October 2nd, 2020

В краю берез и тополей

Светлана ШАТУНОВА *

Как-то раз наша классная руководительница, учитель русского языка и литературы, сказала, что человеку должно повезти три раза: у кого родиться, у кого учиться и на ком жениться (выйти замуж). Одним из таких важных для меня людей стал преподаватель живописи и рисунка в вечерней художественной школе – Валерий Владимирович БУЛГАКОВ.

[Spoiler (click to open)]

Валерий Владимирович – человек разносторонних интересов: пишет стихи, увлекается охотой, подводным плаванием, астрономией, играет на баяне и гитаре, пишет пейзажи, портреты, натюрморты.
Он родился в Куйбышеве в 1953 году. Первый опыт рисования приобретал в изостудии Октябрьского района, затем – в детской художественной школе, где учился у А. Г. Песигина, известного самарского графика, который также писал стихи, играл на гитаре, иногда ученикам за успехи в рисовании показывал свои работы.
Все вместе выезжали на пленэр. Однажды они писали акварелью берег Волги, лодки, облака, и показалось, что этюд неплохой. Валерий подошел и показал педагогу, ожидая похвалу, но неожиданно услышал: «А почему песок желтый?» Анатолий Георгиевич взял горсть песка и насыпал его рядом с нарисованным песком. Оказалось, что настоящий песок сиреневый, а не желтый. Этюд был переписан и до сих пор хранится как память.
Еще один случай описывает Валерий Владимирович в своей автобиографии: «Мы на пленэре в совхозе «Волгарь». Перед нами протока, за спиной – какая-то горка, заросшая пыльным перелеском, и наш класс пишет протоку. Я удаляюсь от группы в густой перелесок и в глубине его вижу художника, пишущего маслом этюд заброшенного домика. Это наш директор. Вокруг все серое, унылое, а на подрамнике сдержанный и благородный колорит, неприглядный пейзаж превращается в тихую сказку».
Другим педагогом Булгакова в детской художественной школе была Н. М. Кузьмичева, выпускница Академии художеств имени И. Е. Репина. По окончании школы оба учителя написали пожелания выпускнику. Песигин наставлял: «Булгаков, ты можешь больше, чем делаешь. Дерзай!», а Кузьмичева напоминала: «Валера, тени – голубые, не забывай! Счастливого пути в искусстве».
И путь продолжился. В 16 лет юный художник пошел работать оформителем. В начале 70-х проходил службу в армии в Крыму, где занимался оформлением пограничных застав всего полуострова. Этот опыт пригодился и в дальнейшем. В трудные времена приходилось набивать рюкзак красками и ехать на заработки по колхозам, рисовать сельскохозяйственные и пропагандистские стенды с планами пятилеток.
Вскоре после армии снова пришел в художественную школу, но уже на вечернее отделение, в класс В. А. Свечникова. В 1976 году уехал поступать в Пензенское художественное училище на живописно-педагогическое отделение, окончил его в 1980-м. Дипломная работа была посвящена Степану Разину.
Вернувшись в Самару, принимал участие в выставках. В 1985 году начал преподавать в детской художественной школе № 1, где работает и в настоящее время. Большим плюсом работы в ДХШ было то, что несколько дней в неделе оказывались свободными от занятий, это время художник использовал для творчества.
Систематические выезды на пленэр в течение многих лет дали свои результаты. В 2000-м Булгаков вступил в Союз художников России, представив серию волжских пейзажей.
Творчество художника можно разделить на два этапа: на первом создавал символические композиции, на втором – натурные пейзажи.

