October 23rd, 2020

Жили-были

Рубрика: Факультет ненужных вещей

Михаил ПЕРЕПЕЛКИН *
Рисунок Сергея САВИНА

Пересмотрел недавно документальный фильм Натальи Бесхлебной «История моей бабушки». Пересмотрел не один – со студентами. Сюжет фильма довольно прост: несколько пожилых женщин рассказывают о жизни, о детстве, о родителях, о мужьях и возлюбленных, о горестях, которых хоть пруд пруди, и о радостях, которых – всего ничего. Пересмотрел и спрашиваю студентов: о чем кино-то? «О жизни, – говорят. – О долгой, трудной и счастливой жизни». Вот как? О счастливой? А в чем счастье-то? «Ну как же, – отвечают студенты. – Столько пережить, столько вынести…» – «Понятно, – отвечаю. – А вы бы хотели себе такого счастья?» Задумались мои студенты, да и как тут не задумаешься. Со стороны-то вроде – счастье и счастье, но это только до тех пор, пока оно чужое. А себе такого «счастья» не хочется, себе – чего-нибудь помягче и потеплее.

[Spoiler (click to open)]

1

Моя бабушка, Анна Михайловна Перепелкина, родилась в 1921-м. В том самом двадцать первом, когда лучше было не рождаться, потому что в 21-м детей ели. В Самаре, в Самарской губернии да и вообще в хлебном Поволжье, превратившемся вдруг в Поволжье голодное.
Ели детей, стариков, трупы – отдирали доски у сараев, куда их складывали, пока дойдут руки до погребения, обрезали мягкие ткани и варили из них похлебку. Об этом много и с вялым возмущением писали газеты, а в фондах нашего музея хранится несколько страшных фотографий, среди которых «женщина, которая съела своего ребенка». Я долго пытался рассмотреть лицо этой женщины, но тщетно: лица у нее нет. В том самом 21-м году лиц не было у многих, у очень многих.
21-го года бабушка, естественно, не запомнила, зато запомнила 33-й. Может быть, и не такой страшный, а может быть – такой. Не зря же мои прадед и прабабка снялись с насиженного места и рванули в Чапаевск: мол, в городе проще, авось кто-нибудь да выживет. Нет, выжили не все, но кто-нибудь выжил. Среди этих кто-нибудь была и моя бабушка.
Потом ей исполнилось двадцать, и началась война. Вспоминаю сейчас себя в 20 лет – третий курс университета. Смотрю на сына, которому семнадцать. Прикидываю – не прикидывается.
Окопы-огороды, снова окопы и снова огороды. Никаких особенных подвигов у бабушки не было, не было и рассказов о подвигах. Рутинное, в общем-то, дело, но вот в ней-то, в рутине, и вся соль.
Расскажу о ней, о соли. У Алексея Германа есть фильм, называется «Трудно быть богом». Герман его долго снимал, несколько раз приступал и так и не дожил до премьеры. Но снять этот фильм было для него очень важно. Фильм двухсерийный, идет почти три часа – и три часа на экране дождь, грязь, грязная жратва и грязные же испражнения, мордобой и икота, икота и отрыжка… Но когда смотришь на это пять, десять минут – в тебе всё бурлит и вскипает говорухинским «так жить нельзя», когда смотришь полчаса и сорок минут – еще чуть-чуть бурлит, но уже не вскипает, а спустя два часа эти грязь и икота уже не обращают на себя внимания, воспринимаются как что-то в порядке вещей. Думается, этого и добивался гениальный Герман, стремившийся показать, что весь ужас зла состоит в том, что оно и злом-то никому не кажется: так, привычное дело…
– Бабушка, а как вы поженились? – иногда расспрашивал я, ожидая услышать хоть что-то о ней, о деде и о том, как они были счастливы.
– Как поженились? Очень просто поженились. Дед пришел с войны и женился на нашей деревенской девушке, которая родила под новый, 1947 год мальчика, а сама умерла в родах. Мы жили наискосок от их дома, через улицу. Вот ко мне и пришли «сваты»: мол, как хочешь, Анна, а надо Перепелкину помочь – как он с мальчишкой-то справится? Выходи за него замуж… Вот я и пошла. Собрала в узелок свои юбки и перешла с ними через дорогу, а на следующее утро уже несла ведра на коромысле не в родительский дом, а в мужний…
Бабушка прожила долгую жизнь – до восьмидесяти трех не дожила всего несколько дней. Когда я сидел у ее гроба, мучительно пытался вспомнить ее счастливой – смеющейся, беззаботной – и не смог. Овдовев в 37 лет, она уже больше не вышла замуж, жила со свекровью, растила детей. За 83 года ни разу не съездила никуда дальше Куйбышева, у нее никогда не было ни одной золотой безделушки, ложки, которыми она ела сама и ели у нее мы, ее внуки, были, наверное, ровесниками царя Гороха. А еще у бабушки, как и у многих ее современниц, было два дня рождения – настоящий и «по паспорту». По паспорту она была на два года старше и родилась не в марте, а в феврале.

