, ритуалов и обычаев писала Нина Берберова в мемуарной книге «Курсив мой»: «Смирительная рубашка предрассудков и приличий до сих пор время от времени надевается на человека в самые, казалось бы, «собственные» его минуты (или часы, или дни)».
Пожалуй, только творческая составляющая нашего сознания позволяет бросить вызов видимым и невидимым стенам, стоящим на пути достойного развития как отдельной личности, так и общества в целом.
Искусство слова способно разрушить невидимые стены человеческой ограниченности и мыслительной косности, удручающего догматизма благодаря динамичной гибкости самого языка.
И. Бродский в «Нобелевской лекции» говорил именно об этом: «Существуют, как мы знаем, три метода познания: аналитический, интуитивный и метод, которым пользовались библейские пророки – посредством откровения. Отличие поэзии от прочих форм литературы в том, что она пользуется сразу всеми тремя (тяготея преимущественно ко второму и третьему), ибо все три даны в языке; и порой с помощью одного слова, одной рифмы пишущему стихотворение удается оказаться там, где до него никто не бывал, – и дальше, может быть, чем он сам бы желал».
Именно погружение в творчество (в какой бы сфере оно ни осуществлялось) позволяет человеку обнаружить в себе эти креативные стенобитные импульсы и в полную силу ощутить сладостный воздух внутренней свободы.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)

Свежести самарской культуры. 6 декабря, воскресенье

ЛИТЕРАТУРА
В БИБЛИОТЕКЕ ИСКУССТВ № 8 (Тольятти) – фотовыставка книжного натюрморта «Дорога НатюрЛИТа» , организованная областной универсальной научной библиотекой.

[Spoiler (click to open)]
***
В САМАРСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ДЕТСКОЙ ГОРОДСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ – мастер-класс самарской писательницы Жени КУСТОВОЙ «Пересочиняем сказку: работа над сюжетом» (15:00).
***
В 12:00 от МУЗЕЯ-УСАДЬБЫ А. Н. ТОЛСТОГО стартует экскурсия Ильи ПРИДАНЦЕВА «Литературная Самара».
***
В ГОРЬКИЙ-ЦЕНТРЕ Самарского литературного музея – заседание подросткового литературного клуба «Вточку» (16:30).
***
В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – литературно-музыкальная программа «Луна» с участием «Евгении ВОИНОВОЙ и её друзей» (14:00).
***
В ЧАПАЕВСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ В. Н. БОНДАРЕНКО – литературно-художественная выставка «Изображая Слово», организованная областной универсальной научной библиотекой.

МУЗЫКА
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ в рамках совместного с Санкт-Петербургской академической филармонии имени Д. Д. Шостаковича и Государственным Эрмитажем абонемента «Диалоги об искусстве» – концерт «Время Спартака»: ветхозаветные сюжеты и портреты стариков в картинах Рембрандта и его школы, а также время Спартака в античных памятниках от лекторов Эрмитажа Полины СЕНЬКИНОЙ и Ирины БУЗУНОВОЙ. Еврейская рапсодия «Шеломо» для виолончели с оркестром и поэма № 2 «Обряд» из цикла «Три еврейские поэмы» Э. Блоха, фрагменты музыки из балета А. Хачатуряна «Спартак». Исполнители: Академический симфонический оркестр под управлением Михаила ЩЕРБАКОВА. Солист – артист академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии Дмитрий ХРЫЧЁВ (виолончель). Концерт ведет Ирина ЦЫГАНОВА (18:30).
В 11:30 в рамках Абонемента «Большое путешествие маленького меломана» – «Шкатулка с секретом». Исполнители: Людмила КАМЕЛИНА (орган), Мелания ВОЛКОВА (арфа), Людмила КОВАЛЕНКО (рассказчица). Концерт сопровождается песочной анимацией от арт-студии «Пластилиновый дождь».
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – концерт Piano Surf российского «короля рок-н-ролла» Дениса МАЖУКОВ & Band (18:00).