Валерий Булгаков. Есть на Волге утес. 2010

В 1980-е – начале 1990-х возник большой цикл работ, выполненных в технике сухой пастели, возможности которой невероятно разнообразны, ею можно работать прозрачно, лессировками, можно пастозно. Его размышления – от истории, классической музыки, славянского язычества до вечных вопросов противостояния добра и зла, выбора пути – стилистически близки Николаю Рериху.
Теме музыке посвящены листы «Вагнер», «Шопен. Вальс». Булгаков находит созвучные визуальные выражения. Для Вагнера характерны стремительно вырывающиеся из глубин звуки органа, будто застывшие в воздухе. Для произведений Шопена художник подбирает волнообразные линии с ритмическими усилениями в виде желтых полусфер. Все здесь приведено в гармоничную динамику, уравновешенную цветом и ритмом.
В целой серии работ, посвященных славянским мотивам, художник рисует антропоморфные деревья с лицами древних старцев, корни которых трансформируются в заботливые женские руки, укрывая от невзгод спящее дитя.
К размышлениям над российской историей можно отнести такие листы, как «37 год», «Миражи», «И.В.С.». В «Миражах» представлены образы культовых персонажей. Они, словно облака-миражи, наплывают один на другой, вырастает цепь бесконечных фигур вождей, начиная с древних идолов, Ивана Грозного до Сталина и Брежнева, перед которыми слепо преклоняется безликое стадо.
В работах «Поиск», «Озарение», «Зов» – поиск смысла жизни, желание изобразить Бога, но, как говорит Булгаков, выразить абстрактную идею реалистическим языком невозможно, и художник сосредотачивает свои творческие интересы на пейзаже. Пропадает на этюдах. В первую очередь создает лирический образ природы.
В этом жанре у художника появляются свои любимые мотивы: поля, убранные или заснеженные, с холмами на дальнем плане, рядом с родным селом Новое Якушкино в Исаклинском районе.
Я купил себе дом в той деревне,
Где закаты весною горят.
И за дальним холмом оживленно
Родники меж собой говорят.
Это и волжские берега с лодками, и тихие речные заводи, где звенящая тишина, словно это Берендеево царство с русалками и водяными.
Под мягкий плеск волны и шелест листьев,
Где берега грустны, где тихая рыбалка,
В зеленый свет луны, сверкая искрами,
Из синей глубины всплыла русалка.
Живописным пейзажам Булгакова свойственна пастельная приглушенность, они деликатны в цвете и неброски по мотиву, они безлюдны, меж тем присутствие человека всегда ощутимо. В пейзажах Булгакова хочется находиться, они зачаровывают своим медитативным настроем, а воздухом, наполненным запахом полевых цветов, скошенных трав и талого снега, можно дышать.
Безумно пахнет травами, цветет в саду сирень,
И птица запоздалая летит в ночную тень.
Смотрю, закинув голову, на звездные поля,
Черемуховым холодом наполнена земля.
Когда я училась в вечерней художке, Булгаков писал картину «Березовый май», где главными героями стали два березовых ствола в овраге. Создана она была в 6 сеансов с натуры. Каждый раз он брал с собой большой холст и ездил за 30 километров от Самары. «Натура – лучший учитель», – говорит художник.
Наконец-то я приехал в край берез и тополей.
Где меня встречает лето малой родины моей.
Где по небу голубому расплескались облака,
А под ними кружит сокол, наблюдая свысока.
В. В. Булгаков с детства на Волге, какое-то время семья жила на дебаркадере, с юности работал спасателем, всю жизнь плавал на лодке, с нее же были написаны десятки этюдов. Бережки, заросшие камышами; лесные озера, затянутые ряской; лодочки, пришвартованные к берегу; плакучие ивы в весеннем разливе – это наши узнаваемые места, которые когда-то открыл художник-любитель Константин Павлович Головкин.
К эпическому пейзажу можно отнести полотно «Есть на Волге утес» (2010). Огромная гора, как спящий древний исполин, закована в снега.
На границе миров, где в туманах
Вырастают могучие ели,
Расцветая на синих курганах,
Ледяные кружатся метели.
На фоне волжского пейзажа появляются огромные букеты полевых цветов или трав, собранных летом за Волгой, а осенью служащих художнику молчаливой натурой. Булгаков прописывает каждый колосок, каждый свернувшийся листик – все сделано мастерски безупречно. Эти натюрморты можно объединить в одну серию, своего рода аллегории трех возрастов – юности, зрелости и старости.
Юности соответствует «Волжский» букет» на фоне летнего простора реки, с пролетающими чайками над бескрайним горизонтом. Полнокровные «Мелодии осени» – время сбора урожая, зимний натюрморт – пора угасания, увядший букет листьев хранит воспоминания о былом цветении, пейзаж укутан в теплое одеяло снежного покрова.
В жизни Булгакова тесно переплелись творческая и педагогическая деятельность. Вместе с учениками из вечерней художественной школы художник выезжает на пленэры, пишет вместе с ними. Это вдохновляет, подстегивает начинающих живописцев. Многие ученики стали архитекторами, дизайнерами, выпускниками Самарского художественного училища и Академии художеств.
Нас он учил легко, ненавязчиво, с шуткой в неспешной беседе, с примерами из истории искусства. Главное – Валерий Владимирович умеет увлечь и зажечь так, что ты уже не мыслишь свою жизнь вне творчества.
«Хочу сказать молодым людям, желающим связать свою жизнь с искусством, что это очень нелегкий путь, особенно в наше время, а если уж решили встать на него, то не ожидайте вскорости плодов с древа благополучия. Они еще подрастут, и вы немного состаритесь. Будьте подвижниками».

