September 24th, 2020

Коллекционируя шорохи

Сегодня – день  рождения Зои Кобозевой, любимого автора «Свежей газеты», профессора Самарского университета, доктора исторических наук, замечательного лектора, а теперь еще и кинематографиста. И день рождения-то непростой, очень-очень «круглый»! С Днем рождения, Зоя Михайловна! Здоровья! Ярких впечатлений! Благодарных учеников! Чутких коллег! И много-много новых текстов!

Зоя КОБОЗЕВА *

Теперь я написал как бы продолжение той книги, потому что здесь я описываю, как мы с женой и моим неутомимым секретарем Софи отправились на восемь месяцев в Аргентину с тем, чтобы привезти оттуда хорошую коллекцию южноамериканских животных для Джерсийского зоопарка, и как, несмотря на многочисленные препятствия, мы с этим справились. За эту коллекцию самой большой похвалы заслуживает, безусловно, Софи. Хотя она и редко упоминается на страницах этой книги, самые большие тяготы путешествия, очевидно, пришлись на ее долю. Она безропотно оставалась в Буэнос-Айресе и приглядывала за нескончаемым потоком животных, с которыми я то и дело появлялся из разных мест. И приглядывала она за ними так, что это сделало бы честь опытному собирателю животных. За это и за многое другое я чувствую себя глубоко обязанным ей.
Д. Даррелл. Земля шорохов

Последняя страница – это сочинение на заданную тему. Без заданной темы – никак не получается. Заданная тема звучала: «Коллекционируя». И пояснение: «К примеру, подлости. Коллекционируя подлости». Был велик соблазн написать про коллекционеров подлостей, про плохое и про плохих, такой бесстрашный и прямолинейный вызов непорядочности. Про то написать, как человек никак не может остановиться, как рука его тянется к телефонной трубке, чтобы позвонить и спровоцировать самое темное в душе кого-нибудь на дурные мысли, вызвать конфликт, взорвать чью-то повседневность, заставить страдать, переживать, доставить неприятности.
Такие же коллекционеры пишут кому-нибудь в соцсетях на страничках всякие мерзкие мерзости. Или, к примеру, злословят за спиной, обсуждают, выносят нравственные приговоры. Кто-то понимает, что в его коллекции всё еще не хватает чьей-то разрушенной карьеры или личной жизни. Милый женский скальп с косичкой еще не мотается до сих пор около его или ее вигвама!
Но зачем писать про таких коллекционеров? Это же получится злой шипящий рассказ. Лучше писать про добрых коллекционеров. Лучше коллекционировать шорохи. Ведь осень состоит из шорохов.