2

Деда я не застал – его не стало за 16 лет до моего рождения. Но поскольку я появился на свет день в день, когда его не стало, уже придуманное для меня имя Женька заменили его, дедовым.
Хорошо помню, когда я пробовал про деда расспрашивать, все мои расспросы встречались какими-то односложными «ну да». «Он воевал?» – «Ну да, воевал». – «Был ранен?» (В фотоальбомах сохранились многочисленные послевоенные фотографии из санаториев.) – «Ну да, был ранен». Воевал, был ранен, но что-то было все-таки не так, не как у всех. Уже потом узнал, что за этим «что-то» был плен. Где-то в Прибалтике, кажется – в Латвии. Год, два, три – не знаю, никаких документов в семье нет, а спросить – некого. Да и не рассказал бы никто, так как и дед, видимо, не очень-то рассказывал. Спасибо, что остался жив. Спасибо, что не добили враги и не съели живьем свои. За всё – большое спасибо.
Еще спасибо за то, что после холодного лета 53-го отпустили его брата. Это ведь за него, брата, дед отправился добровольцем на финскую: надеялся, что где-то там зачтется и отпустят в 40-м. Но нет, в сороковом не «зачлось».
В чем дед был виноват, этого мне так никто и не объяснил, но я эту вину как бы от него унаследовал и перед 9 мая, когда разговор в школе заходил о подвигах дедов, всегда старался от этого разговора уклониться.
От деда мне остались несколько записных книжек с номерами облигаций, пара этих самых облигаций госзайма, одно письмо родным из госпиталя, дом, купленный им незадолго до смерти и еще пару лет после покупки достраиваемый им из дощечек от ящиков. Дом уже давно дышит на ладан: дощечки от ящиков оказались не вечными.

