July 17th, 2020

Время пришло

Виктор ДОЛОНЬКО

О чем человек думает, когда пишет о том, что может произойти в самом ближайшем будущем? Самый обыкновенный человек – не мнящий себя философом, не рядящийся в одежды пророка… Он хочет, чтобы то, о чем он пишет, не сбылось ни в ближайшем будущем, никогда. Он понимает, что предотвратить неизбежное у него нет сил, и он пишет, слабо надеясь на то, что всякое «слово изреченное есть ложь».

Это самое печальное размышление о том, «что будет после пандемии». Настолько печальное, что я не стал говорить о нем со Светланой – остался с темой один на один.
Поговорим о театре. О самом любимом моем театре – театре оперы и балета. Он в совершеннейшем тупике, и даже ожидаемое скорое возвращение Юрия Бурлаки на оставленный им год назад пост руководителя балетной труппы положения не исправит.
Театр мечется в поисках верного пути. Совсем недавно на Волге строили Метрополитен-оперу, это когда театр обеспечивает оркестр, хор и солистов второго положения, а на ведущие партии приглашают «первачей» из «топовых» театров. Теперь на очереди – Арена ди Верона. Это когда намечаются к освоению открытые площадки (хорошо бы исторически значимые), на которых будут играться спектакли в «городе-курорте» (хорошо, не зимнем).

Но эти «игрушки» ничем не подкреплены. Да по-хорошему, и проблемы театра самим театром в настоящее время решены быть не могут. Самим театром – то есть без принятия серьезных политических решений: чтобы усилить труппу, нужны зарплаты (а они одни из самых низких в России), жилье со всем комплексом социальных проблем в виде детских садов, школ и трудоустройства жен/мужей. Нужны инструменты, нужны серьезные расходы на новые постановки. Сколько еще всего нужно…
Нужно прямо сейчас. Театру оперы и балета в неконсерваторском городе, в стране, вдруг решившей, что художественное воспитание и образование – излишество (хотите – сами себе это образование и обеспечивайте), дышать нечем. Вот уж воистину: не церковь, а музыкальная школа скоро будет отделена от государства.
***
А ведь искусство управления состоит в том, чтобы найти наименее затратное решение при достижении некой поставленной цели. И если цель – не творческое развитие региона, а обеспечение потребительских нужд населения, то не проще ли театр продать?
Продал же свой театр Владивосток, и теперь там филиал Мариинского театра, а расходы на его содержание не региональные и даже не федерального министерства культуры. Мариинский, как и Большой, подчинен администрации президента, и возможности у них – обзавидуешься.
А можно начать строить всероссийское объединение музыкальных театров, такой театральный архипелаг в рамках минкульта. И строительство такое уже началось: у Михайловского, Новосибирского и Пермского театров уже единый руководитель. Еще немного, еще чуть-чуть – и этот архипелаг вполне может начать претендовать на то, чтобы встать в один ряд с Мариинкой и Большим.
Вот вам уже три потенциальных покупателя, причем руководитель одного из них – уроженец Куйбышева. А кому не хочется на родину – да на белом-то коне?
А дальше пусть победитель и думает о кадровом потенциале, хореографическом училище, консерватории и социалке.
Это не конспирология. Это такой страшный сон про то, как «учреждение культуры» превратить в «отверточное производство». Почему ВАЗ можно было продать без обязательств работы над собственными оригинальными моделями автомобилей и в результате уничтожить жемчужину завода – дизайн-центр, ну а вслед – и перспективы автомобильной столицы России в целом, а какой-то там театр нельзя?
Ведь, как всё энергичнее рассуждают современные историки, в колониальной форме правления есть множество положительных черт.
***
Высказался – и от сердца отлегло. Нет, у руководства театра вряд ли найдутся силы для борьбы против подобного проекта, если, не дай Б-г, у кого-то появится идея его реализовать. И народ в защиту «Аиды» и «Князя Игоря», а уж тем более «Леди Макбет Мценского уезда» не вступится – «что ему Гекуба». А вдруг – «нет правды на земле», но есть она повыше? Сальери – он же не основоположник, а рядовой классик, с ним спорить можно.

Жить, иль не жить? – Пора решить вопрос,
Что благородней сдаться, иль сражаться?
Терпеть ли стрелы яростной судьбы,
Или восстать и с жизнью расквитаться.
У. Шекспир. Гамлет. Перевод Н. Самойлова

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от 16 июля 2020 года, № 13–14 (186–187)