[Spoiler (click to open)]***
Зимой шорохи тоже есть, но они проживают в домах, за печкой, под лавкой, под елкой в зале, в валенках, в мешках с подарками, в конфетных обертках и в фольге для грецких орешков. Кстати, мама не переносила, когда ладонью я шуршала по пенопластовому Деду Морозу – гиганту. У нее сводило зубы.
Кошка шуршит зимой, запутавшись в мишуре под елкой. Лыжи скрипят по лыжне. И это уже рассказ про скрип. Снег падает хлопьями бесшумно из небес. А с шорохом порой переключается гирлянда. Шорох вырвался из перевернутого листа газеты. Чей-то домашний тапочек вздохнул грустным шорохом шаркающих больнушных шагов. Шорохом в ответ отозвался домовой. То есть Малютка Брауни, который со своей свирепой мамашей проживает в печной трубе.
Шорох старой книги сказок с истрепанными мягкими страницами, слегка надорванными и слегка измученными настырными детскими пальчиками. Зимние шорохи играют с тиканьем часов и с завываньем вьюги. Мягко ступая плюшевыми лапами, позевнула шорохом кошка Сонечка.
Когда-то дедушка собирал мне на даче энтомологическую коллекцию. Он сделал большую коробку деревянную, покрытую стеклом. Выдал мне бледно-желтый сачок, такого до волнения трепетного желтого цвета, для охоты за махаонами, жуками-оленями, лимонницами и капустницами. Весь добытый эмпирический материал был прикреплен к белому дну коробки и подтвержден этикетками. Какой-то жук был где-то добыт великим естествоиспытателем с желтым сачком.
Коллекция получилась очень внушительная. Мы торжественно эту деревянную под стеклом витринку принесли учительнице в школу 1 сентября. «Как я провел лето». Энтомологическая коллекция почила в школе. А я запомнила, что эмоции нужно прикалывать к стенке, чтобы не убежали, а еще лучше – под стекло.
Зимние шорохи нужно собрать, под стекло поместить в красивую деревянную коробку, прикрепить к стенке, чтобы весной, летом и осенью не забывать про Новый год. Из всех процессов коллекционирования я, как натура страстная, понимаю только жажду обладания новым экспонатом. До дрожи.
Но настоящий коллекционер голубит свои сокровища и после приобретения. Я – теряю интерес. Добыла новое – и всё. А вот папа смиренно собирал марки и наборы открыточек художественных музеев. Марки он трепетно раскладывал в альбомы, шелестя папиросной бумагой. Открытки изучал, понимая всю своеобычность и роскошь провинциальных художественных музеев. Хирург, он чуткими пальцами раскладывал марки с ледоколами, поездами, бабочками…
Шорох – это, наверное, когда бережно и с трепетом. Трепетный шорох
***
Весной за звоном капели и грохотом тающих льдин шорохов совсем не слышно. Всё слишком бурно и радостно. Грохот, а не шорох весной. Колокольчики, флейты, свиристели, духовые испускают от восторга дух, барабанят капли в барабаны, журчат и каркают, поют и лают, радостно заливаются и беснуются все бесноватые влюбленные мира.
Я сейчас пришла из университета после лекции, упала на диван перед телевизором и услышала конец какой-то сказки: «В мире было изобретено пять самых страстных поцелуев. Но этот был страстнее всех изобретенных ранее!» Весна – это шестой поцелуй, которого еще не знала вся сказочная поцелуйная история. И это совсем-совсем не шорох.
Летом шорохи можно услышать разве что в ночном саду или из палатки прислушиваться к тем, кто крадется на водопой «тропою грома». Когда ты никогда-никогда в жизни не уходил в походы, не спал в ночном лесу в палатке, тебя в первую ночь оглушают эти невидимые шорохи леса, возня, трескотня, постанывания, пофыркивания, плачи, стоны, писки и шорохи, шорохи, шорохи.
У меня есть научный наставник и друг, автор невероятной исторической монографии, посвященной простым, маленьким людям «Санкт-Петербургского острова», О. Е. Кошелева, специалист по XVIIXVIII векам. Помимо науки, Ольга Евгеньевна любит остров Корфу, часто бывает на нем. Перед моим путешествием на Корфу она напутствовала, что просто необходимо заранее прочитать трилогию Джеральда Даррелла о жизни на этом острове в «землянично-розовой вилле». Я всё перепутала и прочитала «Землю шорохов». И если меня спросить, где же живут летние шорохи на Корфу, я отвечу: «В красных башмачках святого Спиридона!»