3

Вот так они и жили, мой дед и моя бабушка. Жили, рожали детей, ели кашу оловянными ложками, отлитыми при царе Горохе, и никуда не выезжали из своей деревни, если не считать дедовских войн, плена в Прибалтике и санаториев после войны. Были ли они счастливы?
Когда-то я об этом не задумывался, а потом стал задумываться, теперь задумываюсь всё чаще. И волнует меня, собственно, один-единственный вопрос: кому сказать «спасибо» за это так называемое счастье? И кто виноват в том, что жизнь у наших дедов и бабушек, выражаясь словами Достоевского, «на подтирку пошла»? Б-г виноват? Сами они виноваты?
Пару недель назад попробовал поделиться своими сомнениями с умным человеком – редактором. Дескать, вот, Виктор Викторович, какое я сейчас решаю уравнение с одним-единственным неизвестным, что скажете?
Редактор когда-то окончил мехмат и в разных уравнениях он толк знает. «Понимаешь, – сказал редактор, – виноваты, конечно, все. Но учти одно: человек не рождается для того, чтобы быть героем – побеждать обстоятельства, вытаскивать себя из болота, как Мюнхгаузен. Человек не обязан быть героем – он имеет полное право быть просто человеком».
Несколько лет назад мы отдыхали в Греции, на Крите. Когда обошли все ближайшие красивости, отправились в деревушку Фоделе, где то ли родился, то ли жил Эль Греко. Сходили в музей, наснимали кучу фотографий, проголодались и пошли в таверну. Вот здесь я должен, кажется, сказать что-то вроде «если вы не были в таверне на Крите, считайте, что вы не жили на свете».
Но не сейчас, не в этот раз, потому что дело – не в таверне, а в том, что я увидел у входа в нее. Эта картинка и сейчас стоит у меня перед глазами – такая она была яркая, как фото на память. На крыльце таверны сидел ее хозяин, пожилой грек, не щадивший загорелых щек для еще нескольких поцелуев греческого солнца. Он никуда не спешил, ничего не боялся не успеть – он был в своей таверне, и он ждал гостей. Он мог ждать их день, два, сколько потребуется: раки и узо для них стояли в холодильнике, а невероятной величины креветки с чесноком и лимоном могли жариться хоть целую вечность.
Это был мгновенный эскиз под названием «счастье» – я сразу это понял. Я не знаю, когда этот грек родился, пришлось ли ему воевать, сколько у него детей и приносит ли ему прибыль его таверна, но я видел перед собой человека, уверенного в том, что вот это солнце и есть его главный и единственный начальник, и никто, кроме него, не вправе ему ни в чем отказать и ничего от него потребовать.
Свободный человек, целующийся с солнцем в деревушке Фоделе и представления не имеющий ни о чем, за что всю жизнь боялись и переживали мои бабушка и дед.
Думаю, что если бы я спросил моих студентов, хотели бы они себе такого счастья, они бы ответили без тени сомнения.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея имени М. Горького.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 22 октября 2020 года, № 20 (193)

Ностальгия по утраченным иллюзиям

Татьяна ЖУРЧЕВА *

Продолжаю публикацию материалов о фестивале «Волжские театральные сезоны».

Странным образом объединились в моей голове два фестивальных спектакля, которые, казалось бы, никак объединить не возможно. Все разное: театры, авторы, темы, проблемы, жанры. А между тем я долго мучилась, пытаясь разгадать, почему и чем они похожи, пока не поняла: это спектакли-воспоминания, ностальгия по невозвратному прошлому, которое уже мифологизировалось нашим сознанием.

Героическая драма Афанасия Салынского «БАРАБАНЩИЦА» имела невероятный успех в конце 50-х – 60-х годах прошедшего столетия. Молодые актрисы, которым посчастливилось сыграть Нилу Снижко, мгновенно и надолго обретали зрительскую любовь и благосклонность критиков.