* Член Ассоциации искусствоведов России, заведующая научным отделом Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)

Судьба барабанщика

Михаил ПЕРЕПЕЛКИН *
Фото Сергея САВИНА

«Когда-то мой отец воевал с белыми, был ранен, бежал из плена, потом по должности командира саперной роты ушел в запас. Мать моя утонула, купаясь на реке Волге, когда мне было восемь лет. От большого горя мы переехали в Москву. И здесь через два года отец женился на красивой девушке…»

Эту книгу я получил в подарок, когда учился во втором или в третьем классе. Книг в доме было не очень много, а моих книг – почти что не было совсем. Точнее, книги у меня, конечно, были, но тоненькие, пяти- или десятикопеечные, а вот такая, в твердом переплете с матерчатым корешком, по которому – снизу вверх – бежали куда-то в гору имя и фамилия автора, была первая. Первая и любимая. Любимая не только за корешок и переплет, но и за всё, что было между ними: за приключения и опасности, за мужество и за справедливость, а еще – за тот неповторимый тон, с каким автор серьезно, не заискивая и не скрывая страшного, разговаривал со своим читателем.

[Spoiler (click to open)]

1

Разумеется, Гайдара не только читали – Гайдаром жили. Во всяком случае, так было со мной и с моими ровесниками, родившимися в начале и в середине семидесятых и заставшими последние десятилетия той, в которой было много лесов, полей и рек.
В Гайдара играли: чаще – в «Тимура и его команду», чуть реже – в «Военную тайну» и всё остальное. Сколько я помню, смысл игры состоял в подготовке соответствующего антуража, мастерски описанного на страницах повести про правильного Тимура и Мишку Квакина. С этой целью выбиралась более или менее подходящая крыша какого-нибудь гаража или кладовки. О чердаке дома можно было и не мечтать: все попытки проникновения в чердачные помещения немедленно пресекались.
На крыше устанавливалась старая прялка, колесо которой несколько напоминало штурвал корабля, и вот к этому-то колесу крепились нитки и проволока, тянувшиеся на столько, на сколько хватало фантазии и усилий потенциальных борцов с хулиганьем и прочей нечистью. Колесо крутилось, консервные банки и другая шумовоспроизводящая аппаратура вяло отзывались на эти сигнальные манипуляции, сообщая застывшим в напряженном ожидании тимуровцам, что родина не спит и им не велит спать тоже. Потом какая-нибудь веревка рвалась, проволока запутывалась за вражеские ветки растущих на пути деревьев, и всё начиналось сначала – колесо, веревка, консервная банка, проверка связи…
Собственно, этим игра и ограничивалась – и не только потому, что рвались и путались проволоки и веревки, но и потому, что желающих быть квакиными понарошку не было, а настоящие квакины посещали сады и огороды внезапно и совсем не с целью нарвать зеленых яблок. Попадись им на пути какие-нибудь тимуровцы, мало бы этим тимуровцам не показалось. Кажется, такая бессюжетная возня чуть-чуть огорчала, но не прерывала игр, и назавтра всё начиналось сначала, ибо повторение – цель коммунистического учения.
Еще менее убедительными, чем бессюжетные игры в тимуровцев, были школьные попытки организовать из свободолюбивых деревенских четвероклассников тимуровские пятерки и бросить эти пятерки на передовую борьбы за что-то светлое. Если гайдаровские тимуровцы пилили дрова в семьях ушедших на фронт воинов Красной Армии, то автор этих строк раза два или три принял участие в расчистке снега и подобных мероприятиях, проходивших как-то вяло и в домах, ни к Красной Армии, ни к чему-то другому – большому и светлому – отношения не имевших, а мужья и сыновья наших подшефных «бабушек» чаще всего сражались в это самое время с былинным змием зеленого цвета. Романтики это не прибавляло – напротив, рождало вопросы, на которые Гайдар лукаво отмалчивался, а правильный Тимур строил презрительную мину и продолжал сводить счеты с бедным Квакиным.