Летние шорохи – это седьмой поцелуй, гораздо сильнее всех пяти сказочных, шестого весеннего. Потому что летом мы слышим шорох волн. Или перекатывает сырые пески река, или гремит галькой морская волна, оставляя за собой пену, которая, как мы все знаем, Русалочка. Милая, милая Русалочка, как же проходила ты за своим принцем на белых человеческих ножках, терпя такую невыносимую боль?! От летних шорохов немного больно, потому что лето, как и любовь, проходит.
А осенью – всё шуршит и всё – сплошной хрустящий шорох. Лист осенний крадется за тобой по асфальту темным вечером короткими перебежками – шорох. Ты обернулся посмотреть, кто же шагает глухо, покачиваясь на нетвердых ногах, за спиной до самого светофора?
А это кленовый лист. Падает, встает, отрывается от земли, снова падает, катится, шагает, просто «эй, моряк, ты слишком долго плавал»
Веточка сломалась на ветру и ударилась о дубовый ковер – шорох. Желудь упал – шорох. А вот уже желудиный ливень пошел – шорох, шорох, шорох…
Мышка пробежала в норку под корнями – шорох. Стрекоза загремела отчаянно прозрачностью крыльев – шорох. Кузнечики краснокрылые ударились об асфальт, вылетев из басталыжек коровяков, – шорох. Пес пошлепал уныло в кусты к собратьям. Собратьев не видно. Только шорох в кустах. Сидят в засаде.
Стайка соленых рыжих псов есть вдоль тропы в Студеный овраг. Засадный полк. Кошка, потеряв бдительность, мягко серо замерла одной лапой на весу. Увидела собачью морду и шлепнулась от ужаса в обморок, распласталась пухлой варежкой! Шорох!
Осень убирает лишние звуки, как в пустой квартире, из которой уехали жильцы. Облако мошек над родником, бьющим из Лысой горы, – шорох. Ползет червячок – шорох. Мох старинным кружевом буреет – шорох. Шутовки лешенки по лесу осеннему скачут, смеются в кулачок – шорох.
***
Шорох – это что-то очень бережное. В архивах раздается шорох: листы дел переворачиваются. В библиотеках шорох: книги читают.
В художественных мастерских Самары живут свои шорохи. Я никогда раньше не была в мастерской художника, пока этим летом меня не пригласила в свою мастерскую Анна Сливкова. Я никак не могла понять: где нахожусь? В натюрмортах Кончаловского, в подносах Куприна, среди синих слив Машкова, в русском Серебряном веке или в мире густых, разноцветных, фактурных мазков хрупкой, крошечной Ани с васильковыми огромными глазами?
И тут раздался шорох. Шорох – это невероятно любовный, невероятно глубокий рассказ Ани о главном хозяине ее мастерской, о ее папе, которого уже нет в живых, но его книжная графика живет практически в каждом доме интеллигенции нашего города, графика Виктора Панидова.
Книги Куйбышевского книжного издательства – шорох из детства. Но как же божественно соединяются преемственность красоты и шорохи мастерской!..
Я ехала и ехала к главному этнографу нашего города, к Тамаре Ивановне Ведерниковой, чтобы взять у нее почитать книгу Юрия Константиновича Рощевского «Народная проза Самарской Луки»! Шорохи русских сказок, преданий, легенд, былей, быличек шелестят невероятной добротой и любовью со страниц этой волшебной коллекции устного народного творчества. Просто чувствую доброту, исходящую со страниц. Это шорох столетий и шорохи нашей земли…
Я бы делила людей на способных на шорох и неспособных на шорох. Кто-то такой грубый, что совершенно не способен шелестеть. Кого-то исполняет зло настолько, что он никогда-никогда не услышит шорохи. Кто-то слишком любит власть, а там, где ее много, – нет места шорохам. Кто-то – провокатор, а это особая музыка и пластика.
Шорох – он прост и прозрачен, как мир кузнечиков, пасущихся в рыжих уставших осенних травах. Мы не успеем оглянуться, как белый шорох накроет нашу землю и возвестит Рождество.