[Spoiler (click to open)]
Сегодня трудно в это поверить, но тогда пьеса воспринималась как откровение, отчасти перекликаясь с «Судьбой человека». В рассказе Михаила Шолохова оправдывался бывший военнопленный. В пьесе Салынского уважение и сочувствие вызывала девушка, которая во время оккупации была переводчицей в гестапо.
Нет, Нила Снижко, конечно, не коллаборационистка. Она разведчица и у фашистов работала по заданию, участвовала в организации покушения на важного гестаповского злодея. Так что и сочувствие, и уважение она действительно заслужила. Откровением было другое: Салынский подробно, в деталях показал, как травили девушку обыватели, не знавшие о ее благородной миссии, и как готов был простить ее Федор. Он, комиссованный по ранению и вернувшийся восстанавливать из руин родной город, влюбился в девушку и, сомневаясь, мучаясь, все-таки поверил, что она вовсе не гнусная «немецкая овчарка», как ее все называют. В общем, тогда это была пьеса не только о войне, но, может быть, в большей степени о праве и обязанности верить человеку и не навешивать на него готовых ярлыков.
Спектакль Бориса Морозова поставлен ровно через 60 лет после триумфальной, выдержавшей более 700 представлений, премьеры 1959 года. И это не просто постановка к «дате», это дань памяти и истории театра, в котором он прослужил много лет, и, наверное, собственной его молодости, в которой «Барабанщица» была одним из знаков оттепели.
Режиссерское решение предполагает взгляд в прошлое из нынешнего дня, своеобразную ретроспекцию – и историческую, и эстетическую.
Оформление сцены очень подробно воспроизводит начальную авторскую ремарку: «Большая проходная комната. Слева – дверь в соседнюю комнату. Правая стена пробита. Лестничная клетка обнажена, и ступени обрываются на уровне пола проходной комнаты, так что все, кто живет на верхнем, третьем этаже, проходят через эту комнату».
Бытоподобие, характерное для соцреалистической театральной эстетики, выдержано точно. Ну, может быть, чуть-чуть излишне бутафорски. Намеренная театральность этой ретровой декорации подчеркивается своеобразной «рамой», в которую она встроена. На авансцене рядом с приметами недавней войны – противотанковым заграждением, ящиками из-под патронов – разместилась современная ударная установка, и весь спектакль сопровождается звуками разных ударных инструментов: грохот близкой канонады, тревожная мелкая дробь, нежный хрустальный звон. А задник периодически превращается в экран, на который проецируются кадры военной хроники, листочки солдатских писем, фотографии.
Манера актерской игры тоже как будто отсылает туда, на 60 лет назад: форсирование голоса, чрезмерность жеста, статуарность мизансцен. Отрицательные персонажи (соседка-мещанка, фотограф-шантажист, немецкий шпион под маской советского офицера, дядя-трус и чинуша) утрированны, почти пародийны, как и мальчики-подростки, поданные в традициях старого советского ТЮЗа. Персонажи положительные (женщина-военврач, пожилые соседи, танкист, матрос) более человечны, но тоже несколько излишне прямолинейны и аффектированны. И только центральная пара – Нила (Ольга Герасимова) и влюбленный в нее Федор (Максим Чиков) – естественна и убедительна в проявлении своих чувств. Они, по сути дела, единственные живые люди, объемные, неоднозначные характеры посреди остальных несколько картонных персонажей.
История любви, способной преодолеть ложь и недоверие, неожиданно укрупняется, по-настоящему волнует. Кажется, еще немного – и эта старая пьеса зазвучит по-новому, обретет вторую жизнь. Но увы! Спектакль не закончился трагической смертью Нилы. Когда произнесена была последняя реплика, актеры (уже не персонажи) замерли спиной к зрительному залу, устремив глаза на экран, по которому шли и шли участники шествия «Бессмертный полк». История любви и смерти отступила перед юбилейным пафосом.

Центральный академический театр Российской Армии
Афанасий Салынский
Барабанщица
Драма в 2 действиях
Режиссер-постановщик – Борис Морозов
Художник-постановщик – Анастасия Глебова
Композитор – Рубен Затикян
***
«Прощание в июне» – первая большая пьеса Александра Вампилова. Она была опубликована почти одновременно и в иркутском альманахе «Ангара», и в столичном «Театре». Вампилов упорно трудился над ней, сотрудничая с театрами, постигал на практике законы сцены и несколько раз довольно серьезно переписал первоначальный текст. Только опубликовано было четыре редакции, а всего в его архиве сохранилось едва ли не семнадцать черновых вариантов.
Вплоть до трагической гибели драматурга и несколько лет после пьеса активно ставилась, даже и в столице, лидировала в репертуарных сводках. А потом как отрезало – ее почти забыли. И в этом, как ни грустно, есть своя логика. Еще тогда, в конце 60-х – в 70-е, к ней приклеилось определение молодежная/студенческая комедия, которое по определению исключало какую бы то ни было глубину и серьезность. Пьеса, конечно, сама провоцировала на такое к ней отношение: многолюдная, шумная, с песнями под гитару и студенческими компаниями. За всем этим театры теряли конфликт, который к последней, четвертой редакции определился как отнюдь не комедийный. А слово приросло.

