October 18th, 2020

Плавный переход в ранг старейшин

Галина ТОРУНОВА *

Трудно смириться с тем, что время убыстряет свой бег. Особенно замечаешь это, когда человек, хорошо знакомый тебе с юности, отмечает свой восьмидесятилетний юбилей. Но это так. Заслуженному артисту России Валентину Викторовичу ПОНОМАРЁВУ исполнилось (стукнуло, насчитало) восемьдесят лет. Думаю, что в труппе академического театра драмы он – самый старший после Ивана Ивановича Морозова (не в смысле лет, а по стажу) артист, а может быть, и вообще работник театра. Так что можно было бы уже организовывать Совет старейшин. Тем более что оба выглядят вполне ничего, им еще многое подвластно.

Валя Пономарёв пришел в Куйбышевский областной драматический театр в 1963 году, когда театр объявил очередной набор в студию. До этого были школа, работа на заводе, служба в армии. Ничего особенного, всё как у большинства мальчишек тех лет. Но вот на глаза попалось объявление, он пришел и был принят в группу Якова Марковича Киржнера.
На курсе было две группы и два руководителя. Надо отметить, что Яков Маркович имел приоритет при отборе абитуриентов, и Валентина он выбрал одним из первых. Валя был высок (сейчас он ниже не стал), угловат, основателен, серьезен и обладал ярко выраженной внешностью социального героя, что тогда особенно ценилось в театре, да и вообще в искусстве соцреализма.
На первом же собрании группы его назначили старостой, а к концу учебы он уже был старостой общим, курсовым. И всё всегда было в полном порядке под его пристальным вниманием и руководством. Руководство театра тоже с самого начала обратило внимание на этого основательного, спокойного, надежного парня. С самых первых дней учебы его стали занимать во всех спектаклях театра, где нужны были «массовка» либо отдельные выходы в небольших эпизодах. Так что к концу учебы Пономарёв «оттоптал» не один километр по сцене театра, который стал для него домом больше, чем тот адрес, по которому он прописан.
То, что его оставят в труппе, ни для кого не было тайной, к моменту получения диплома он уже крепко был занят в репертуаре. Если бы он ушел в другой театр, пришлось бы делать достаточно много вводов. Но это, я думаю, не главное. Валентин Пономарёв уже тогда достаточно явно проявил основные свои рабочие качества: надежность, дотошность, дисциплинированность и умение всегда находиться там, где ты нужен. Дотошность Валентина Викторовича проявилась и в том, что в 1980 году он окончил Куйбышевский институт культуры, получив диплом о высшем образовании.
За годы работы в театре Валентин Пономарёв сыграл огромное количество ролей. Почти ни одно распределение ролей не обходилось без его фамилии. Разве что в спектаклях, рассчитанных на два-три персонажа. Это были: Скворцов в «Счастливом Шурике», Володя в «Пяти вечерах», Жевакин в «Женитьбе», Карлсон в «О мышах и людях», Нестор в «Настёне», Камердинер в «Пиковой даме», Смит в «Униженных и оскорбленных», Губернатор в «Корсиканке», Стоун в «Побеге из Шоушенка», Тони Джиордано и Рэг Уилоуби в Ladies Night, Павлин Головастиков в «Варварах», Фред в «Любимце публики»…
Стоп. Мне придется перечислить почти всю афишу театра, причем за пятьдесят с лишним лет. Но нельзя сказать, что в одно прекрасное утро он проснулся знаменитым. Он так и не стал «первачом», хотя сыграл Первого актера в «Гамлете». Он стал мастером эпизода. И здесь его точно можно назвать Мастером.

Валентин Пономарев в спектакле «Гамлет»

В эпизоде или в маленькой роли нет возможности развернуться и показать своего героя во всех сложностях его существования. Нужны одна-две характерные черты, определяющие персонажа, позволяющие ему включиться во взаимодействие с другими героями. Он глуп, добр, хитер или умен, благороден или вороват. Это должно стать понятным с первого, а иногда единственного появления персонажа на сцене. Но для нас, зрителей, для других персонажей он должен оставаться загадкой, если иного не требует сюжет.
У Пономарёва есть дар: открывать в каждом персонаже нечто свое, только ему присущее, находить четкий рисунок этой черты, этого характера. А потом сыграть его без фальши, без суеты, в своем, «пономарёвском» стиле. Удается это ему благодаря огромному трудолюбию и дотошности в мучительном поиске выразительных средств. А сегодня к этому прибавился и огромный опыт актера. Уж так и положено Старейшине.

* Театровед, кандидат филологических наук, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов РФ.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 8 октября 2020 года, № 19 (192)

Самара в их жизни

Александр ЗАВАЛЬНЫЙ *

Корнелис де БРЕЙН (1652–1727)

В России его упорно называли де Бруином, а самарцы даже умудрились сделать французом. На самом деле известный художник, путешественник и писатель был голландцем. Он родился в Гааге, где провел детство и юность, увлекаясь живописью и достигнув немалого мастерства. Двадцати двух лет уехал в Италию изучать классическое искусство. А вернулся домой лишь 20 лет спустя, путешествуя по Средиземноморью, записывая и зарисовывая все сколько-нибудь замечательное из встречавшегося ему на пути. В 1698 году Брейн издает свои записки и, окрыленный их успехом, отправляется во вторую далекую одиссею – через Россию в Индию.

Выехав 28 июля 1701 г. из Гааги, путешественник в январе следующего года прибыл в Москву. Здесь он познакомился с Петром I, который пригласил его написать портреты русских царевен, племянниц царя, для последующей рассылки потенциальным женихам. Голландец приобрел доверие Петра, обедал у него, сопровождал в поездках по стране. Первым из иностранцев получил право «с полной свободой говорить обо всем том, что заслуживало упоминания или описания, не удаляясь от истины». Внимательный, дотошный Брейн подробно описывал достопримечательности городов, обряды, обычаи и даже цены на продукты.
15 апреля 1703 г. он, наконец, выехал из Москвы на юг. Корабль с путешественником, плывя по Волге, 12 мая подошел к Самаре. Цепкий взгляд художника быстро схватил разбросанные на берегу дома, церкви, людей. В результате появился, пожалуй, первый достоверный рисунок Самары.
А в дневнике художника осталась запись: «Этот город довольно обширен, весь деревянный и домишки в нем плохие. Стены, снабженные башнями, тоже деревянные и со стороны суши довольно велики. Город занимает почти всю гору, а предместье тянется вдоль речного берега. Считают, что от Казани Самара отстоит в 350 верстах. Когда плывешь мимо города, видишь городские ворота, множество небольших церквей и несколько монастырей… 13-го числа мы видели на левом берегу город Кашкур [Кашпир], в 120 верстах от Самары. Городок этот невелик, окружен деревянной стеной, снабженной башнями, с несколькими деревянными же церквами. Предместье его, или слобода, находится подле же города. В расстоянии часа далее отсюда есть еще другой город, называемый Сызрань… довольно обширный, со многими каменными церквами».
Доплыв до Астрахани, Брейн посетил Персию, Индию, Цейлон и Яву. Через четыре года он вернулся в Москву, где был обласкан царем, а в октябре 1708 г. прибыл на родину. Три года спустя выходит описание его второго путешествия, которое украшают свыше 300 рисунков городов, архитектурных памятников, национальной одежды, животных и растений. В 1829–1830 гг. появились и русские переводы глав «Путешествия через Московию в Персию и Индию».

* Краевед, главный библиограф Самарской областной научной универсальной библиотеки, заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 8 октября 2020 года, № 19 (192)