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)

Татьяна ДЫМОВА: «Люблю узоры посложнее!»

Монолог актрисы записал Александр ИГНАШОВ *

24 сентября актриса Сызранского драматического театра имени Алексея Толстого, заслуженная артистка России Татьяна ДЫМОВА отмечает юбилей.

Критики не раз отмечали свойственные Татьяне Дымовой яркую характерность и глубокий психологизм. От комедии до драмы, от фарса до трагедии, от классики до постмодерна – ей подвластны все жанры.

[Spoiler (click to open)]
– Я, можно сказать, выросла в театре. Папа и мама – театральные актеры. Бабушка работала корреспондентом газеты «Известия» сначала в Москве, а позже в Куйбышеве. Дедушка был кинорежиссером. Никто из них никогда не подталкивал меня к выбору профессии.
Но как мне кружил голову запах кулис! Окончив школу, я не рискнула поступать в театральное училище, чувствовала, что пока к этому не готова. О театре я мечтала втайне от родителей, но не от дедушки. На следующий год летом он, будучи первым секретарем Поволжского отделения Союза кинематографистов, поехал по работе в Казань и взял меня с собой. Я видела себя не комедийной и не характерной, а исключительно драматической актрисой и на вступительных экзаменах в театральное училище читала поэзию Цветаевой. Голос у меня от природы поставлен. Походка и плавность рук были балетные, не зря же я семь лет занималась в балетной школе при Куйбышевском театре оперы и балета.
В театральном училище роли мне давали на сопротивление – исключительно характерные. Там же, в училище, я встретила Олега. Девушка я была с достоинством, на мужчин не смотрела и замуж не собиралась. Но от любви и от судьбы не уйдешь!
Первым профессиональным театром для меня и мужа стал Куйбышевский театр юного зрителя. Мы и сейчас с удовольствием вспоминаем эти четыре года работы! Первой моей ролью в декабре 1983 года была Кошка в спектакле Евгения Фридмана «Шишок». Затем я играла всё и всех – и героинь, и сказочное зверье. Очень интересно было репетировать с Андреем Дрозниным пластический спектакль «Маугли». Он объяснял мне, что Багира сильна внутренней силой, энергетическим посылом, а я на первых порах этой внутренней силы в себе не чувствовала. В ТЮЗе я многому научилась. Мы работали в сумасшедшем ритме. Видишь в театре на доске объявлений приказ о распределении ролей и думаешь: хоть бы меня не заняли, дали отдохнуть! Не знаю, правильно ли мы с мужем сделали, что уехали из Куйбышева в Советск. Сейчас, бывая в Самаре, я подхожу к новому зданию СамАрта, и сердце моё вздрагивает.
В драматическом театре Советска мы провели два года. Там я получила одну из своих первых театральных наград за эпизодическую роль. В главной мужской роли в том спектакле был мой муж. Оставшийся в Сызрани сын писал нам слезные письма, и мы вернулись к нему и к моим родителям.
Наши театральные судьбы складывались удачно. Мы никогда не ревновали друг друга к успеху, не занимались «перетягиванием одеяла на себя».
Мой муж ушел из театра в кино. Он окончил театральное училище имени Щукина, его мастером на режиссерском курсе ВГИКа был Владимир Наумов. Олег состоялся в кино как актер и режиссер. Года два назад ему предложили сыграть в телевизионном проекте насильника, и я, наверное, впервые выступила против: «Ни в коем случае! Будешь убедителен в образе – и публика приклеит его к тебе навсегда!» В этом отношении театр, как мне кажется, дает чуть больше творческой свободы, хотя артистическая судьба зависит и от формирования репертуара, и от того, видит тебя режиссер в той или иной роли или нет.
В отличие от мужа я кино и телевидения побаиваюсь. В режиссерских киноработах Олега у меня даже эпизодических ролей не было, хотя некоторых наших артистов я ему сосватала. Перед кинокамерой, да и перед радиомикрофоном я становлюсь другой. Не зря же есть четкое представление о том, что для кино и театра нужны разные актерские школы.
Чуть больше половины жизни, тридцать один год, я служу Сызранскому драматическому театру. И не перестаю удивляться: для многих так называемых театральных людей мы где-то там, за горизонтом. Мне в Сызранском театре интересно. Здесь создавали спектакли такие режиссеры, как Александр Ривман, Анатолий Болотов, Андрей Ермолин, Виктор Курочкин. Уже несколько лет работает в своей стилистике Олег Шахов. Когда ты в руках настоящего режиссера – это счастье! Когда режиссер слабо понимает, что делает, актерам приходится существовать в рамках его замысла. Я человек неконфликтный, но могу взбрыкнуть, доказывая свое видение пьесы и роли.
Приятно слышать от театроведов, читать в профессиональной прессе, что мои родители, Лидия Георгиевна и Андрей Дмитриевич Дымовы, вошли в историю Сызранского театра. Уже пятнадцать лет в спектакле по пьесе Алексея Слаповского «Не такой, как все» я играю с мамой в ярком сценическом конфликте. Сложно передать словами, что я чувствую, когда играю с ней в одном спектакле!..
Я не могу работать в «террариуме единомышленников». Мне нужен театр-дом. Везде есть свои плюсы и минусы. Если рядом с тобой блестящий профессионал, но неприятный тебе человек, работай с ним, но не дружи. Другое дело, что сцена, как увеличительное стекло, проявляет в нас все, от нее ничего не скроешь.
Раньше в нашем театре часто ставили спектакли приглашенные режиссеры. То одна стилистика, то другая эстетика – артисты с удовольствием открывали в себе что-то новое! Последний столь мощный всплеск эмоций был три года назад во время Лаборатории Государственного Театра Наций.
Год за годом я играла одну молодую героиню за другой, сейчас перешла на характерные роли. В сердце остались Кабанова в «Грозе», Кейт в «Сильвии», Анита в «Старомодном коктейле», Ставрогина в «Наших» по роману Достоевского «Бесы», Элиза Дулиттл в «Пигмалионе» и Агафья Тихоновна в «Женитьбе», Серафима в спектакле «Блажь» и Тереса в «Дульсинее Тобосской», Сурмилова в водевиле «Лев Гурыч Синичкин»…