Комедией назвал свой спектакль и Иркутский театр драмы. На то были причины. Во-первых, спектакль появился в 2016 году – в канун 80-летнего юбилея драматурга, а во-вторых, он стал своеобразным воспоминанием о спектакле, поставленном на иркутской сцене в 1970 году при участии самого Вампилова. Об этом сообщил, предваряя фестивальный показ, режиссер Геннадий Гущин и представил публике заслуженную артистку России Елену Мазуренко, исполнявшую полвека назад роль юной героини Тани.
Еще до начала действия, при первом же взгляде на сцену, не скрытую занавесом, становится понятно, что режиссер задался целью воссоздать стилистику 60-х: вывеска «ПКиО» (парк культуры и отдыха, если кто не помнит), ряды цветущих всеми цветами деревьев, дощатый забор, в глубине афиша «Старший сын». Набор песен, которые то поются под гитару, то звучат в записи – «Синий лед», «За туманом», – окончательно убеждает, что все происходит «там и тогда». Музыкальный лейтмотив полностью объясняет концепцию:
Приходит время,
С юга птицы прилетают,
Снеговые горы тают,
И не до сна.
Приходит время,
Люди головы теряют,
И это время называется весна.
Весна в природе и весна в жизни этих мальчиков и девочек, которые вот-вот окончат университет и разлетятся кто куда. А пока они «влюбляются, женятся», разводятся и опять женятся, теряют головы от любви и всяких жизненных неурядиц. Но все кончится хорошо.
Все действительно заканчивается хорошо. Всеобщий любимец, обаятельный, талантливый и несколько нагловатый студент Колесов, набедокурил, угодил на 15 суток за хулиганство, умудрился поскандалить с ректором и закрутить роман с ректорской дочкой. Ректор предлагает ему отказаться от дочки и за это получить возможность окончить университет. Колесов сначала соглашается, а потом раскаивается в своем малодушии. Таня прощает его, и они начинают все заново, с чистого листа. Такой вот водевиль с тортом, размазанным по лицу ректора в придачу.
Вампиловский финал иной. Он о том, что начать жизнь с чистого листа невозможно. Можно продолжать ее, усвоив или не усвоив ее уроки, осознав или не осознав свои поступки. Но только продолжать. Переиграть не получится.
Благостность финала, эйфорическое состояние потерявших головы молодых людей и тогда, в 60–70-е, казались уже фальшивыми. Сейчас это выглядит и вовсе странно. Юные актеры, играющие студентов (некоторые из них, похоже, только что со студенческой скамьи), очень честно выполняют все режиссерские задачи, поют, танцуют, переживают и радуются. Но в них нет куража, их задор ненастоящий. Кажется, они сами не слишком верят в то, что делают на сцене.
Режиссеру и старшему поколению артистов, помнящих Вампилова и старый спектакль, очень хотелось, видимо, вернуться в свою молодость. Как бы переиграть ее заново. В финале на сцену даже вышла Елена Мазуренко, видимо, с намерением подчеркнуть «связь времен». Это было трогательно. Но, увы, опять неубедительно.
Нельзя сыграть чужой спектакль. Как нельзя прожить чужую жизнь.

Иркутский академический драматический театр имени Н. П. Охлопкова
А. Вампилов
Прощание в июне
Комедия
Режиссер-постановщик и музыкальное оформление – Геннадий Гущин
Художник-постановщик – Александр Плинт

* Кандидат филологических наук, литературовед, театральный критик, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 22 октября 2020 года, № 20 (193)

Свежести самарской культуры. 24 октября

МУЗЫКА
В САМАРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – «Свой среди чужих…», концерт абонемента «Музыкальный клуб Вадима Эйленкрига». Исполнители: Академический симфонический оркестр под управлением Михаила ЩЕРБАКОВА. Солист –Вадим ЭЙЛЕНКРИГ (труба). Концерт ведет Ирина ЦЫГАНОВА (18:30).

[Spoiler (click to open)]

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОЙ ФИЛАРМОНИИ – концерт лауреата всероссийских и международных конкурсов Максима ФЕДОРОВА (баян, бандонеон, цифровой баян) с участием симфонического оркестра филармонии под управлением Алексея ВЕРХОВЕНА (18:00).

***

В театре «МЕСТО ДЕЙСТВИЯ» – концерт трио Black Coffee Jazz (19:00).

***

В МУЗЕЕ-УСАДЬБЕ АЛЕКСЕЯ ТОЛСТОГО – концерт группы «Полухутенко» (СПб, 19:00).

***

В СЫЗРАНСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ Е. А. АРКАДЬЕВА – концертная программа «И память их жива поныне» Центра музыкального искусства и культуры, посвященная творчеству Михаила Лермонтова (14:00).

ТЕАТР

В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА в рамках фестиваля классического балета имени Аллы Шелест – балет Б. Асафьева «Бахчисарайский фонтан» (18:30).