2

Так жили не знавшие битв книжные дети, изнывая от детских своих катастроф. Гайдар звал их куда-то вперед и вверх, реальность подводила на каждом божьем шагу. Впрочем, какой тут Бог – тут не Бог, а сплошные заветы Ильича.
В первом классе автор этих строк, как и все его ровесники, стал октябренком и нацепил на лацкан школьного пиджачка звездочку с ангелочком, у которого завивались кончики волосиков и был какой-то нездешний томный взгляд. Ангелочек говорил: «Дитё моё, останься здесь со мной, в воде привольное житье, и холод и покой…»
Самым счастливым удавалось стать обладателями очень редких и по-своему модных звездочек, которые были чуть меньше размером, пластмассовые, с круглым или овальным углублением в центре, из которого еще нездешнее и томнее смотрел всё тот же ангелочек, нашептывавший: «О, милый мой, не утаю, что я тебя люблю…»
Но вот приходил третий класс, и ангелочек улетал туда, куда ему и должно было лететь – в тумбочку, где стояла коробка со значками, – а его место занимал уже сам Вседержитель: без волос и томного взгляда, с профилем, устремленным то ли к сочувствующим своим, то ли к сопротивляющимся чужим. Профиль молчал: он чувствовал, как к нему подступает жгучее пламя, языки которого так и норовили сожрать последние остатки растительности на голове и лице. А чтобы ему не было так одиноко полыхать в этом адском огне, языки пламени рдели теперь и на груди самих причастившихся.
Галстук! «Береги его» и всё такое прочее. Кто в третьем классе не расстегивал верхних пуговиц курточек, возвращаясь домой из школы 22 апреля?! Кто не чувствовал, как натягиваются все твои третьеклашечные нервишки, когда рука впервые застывала в жесте, изображающем то ли подобравшийся ко лбу язык пламени, то ли озаривший тебя луч солнца? Но вот здесь-то всё и заканчивалось – примерно так же, как заканчивались игры в Тимура и его команду: колесо прялки водружено на крышу, проволоки сцеплены, консервные банки бьются друг о друга…
А дальше была нудятина, не имевшая никакого отношения ни к клятве пионеров Советского Союза, ни к жизни. А еще были шантаж и подлость тех, кто уже прекрасно знал цену всем этим галстукам и профилям, – а я столкнулся с ними совсем скоро, когда мой галстук был еще свеж и ал. Так и не добившись от класса ответа на вопрос, кто сказал «мяу», учительница прибегла к проверенной годами хитрости: «Та-а-к, а кто у нас председатель совета пионерского отряда?.. Перепелкин?.. Ну, и кто сказал «мяу»?»

3

К счастью, еще через год-два на председателя совета пионерского отряда и его ровесников свалилось чудо. Его-то мы и ждали. Оказывается, в его сторону смотрел так не похожий на деда Мазая и других известных нам былинных и сказочных дедов «дедушка Ленин». Чудо свалилось внезапно, и звали его Лариса Ивановна. Молодая, недавно окончившая педагогический институт, она приехала работать директором сельского Дома пионеров и предложила нам… стать барабанщиками!
Кем был, кем был, старый барабанщик, чем был, чем был, старый барабан?! И еще, но это уже – «рассветный»: «Старый барабанщик, барабань рас-свет-ный! Старый барабанщик, барабань рас-свет-ный! Старый барабанщик, барабань – раз, два!»
Месяца два или три мы по несколько раз в неделю бегали в этот самый Дом пионеров. «Барабанщики – стройся! Всё внимание на меня!» Барабанщики построились. Барабанщики боготворят нашу Ларису Ивановну – тоненькую, на каблучках, с барабанными палочками в руках и с барабаном через плечо. Барабанщики ждут – ведите нас, Лариса Ивановна! Ведите нас хоть к черту на кулички, хоть в пекло, жгущее нашего дорогого дедушку Ленина. Мы пойдем за Вами, как сказочные крысы за отважным Нильсом, мы не будем сводить глаз с Вашей поднятой руки, в которой зажаты две палочки! «Раз-два-раз-два…»
Лариса Ивановна была нашим общим праздником, подарившим нам не только таинственного старого барабанщика, жившего за Кудыкиной горой, где были одни только рассветы, но и многое-многое другое. Мы были единственными барабанщиками в школе, украшавшими нашим сказочным барабанным боем пионерские сборы и линейки. На нас смотрели, нам завидовали, у нас была тайна, почти такая же, как та самая, гайдаровская, военная! И состояла эта тайна в том, что мы-то знали, а если не знали, то догадывались, кем был этот самый старый и седой, как лунь, барабанщик, кем он был еще вчера, пока его не разбудила прекрасная царевна Лариса Ивановна. Кем ты был, старый барабанщик? Хватит ли у тебя духу вымолвить это слово? А впрочем – молчи, не говори ничего, ведь это – военная тайна!
Весной того же года нам всем выдали удостоверения пионеров-инструкторов и огорчили однажды и на всю жизнь: Лариса Ивановна вышла замуж и покинула наши края. О, как мы ненавидели ее разбойника-мужа: похитил у нас нашу Ларису Ивановну! Что ты плачешь, старый барабан? Вспомнил, кем был ты и кем будешь снова – вот-вот, едва королевич Елисей подхватит ее под белы ручки и умчит, только мы их и видели?..