Сцена из спектакля «Наши» по роману Ф. Достоевского «Бесы». С. Михалкин – Ставрогин, Т. Ахроменко – Лиза, Т. Дымова – Ставрогина, П. Чичев – Верховенский. 2011

Два года назад в «Интимных отношениях» я сыграла Мать, современную женщину с жестким характером, считающую, что сын должен жить по ее правилам. Год назад вышла на сцену в «Ромео и Джульетте» тоже в роли матери, леди Капулетти, которая по замыслу режиссера не испытывает никакой любви к дочери. Сейчас снова репетирую роль матери – госпожи Простаковой в «Недоросле». Эта мамаша знает, чего хочет, но живет слепой любовью к сыну и в результате остается у разбитого корыта. Последние ее слова: «Погибла я, отняли у меня власть, нет у меня сына!» Текст пьесы поначалу казался мне архаичным, устаревшим, но мы начали репетировать, и с каждым днем мне все интереснее – и текст, и сюжет, и моя героиня! Так совпадает, что премьера состоится на следующий день после моего юбилея.
По знаку зодиака я – Весы. Эмоциональна и склонна к размышлениям, воспринимаю мир как гармонию духовного и внешнего. Люблю путешествовать, знакомиться с новыми городами, людьми. Домашний быт меня не утомляет. В неторопливом вязании мне интересны узоры посложнее, хотя сама я их не сочиняю. Вот придумать витиеватые узоры в роли во время репетиций – это да, это мое! Люблю романы Достоевского, но, когда жизнь загрузит, могу почитать и что-нибудь полегче.
На мне актерская династия Дымовых заканчивается. Сын в четырнадцатилетнем возрасте играл в одном из наших спектаклей, но о сцене не мечтал. Он окончил аэрокосмический университет, работает программистом в Москве. Я рада, что он сам выбрал свой путь и занимается любимым делом. В этом он очень похож на меня…

* Кандидат филологических наук, член Союза писателей, Союза театральных деятелей и Союза журналистов России, «Золотое перо Самарской губернии».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)

Свежести самарской культуры. 25 сентября

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В МУЗЕЕ МОДЕРНА начинает работать выставка «СТИХИИ АННЫ ГОЛУБКИНОЙ» – первый проект филиала Государственной Третьяковской галереи в Самаре. В экспозиции – произведения из коллекции Государственной Третьяковской галереи и Самарского художественного музея.

[Spoiler (click to open)]

***

В Самарском художественном музее – открытие выставки самарского художника первой половины ХХ века Тихона УСПЕНСКОГО (17:00). В 11:30 – совместная с театром «СамАрт» программа «ОТ РАМЫ ДО РАМПЫ»: экскурсия «Театр глазами русских художников» и мастер-класс по созданию театральных костюмов для героев пьесы А. Островского «Женитьба Бальзаминова». Продолжает работать выставка «АЗБУКА ШЕДЕВРОВ» из собрания Нижегородского государственного художественного музея.