ТЕАТР
В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – опера Дж. Россини «Севильский цирюльник» в постановке Александра АНИСИМОВА и Михаила ПАНДЖАВИДЗЕ. Фигаро – Георгий ЦВЕТКОВ, Граф Альмавива – Дмитрий КРЫЖСКИЙ, Розина – Ирина ЯНЦЕВА, Доктор Бартоло – Ренат ЛАТЫПОВ, Базилио – Георгий ШАТАЛОВ. Дирижер – Андрей ДАНИЛОВ (18:30).
***
В АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО – Дж. Патрика «Странная миссис Сэвидж» в постановке Александра КУЗИНА (18:00)
***
В СамАрте – музыкальная комедия по пьесе А. Островского «Женитьба Бальзаминова» в постановке Нины ЧУСОВОЙ, композитор – Василий ТОНКОВИДОВ, в заглавной роли – Павел МАРКЕЛОВ (17:00).
***
В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – комедия С. Злотникова «Пришел мужчина к женщине» по комедии А. Островского «Не всё коту масленица» (13:00) и комедия П. Шеффера «Темная история» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:00).
***
В театре драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» – «почти комедия» «Дядюшкин сон» по повести Ф. Достоевского в постановке Софьи РУБИНОЙ (18:00).
***
В театре кукол «ЛУКОМОРЬЕ» – «Ай, да Мыцык» Е. Чеповецкого (10:30 и 13:00).
***
В САМАРСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Путешествие Нильса с дикими гусями» С. Лагерлёф в постановке Ивана МОКРОУСОВА (10:30, 13:00).
***
Театр «ГОРОД» представит в областной универсальной научной библиотеки Драма по мотивам пьесы Т. Слободзянека «Наш класс. История в 14 уроках» в постановке Дмитрия КРЕСТЬЯНКИНА (18:00).
***
В УЧЕБНОМ ТЕАТРЕ САМАРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КУЛЬТУРЫ – поэтическая коспозиция «И ангелы грянут небесные трубы» к 100-летию Д. Самойлова в постановке Елены ЛАЗАРЕВОЙ (15:00).
***
В мультиплексе «ВЕРТИКАЛЬ» – видеоверсия опер П. Масканьи «Сельская честь» и Р. Леонковалло «Паяцы» в постановке Фабио ЛУИЗИ, Дэвида МАКВИКАРА и The Metropolitan Opera (18:00).
***
В театре юного зрителя «ВРЕМЯ ТАЙН» (Новокуйбышевск) – музыкальный вестерн «Том Сойер» по мотивам сочинений М. Твена (18:00).
***
В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова (Тольятти) – комедия Ж. Летраза «Семейка Фонтанж» в постановке Олега СКИВКО (18:00).
***
В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – «Сказка о царе Салтане» А. Пушкина в постановке Юрия РАМЕНСКОВА (11:00) и и «комедия скитаний и соблазнов» А. Н. Толстого «Касатка» в постановке Олега ТОПОЧЕНКО (17:00).
***
В тольяттинском ТЮЗе «ДИЛИЖАНС» – «Кошелек или жизнь» Екатерины МИРОНОВОЙ в постановке Виктора МАРТЫНОВА (11:00).
В 19:00 – спектакль театральной компании Александра Кудряшова (Москва) А. Макейчика «Путаница».