***

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО представляет военную драму «Не покидай меня» по пьесе Алексея Дударева в постановке Валерия ГРИШКО (18:00).

***

В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – комедия А. Чехова «Вишневый сад» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:00).

***

В театре драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» – «Станционный смотритель» по повести А. Пушкина в постановке Софьи РУБИНОЙ (18:00).

***

В театре кукол «ЛУКОМОРЬЕ» – «Дюймовочка» по сказке Г.-Х. Андерсена (10:30 и 13:00).

***

В САМАРСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Умка», сказка по книге Ю. Яковлева (10:30, 13:00).

***

В УЧЕБНОМ ТЕАТРЕ САМАРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КУЛЬТУРЫ – «зримая песня» «Про казачье про житьё» в постановке Ирины СИДОРЕНКО (18:00).

***

В галерее «ВИКТОРИЯ» в рамках проекта «Дворец культуры» – «перформативный балет» «Сестры» Дмитрия МАКАРЕНКО. Хореография Юлианны АВРАМЕНКО. Исполнители – люди, откликнувшиеся на объявление о наборе группы и прошедшие собеседование (19:00).

***

В Доме культуры «Чайка» – сказка Е. Шварца «Тень» в постановке театра-студии «Ремарка». Художественный руководитель студии и постановщик спектакля – Алексея РОМАНОВА (17:00).

***

В рамках проекта «Театры мира» в ЦРК «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – балет А. Адана «Жизель» (в постановке Королевского оперного театра) (19:00).

***

В новокуйбышевском театр-студия «ГРАНЬ» – «печальная история, в которой улыбаются» по сказке Е. Шварца «Дракон» в постановке Дениса БОКУРАДЗЕ (19:00).

***

В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова (Тольятти) – мелодрама А. Володина «Пять вечеров» в постановке Василия МИЩЕНКО (18:00).

***

В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – «Сказка о царе Салтане» А. Пушкина в постановке Юрия РАМЕНСКОВА (11:00) и авантюрная история Э. де Филиппо «Любовь по-итальянски (Цилиндр)» в постановке Рината ФАЗЛЕЕВА (17:00).

***

В тольяттинском ТЮЗе «ДИЛИЖАНС» – «аврал в 2 действиях» по мотивам романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок» в постановке Виктора МАРТЫНОВА (17:00).

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Веселая карусель» Ирины БАКЛАГИНОЙ (11:00 и 13:00).

***

В культурном центре «Автоград» (Тольятти) – концерт народного Литературного театра имени А.С. Пушкина памяти руководителя театра Светланы ГРЯЗНОВОЙ (17:00).

***

В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – трагикомедия Дж. Патрика «Дорогая Памела» (18:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА

В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка самарского художника первой половины ХХ века Тихона Успенского, фотовыставка Инги ПЕННЕР «Добрая энергия Самары». В 11:00 – образовательная программа «История искусств», в 13:30 и 16:00 – «Рассказы о художниках».

***

В МУЗЕЕ МОДЕРНА – выставки «Стихии Анны Голубкиной» – первый проект филиала Государственной Третьяковской галереи в Самаре, и «Реклама модерна».

Тема занятия в «Зелёнке» – «Творчество Ф. О. Шехтеля» (15:00).

***

В галерее «ВИКТОРИЯ» – выставки «ДВОРЕЦ КУЛЬТУРЫ» к 15-летию галереи и «Зал новейшей реальности Самарской области», посвященная связи художественной среды и местного ландшафта. В 15:00 – куратора выставки «ЗНРСО» Анастасии АЛЬБОКРИНОВОЙ «Охотники за видениями: художественные опыты на Волге».

***

В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставка «Эксклюзивная кукла особняка Клодта. Сезон 2020». В экспозиции – куклы Ольги БАКАНОВОЙ из трех коллекций: «Русская сказка», «Арт Деко: стиль и вариации», «Венецианский карнавал», а также особенный мир картин и керамики воспитанников студий Детской картинной галереи.

В 10:00 – мастер-класс «Живопись для взрослых. Акрил».