***

В галерее «Виктория» в рамках выставки «ДВОРЕЦ КУЛЬТУРЫ» –СВОБОДНЫЙ МИКРОФОН. ХУДСОВЕТ. У молодых и начинающих художников появился шанс выставиться в «Виктории» (пусть и всего лишь на пару часов)! Приглашаются молодые художники. Худсовет из кураторов Анастасии АЛЬБОКРИНОВОЙ, Сергея БАЛАНДИНА и Дарьи ВОЛКОВОЙ даст молодому искусству свою экспертную оценку, рекомендации и сделает отбор художников для своих будущих проектов. Встреча открытая (19:00).

***

В галерее «НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» – выставка «Я Россией хочу гордиться!» лучших работ участников XXV Всероссийского конкурса молодых дарований «ЖИГУЛЕВСКАЯ ПАЛИТРА».

***

В Библиотеке Автограда – открытие выставки графики тольяттинского художника, дизайнера, фотографа и путешественника ОЛЕГА ШАПКИНА (18:00).

***

В Музее актуального реализма (Тольятти) – VI Выставка современного искусства «ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ». Экспонируются более 100 работ современных художников, участвовавших в проекте «Красные ворота/Против течения». Музей Актуального Реализма поддерживает проект уже несколько лет. Десятки тольяттинских и самарских художников являются его участниками.

***

В Тольяттинском художественном музее выставка авторской куклы и игрушки «СЕКРЕТЫ И СЕКРЕТИКИ. Вспоминая детство».

***

В отделе современного искусства Тольяттинского художественного музея – фотовыставка «СВЕТ И ТЕНЬ».

***

В галерее «СЧАСТЬЕ» (Тольятти) студенты Центра дизайна Тольяттинского государственного университета представляют творческий проект «ТОТТИ: Город сквозь призму графики».

МУЗЫКА

В Самарской филармонии – закрытие фестиваля искусств «ШОСТАКОВИЧ. САМАРСКОЕ ВРЕМЯ. DSCH». Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского (художественный руководитель и главный дирижер – народный артист СССР Владимир ФЕДОСЕЕВ) исполнит сочинения Д. Шостаковича и П. Чайковского (18:30).

***

В МКТК «Дирижабль» продолжаются конкурсные прослушивания XVIII Международного конкурса баянистов «ВИВАТ, БАЯН!» (14:00). В 10:00 – мастер-классы. В 20:45 – концерт Сергея ВОЙТЕНКО и группы «БАЯН МИКС».

ТЕАТР

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО представляет «закулисную комедию» Ноэля Куарда «Любимец публики» в постановке Валерия ГРИШКО (18:30).

***

В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – притча-балаган Б. Брехта «Кавказский меловой круг» в постановке Евгения ДРОБЫШЕВА (18:30).

***

Самарский молодежный драматический театр «МАСТЕРСКАЯ» покажет в Пушкинском народном доме «неоптимистическую трагедию» А. Волошиной «Гибнет хор» (18:00).

***

Театр-студия «KRUG_И» покажет в самарском Двореце детского и юношеского творчества премьеру мистического триллера «Зеркало» по В. Брюсову (19:00).

***

В театре юного зрителя «ВРЕМЯ ТАЙН» (Новокуйбышевск) – «Все-таки хорошо, что мы снова вместе» по мотивам сказок С. Козлова (18:00).

***

В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова (Тольятти) – мелодрама В. Нуркина «Саня, Ваня, с ними Римас» в постановке Олега СКИВКО (19:00).

***

В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – «авантюрная история» Э. де Филиппо «Любовь по-итальянски» в постановке Рената ФАЗЛЕЕВА (19:00).

***

В театре юного зрителя «ДИЛИЖАНС» (Тольятти) – драма «Плаха» по роману Ч. Айтматова в постановке Екатерины ЗУБАРЕВОЙ (19:00).

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Чудесное превращение» И. Баклашиной (18:00).

***

В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – премьера «некомедии» Д. Фонвизина «Недоросль» (18:30).

КИНО

В рамках виртуального социального проекта «КИНОИНКЛЮЗИЯ» для инвалидов по зрению и по слуху на базе ЦРК «Художественный» – военная драма Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину» (19:00).