***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Репка» Янины ДРЕЙЛИХ (11:00 и 13:00).
***
В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – музыкальная сказка Т. Ходун «Пожарная тревога, или Осторожной Сёма и Сима» в постановке Барри САЛИМОВА (11:00) и лирическая комедия В. Ватова «Вот такая любовь» в постановке Валерия ТКАЧУКА (18:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка «Черный квадрат» Казимира Малевича» из собрания Государственного Эрмитажа. Для демонстрации знаменитого полотна Дмитрием и Марией ХРАМОВЫМИ был разработан специальный арт-проект под названием «Черный квадрат [Аудиенция]», образной темой которого является особая организация пространства – павильон в виде треугольной призмы, определенного супрематического космоса внутри традиционного помещения исторического здания музея. Конструкция павильона ведет зрителей к «Черному квадрату», создавая на тактильном уровне ощущение восхождения к «иконе».
Последний день работает персональная выставка скульптора Бориса ЧЕРСТВОГО «Апология».
В музее работают выставки «Передвижники: образ эпохи. Портретная и жанровая живопись второй половины XIX века» из собрания Государственной Третьяковской галереи, и «Многоголосие» южнокорейской графики из частной коллекции.
В филиале музея – ИСТОРИКО-МУЗЕЙНОМ КОМПЛЕКСЕ В СЕЛЕ ШИРЯЕВЕ – выставка «Ультимо Тули», на которой представлены работы самарских скульпторов Кристины ЦИБЕР и Николая КУКЛЕВА.
***
В МУЗЕЕ МОДЕРНА – выставки «Старинная японская фотография», «Стихии Анны Голубкиной» и «Бремя модерна».
***
В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ – выставка «Художники книги: А. Бенуа, М. Добужинский, Е. Лансере».
***
В галерее «НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» – итоговая выставка живописных работ Николая КУЛЕБАКИНА «Путник». Николай Николаевич Кулебакин (1945–2020) – талантливый живописец, график, член Союза художников России, член Международной ассоциации изобразительных искусств АИАП – ЮНЕСКО. Его работы находятся в коллекциях Курганского областного музея, Республиканского закупочного центра в Москве, в частных коллекциях в США, Германии, Венгрии, Израиле, Болгарии и России. Николай Кулебакин работал в жанре абстрактного экспрессионизма, в его картинах угадывается влияние Джексона Поллока и Марка Ротко. Земляки знают творчество Кулебакина по монументальным работам в интерьерах Куйбышевского политехнического института (ныне – Самарский технический университет), отеля «Ренессанс» и здания Самарского железнодорожного вокзала. Выставка знакомит с наиболее полным собранием живописных работ художника – более 60 полотен, включая ранее никогда не выставлявшиеся.
***
В выставочном зале Самарского отделения Творческого союза художников России (ТРК «ЕВРОПА») – коллективная выставка «Белая метель».
***
В галерее «ВИКТОРИЯ» – выставки Татьяны ПОЧТЕННОЙ «Пустые билборды. Присвоение» и «Логика разрыва. 50 лет искусства фотографии в Самаре».
В рамках Недели Современной Иллюстрации – лекция «Чтобы стать успешным иллюстратором нужно… или 25 трендов современной иллюстрации от агентства «Труд» дизайнеров о японской визуальности Светланы и Всеволода ВЫВОДЦЕВЫХ о том, в чем уникальность времени, в котором мы живем, что такое современная иллюстрация, какие критерии современности существуют сегодня, а также о том, почему «современность» определяется не стилем и формой, а смыслами (17:00).
В 11:15 и 15:30 – Школа современного искусства Оксаны СТОГОВОЙ (1 и 2 курсы соответственно).
***
В ОБЛАСТНОЙ ЮНОШЕСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ – художественная выставка «Путь художника». В экспозиции – работы художника и арт-терапевта Татьяны ХАМИНОЙ и ее учеников.
***
В ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка авторских работ резчика Сергея КЛЮЧНИКОВА «Умельцами славится край Самарский».
***
В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставки «От пещерного Льва до кота Василия», «Кто живет в белокаменном саду».
***
В Доме культуры «ЧАЙКА» – фотовыставка Юрия ЧИКИНА (19:30).
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка графики и барельефов Сальвадора ДАЛИ «Сюрреализм – это Я» из коллекции Павла БАШМАКОВА и галереи современного искусства PS Gallery (Санкт-Петербург) и выставка «Поп-арт».
***
В ТОЛЬЯТТИНСКОМ краеведческом музее – фотовыставка заслуженного путешественника России Артура ЧУБАРКИНА «Русские крепости Аляски»
***
В БИБЛИОТЕКЕ АВТОГРАДА – выставка живописи Ирины ЗЫКОВОЙ, в основе которой – художественные впечатления автора от поездки по Италии, и выставка цветочных миниатюр Марии ПЬЯНОВОЙ.
***
В ЦЕНТРАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ В. Н. ТАТИЩЕВА (Тольятти) – выставка Владимира ПОМЫТКИНА «Плакаты».