4

Сказка бывает только однажды и больше уже не повторяется. Не повторилась она и тогда, когда пишущий эти строки стал знаменосцем пионерской дружины. Дружина, равнение на середину! К выносу пионерского знамени – стоять смирно! Три-четыре, пошли! Девочка впереди, девочка сзади. У всех через плечо – красная лента с желтой бахромой, на голове – пилотка, на руках – белые перчатки. Раз-два, раз-два…
Всё торжественно и красиво, но как-то уже не так, без волшебства и без вдохновенья, без чудесного превращения тыквы в барабан и старой злющей крысы – в добряка-барабанщика…
А потом сказка развеялась и вовсе. Я хорошо помню, как это случилось. Это должно было случиться раньше или позже. Я уже купил маленькую красную книжечку, которая называлась «Устав ВЛКСМ», и пару раз заглянул в нее, чтобы в будущем вызубрить наизусть и рассказывать на бюро райкома комсомола так, чтобы от зубов отскакивало.
И вот здесь нас, пионеров и будущих комсомольцев, послали скоблить какую-то дорогу к приезду не очень большого, но все-таки вышестоящего начальства. Дорогу скоблили точно по маршруту следования, а где не удавалось отскоблить – полагалось ее замаскировать. У Гайдара об этом ничего не было, в «Уставе ВЛКСМ» – тоже. Запомнились выражение лица и интонации поучавшего нас, юных очковтирателей, старшего. По приходе домой я отмыл руки и убрал красную книжечку в шкаф, чтобы никогда ее больше не открывать.

5

А лет десять назад, разбирая книги в том старом шкафу, я вдруг встретился со своим Гайдаром: «И здесь через два года отец женился на красивой девушке Валентине Долгунцовой. Люди говорят, что сначала жили мы скромно и тихо. Небогатую квартиру нашу держала Валентина в чистоте. Одевалась просто. Об отце заботилась и меня не обижала…»
Встретился – и обрадовался: старый друг и всё такое! Сейчас-сейчас мы поговорим с тобой по душам! Сейчас я познакомлю тебя с моим сыном, и он тоже тебя полюбит, и мы все вместе пойдем куда-нибудь в даль светлую!
Но сын знакомиться с моим старым другом не захотел – послушал полстранички и заскучал: «А давай лучше про что-нибудь другое, а?» И я понял: нет больше той, что от Москвы до самых до окраин, нет пионерских сборов и рассветных маршей – не станут читать наши сыновья и про Тимуров с Квакиными. А может, и нет в этом никакой беды? Мы ведь и сами им уже не очень верили – хотели верить, но дальше колеса на крыше как-то не получалось.
А как же Лариса Ивановна, скажете вы? Отвечу. Ответ подсказал мне тоже мой сын и примерно тогда же. В первый раз я прочитал ему толстовское «Детство Никиты» лет в пять, с тех пор перечитывал не один раз, а когда сын пошел в школу, он даже сыграл самого Никиту в трехсерийном телевизионном цикле, который мы сняли на одном из местных телеканалов. И ни разу сын не просил про «что-нибудь другое». В чем здесь дело? Всё очень просто – там всё настоящее: снег, заговорённый кулак Стёпки Карнаушкина, таинственная комната с вазочкой и волшебным колечком, девочка Лиля… Ни одного мыльного пузыря, ни одной идеологической нотки! Вот и колесо прялки на крыше сарая было таким же, и – Лариса Ивановна. Они и остались. А всё остальное – схлынуло, как будто никогда ничего и не было.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея имени М. Горького.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)