***

В галерее «НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» – итоговая фотовыставка XI городского открытого конкурса фотографии «Самарский взгляд».

***

В ГОРЬКИЙ-ЦЕНТРЕ Самарского литературного музея – выставка Сергея БАЛАНДИНА «Времена суток».

***

В галерее «ФОРМОГРАММА» – фотовыставка Айжан МАКСОТОВОЙ «Прямые».

***

В холле первого этажа ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ – последний день работы выставки молодых художников «Изображая слово». Идея экспозиции – синтез изобразительного и словесного видов искусства. В основу работ учеников самарских художественных школ легли стихотворения и рассказы лауреатов Всероссийского конкурса короткого рассказа «Сестра таланта» и Всероссийского литературного фестиваля имени Михаила Анищенко, объединенных проектом «Литературные таланты России».

***

В Центре российской кинематографии «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка «Россия молодая», объединяющей творчество юных художников Самарской области и их преподавателей. На выставке представлены работы Детской художественной школы имени Г. Е. Зингера, Детской художественной школы № 2 (Самара), Самарского областного училища культуры и искусств, Сызранского колледжа искусств и культуры имени О. Н. Носцовой.

***

В МУЗЕЕ АКТУАЛЬНОГО РЕАЛИЗМА (Тольятти) – выставка «Сергей Алимов в театре кукол Сергея Образцова» при участии Театра кукол имени Образцова (Москва), Государственного историко-художественного и литературного музея-заповедника «Абрамцево» и Тольяттинского театра кукол.

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ выставка авторской куклы и игрушки «Секреты и секретики. Вспоминая детство».

***

В ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ Волжского района – выставка «Радость творчества» педагога ДШИ № 2 поселка Стройкерамика Галины ЛЕМКОВОЙ и ее учеников.

КИНО

В творческом центре «НАЧАЛО» состоится творческая встреча с режиссером Ольгой КОРОТКОЙ и показ ее документального фильма «Петь» (Россия–Польша, 2017, 0:53). Есть место на Земле, где люди поют особым, магическим способом. Тувинский «хоомей» – самое известное горловое пение во всем мире. Но тувинская традиция гласит, исполнять хоомей может только мужчина, женщинам это запрещено. Нарушившей правило предрекают серьезные проблемы в личной жизни. Главная героиня фильма пытается изменить традицию: она хочет помочь девушкам не бояться, она хочет научить их петь (18:00).

***

В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ Михаил КУПЕРБЕРГ прочитает лекцию «Юбилеи года. 85 лет Клоду Шабролю» с просмотром психологического триллера «Неверная жена»» (Франция, Италия, 1968). Режиссер Клод Шаброль. В главных ролях: Стефан Одран, Мишель Буке, Мишель Дюшоссуа, Морис Роне (16:00).

ЛИТЕРАТУРА

В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ в рамках цикла «Писатель в библиотеке» – творческая встреча с Романом СЕНЧИНЫМ (19:00).

ОБРАЗОВАНИЕ

В ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКЕ – лекция кандидата искусствоведения, доцента СГИК Анны ЛАЗАНЧИНОЙ «Слово и ноты. Читаем воспоминания композиторов» в рамках мастерской медленного чтения «Искусство видеть» (16:00).

***

В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – лекция «Про сады и парки» (16:00).

***

В МУЗЕЕ АЛАБИНА – встреча в рамках социокультурного проекта «Добрые со-бытия». Миссия проекта – оказать поддержку представителям «серебряного возраста».

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ – выставка «Я расскажу Вам анекдот» из коллекции Музея политической истории России (СПб) и кураторская экскурсия по выставке «Детство Ставрополя-Тольятти» (11:00).

***

В культурном центре «Автоград» (Тольятти) – чувашский праздник урожая «Чуклеме» (10:00).

***

На ПЛОЩАДИ ИМЕНИ КУЙБЫШЕВА – День реконструктора в рамках выставки «10-летию Парада Памяти посвящается», в организации которой использованы экспонаты музеев промышленных предприятий Самары, эвакуированных в годы Великой Отечественной войны в Куйбышев, раритеты Военно-исторического музея ЦВО, артефакты школьных музеев боевой и трудовой славы.