Свежести самарской культуры. 3 октября

ТЕАТР
На V Всероссийском фестивале «ВОЛЖСКИЕ ТЕАТРАЛЬНЫЕ СЕЗОНЫ»:
В Самарском академическом театре драмы имени М. Горького – комедия А. Вампилова «Прощание в июне» в постановке ИРКУТСКОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА ИМЕНИ Н. П. ОХЛОПКОВА (18:00)

[Spoiler (click to open)]

На малой сцене САМАРСКОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА – «Опера о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Г. Банщикова в постановке хозяев площадки (18:30).

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ гастроли БРЯНСКОГО ТЕАТРА КУКОЛ в рамках проекта «Большие гастроли» завершаются показами спектакля «Лягушка-путешественница» (11:00 и 13:00).

***

На Новой сцене театра «САМАРТ» – премьера музыкальной комедии по пьесе А. Островского «Женитьба Бальзаминова». Режиссер – Нина ЧУСОВА, композитор – Василий ТОНКОВИДОВ. В заглавной роли – Павел МАРКЕЛОВ (17:00).

***

В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – трагикомедия «Герострат» по пьесе Г. Горина «Забыть Герострата» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:00).

***

В театре «МЕСТО ДЕЙСТВИЯ» – премьера спектакля «Всё о женщинах» по пьесе М. Гаврана (18:00).

***

В УЧЕБНОМ ТЕАТРЕ САМАРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КУЛЬТУРЫ – «театральная лекция» «Галопам по Европам от Эсхила до Брехта на языке оригинала» в постановке Юрия ДОЛГИХ, Инны ДОБРОСОЛЕЦ, Александра МАЛЬЦЕВА (18:00).

***

В театре кукол «ЛУКОМОРЬЕ» – детские фантазии «Мыцык и Кыцык» по пьесе «Ай да Мыцык» Е. Чеповецкого (10:30 и 13:00).

***

Театр «КОРНЕЙ ЧУКОВСКИЙ» представит в студии Momento (ул. Садовая, 92) спектакль «Привет, Темнота!» (18:00).

***

В новокуйбышевском театр-студия «ГРАНЬ» – «В сапоге у бабки играл фокстрот» Л. Пелтолы в постановке Дениса БОКУРАДЗЕ (19:00).

***

В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова (Тольятти) – детектив А. Кристи «Назад к убийству» в постановке Павла ПРОНИНА (18:00).

***

В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – «Приключения Незнайки» Н. Носова в постановке Дмитрия КВАШКО (11:00) и «история сквозь века» «Закон бумеранга» В. Алферова в постановке Юрия РАМЕНСКОВА (17:00).

***

В тольяттинском ТЮЗе «ДИЛИЖАНС» – «аврал в 2 действиях» по мотивам романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок» в постановке Виктора МАРТЫНОВА (17:00).

***

В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – трагифарс по «Ромео и Джульетта» У. Шекспира в постановке Олега ШАХОВА (18:00).

МУЗЫКА

В дворике САМАРСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ «Музыку французского кино» исполнит Самарский муниципальный духовой оркестр под управлением Марка КОГАНА (14:00).

***

В кафе «БЕЛАЯ ЧАШКА» – концерт джазового квартета INTRO (20:00).

***

В ДЕТСКОМ ПАРКЕ ИМЕНИ ЮРИЯ ГАГАРИНА – концерт ансамбля «Джаз-вояж» (16:00).

***

В «ДРУГОМ БАРЕ» – концерт Василия УРИЕВСКОГО (19:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА

В САМАРСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ – выставка «Азбука шедевров» из собрания Нижегородского государственного художественного музея и выставка самарского художника первой половины ХХ века Тихона Успенского.

***

В МУЗЕЕ МОДЕРНА – выставка «СТИХИИ АННЫ ГОЛУБКИНОЙ» – первый проект филиала Государственной Третьяковской галереи в Самаре. В проекте «ТРЕТЬЯКОВКА В САМАРЕ» героями 15-тиминутных лекций станут Агата Кристи, Маргарет Мид, Лиза Мейтнер, Варвара Руднева – выдающиеся женщины, чьими именами, как и именем Голубкиной, названы различные объекты на планете Венера (18:00). Начинается новый сезон занятий в «Зелёнке». Тема первого занятия – «Творчество В. М. Васнецова» (15:00).

***

В галерее «Виктория» – выставка «ДВОРЕЦ КУЛЬТУРЫ» к 15-летию галереи и мастер-класс Оксаны СТОГОВОЙ в рамках открытого занятия школы современного искусства Quadro (17:00).

***

В галерее «ВАВИЛОН» – выставка «13 друзей Флинта». Новая экспозиция – результат совместной деятельности дизайнеров с художниками. Это всегда нечто особенное. Это стиль, красота и счастье! Среди участников: Ольга АБРАМЕНКОВА, Татьяна АРТЕМЬЕВА, Дина БОГУСОНОВА, Полина ГОРЕЦКАЯ, Алена ДАНИЛОВА, Наталия КАКОШКИНА, Ольга КЛЮЧНИКОВА, Елена ОСТРОВСКАЯ, Диана РАЕВА, Кристина ЦИБЕР, Андрей ДАНИЛОВ, Николай ЛУКАШУК, Андрей САВЕЛЬЕВ.

***

В ТЦ «ЕВРОПА» – коллективная «Красная выставка» Самарской организации Творческого союза художников России.

***

В ДЕТСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ – выставка «Эксклюзивная кукла особняка Клодта. Сезон 2020». В экспозиции – куклы Ольги БАКАНОВОЙ из трех коллекций: «Русская сказка», «Арт Деко: стиль и вариации», «Венецианский карнавал», а также особенный мир картин и керамики воспитанников студий Детской картинной галереи.

***

В Центре российской кинематографии «ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ» – выставка «Россия молодая», объединяющей творчество юных художников Самарской области и их преподавателей. На выставке представлены работы Детской художественной школы имени Г. Е. Зингера, Детской художественной школы № 2 (Самара), Самарского областного училища культуры и искусств, Сызранского колледжа искусств и культуры имени О. Н. Носцовой.

***

В Музее актуального реализма (Тольятти) – VI Выставка современного искусства «ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ». Экспонируются более 100 работ современных художников, участвовавших в проекте «Красные ворота/Против течения». Музей Актуального Реализма поддерживает проект уже несколько лет. Десятки тольяттинских и самарских художников являются его участниками.

***

В Библиотеке Автограда – выставка графики тольяттинского художника, дизайнера, фотографа и путешественника ОЛЕГА ШАПКИНА.

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ выставка авторской куклы и игрушки «Секреты и секретики. Вспоминая детство».

***

В ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ Волжского района – выставка «Радость творчества» педагога ДШИ № 2 поселка Стройкерамика Галины ЛЕМКОВОЙ и ее учеников.

КИНО

В галерее «ВИКТОРИЯ» – круглый стол в рамках конференции «Опыты любви и практики истины в современной философии и кинематографе» с участием петербуржских и самарских (Олег ГОРЯИНОВ, Марина КОРЕЦКАЯ, Ирина САМОРУКОВА, Елена БОЛОТНИКОВА, Мария ТОРХОВА, Сергей ФОМЕНКО) ученых (11:00).

***

Михаил КУПЕРБЕРГ прочитает лекцию «Лукино Висконти» с просмотром фильма «Земля дрожит» (Италия, 1948). Режиссер Лукино Висконти. Одна из визитных карточек итальянского неореализма. Социальная драма в исполнении сицилийских рыбаков (областная универсальная научная библиотека, 16:00).

***

В МУЗЕЕ ЭЛЬДАРА РЯЗАНОВА – первую лекцию цикла «На связи с Рязановым» – «Мой первый друг, мой друг бесценный!», посвященная Василию Катаняну – прочитает Юлия БОГАТЫРЕВА (16:00).

ФЕСТИВАЛИ

В рамках фестиваля «ОЖИВШИЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ» на улице Ленинской в границах улиц Рабочей и Красноармейской пройдет реконструкция сражения за Самару между частями Красной армии и белыми подразделениями Народной армии и чехословацкого легиона, в соответствии с историческими реалиями октября 1918 года. В ДОМЕ-МУЗЕЕ ФРУНЗЕ (Самара) – выставка «Фрунзе на Южном фронте».

***

В Парковом комплексе истории техники (Тольятти) – турнир исторического фехтования (12:00).