June 21st, 2020

Остановитесь в беге!

Рубрика: Всемирный день гуманизма

Светлана ЖДАНОВА *

Начну со справки. Гуманизм – этическое мировоззрение, возникшее в античности, расцветшее в эпоху Ренессанса, дошедшее до нас в трудах философов, декларации прав и свобод человека и поддерживаемое малоизвестным широкой публике Международным гуманистическим и этическим союзом, конгресс которого и учредил в 1986 году ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ГУМАНИЗМА, который отмечается ежегодно 21 июня, но официального международного статуса не имеет. Это, пожалуй, всё, что надо знать про бытование гуманизма как философского течения в современной жизни.
Но почему бы не использовать повод поговорить о добре и зле в обычной жизни, ведь сегодня в неимоверных информационных перегрузках человеку не так уж и просто определиться в отношениях с этими этическими категориями. А счастья хочется.
Как-то во времена журналистской молодости я, что называется, не для печати, спросила у известного в городе человека, знакомого мне по студенческой юности и ставшего религиозным деятелем: в чем смысл церкви, если в основе ее догматов – простые общечеловеческие истины? Не убей, не укради, люби ближнего, как самого себя, – ну, вот это вот всё. Ведь призывы эти со склона горы (ну, или чуть раньше – с вершины другой горы другим лидером) обращены были – и это мне казалось главным – к маргиналам, бродягам, людям, бежавшим от труда, семейных и иных бытовых обязанностей и обязательств и преступившим закон.

[Spoiler (click to open)]
«Ну да, – ответил мне священник, – конечно. Ты образованная и грамотная, а вот попробуй. Сама. Честно и подробно, искренне и последовательно. Каждый день и всю жизнь». И правда, если бы «золотое правило нравственности» – это общее этическое правило, лежащее в основе гуманизма, – так уж легко было соблюдать, как прекрасен был бы этот мир!
На разных этапах цивилизации и несовпадающих ступенях социального развития в разных культурах этот нравственный закон приобретал различные виды. От Сократа, Шекспира, Канта, Пушкина, Соловьёва до Махатмы Ганди (можете по своему вкусу дополнить этот список) – нам в наследство достались как несомненное признание человека высшей ценностью, так и глубочайшие исследования его амбивалентной природы, возрожденческий гимн человеку-творцу и сомнения в праве его… Ну, и от недавнего прошлого – простые и четко очерченные пути к вот-вот уже достижимому совершенству.
Гуманизм как философское течение в наши дни в связи с исчезновением философии превратился просто в спектр разнообразных представлений о гуманности: от человечной нормы в виде волонтерского движения до героизма и самопожертвования. Впрочем, с исчезновением философии я, может, и погорячилась. Наверняка есть мыслители, исследующие для науки, а не для фейсбука всё, что сегодня противоречит гуманизму: кризис доверия, мультикультурности, толерантности, отношений Востока и Запада, Севера и Юга…
Системный кризис, которому мы свидетели, в глобальном масштабе поразил все сферы: экономическую, финансовую, политическую, социальную. Но, как мне кажется, главный кризис – в подрыве самих основ гуманизма. Попытки пересматривать причины и итоги мировых войн, поставить под сомнение признание масштабных человеческих трагедий, информационные войны, ложь и провокации в международных отношениях, деградация международных организаций и дипломатии, международный терроризм, а еще извращение и опошление принципов гуманизма, паразитирование на них ряда политиков – всё это в общественном сознании вызывает тревожность, неуверенность и неопределенность, сомнения в ценностях, агрессию…
От этого внешнего раздражителя так хочется спрятаться, но это почти невозможно в запутавшемся в информационной паутине мире.
Но, в конце концов, что нам Гекуба, чтоб так о ней рыдать? Давайте о себе любимых. В конце концов, золотое этическое правило – не делать другим то, что не желаете для себя, и поступать с другими так, как хотели бы, чтоб поступали с вами, – это ведь посыл к каждому лично. Как учил великий гуманист Лев Толстой, человек должен быть всегда счастливым, если счастье кончается, смотри, в чем ошибся.
Я пишу эти строки, но не могу избавиться от давящего впечатления от трагического и резонансного ДТП, точнее, всего того, что происходит вокруг него. Снять это напряжение, поговорить бы, да не рискую: страшно неожиданно для себя обнаружить в собеседнике блюстителя нравственности и носителя истины – разумеется, без греха, но с полной пазухой камней праведных.
Как свобода высказывания вскружила головы завсегдатаям соцсетей и телепрограмм! Мы ужаснулись, когда вдруг обнаружили, что стирка чужого белья из частного забавного проекта превратилась в разветвленную сеть и мощным потоком грязных желтых помоев залила всё телевизионное пространство. Где были мы, журналисты, профессиональное сообщество, почему не разглядели эту заразу, не восстали, почему только брезгливо отворачивались…
Превосходство интеллектуалов, смотрящих исключительно «Культуру» или вовсе изгнавших телевизор из своей жизни, – прекрасно, но, увы, никак не отменяет существования и процветания культуры замочной скважины. Выворачивание личной, интимной жизни вызывает стойкий интерес определенной и, видимо, значительной части общества, иначе откуда реклама и размножение программ на разных каналах. Поражает, что в этом соглашаются участвовать живые, известные и очень известные люди, а еще – жены, дети, близкие погибших или пострадавших… подчас в тот же день! И это всё прикрывается идеей спасения, помощи, поддержки, установления справедливости – в общем, «гуманизм в действии».
Мало того, что вытаскивается на свет божий и легализуется то, что всегда в норме считалось неприличным: подглядывание, подсматривание, сплетни (кумушки на скамейке у подъезда – ангелы!). Но, что, быть может, самое страшное, обыкновенным делом становится агрессия. В людях культивируется сознание собственного права судить публично, выносить приговор безапелляционно и с сознанием абсолютной и единственной правоты. Эта, с позволения сказать, культура ведения дискуссий стала проявляться и в других программах, на ней воспитаны тьмы журналистов…
Конечно, можно выключить телевизор и закрыть аккаунты. Это будет ваша личная победа над пространством, победа страуса, победа ухода во внутреннюю эмиграцию. Но это не остановит вал воинствующей пошлости, самодовольной уверенности серости в своем праве вещать, обличать, наставлять. И этот вал настигнет вас обязательно – не в Интернете, так в магазине или трамвае, на совещании или ковре у начальника.
Что делать? Вполне вписывающийся в идеи гуманизма вопрос. Отчего это нравы молодежи упали – вопрошал один из героев А. Н. Островского, и сам отвечал: оттого, что на театре трагедий не играют! Цитирую близко к тексту, когда-то вызывавшему улыбку: персонаж, мол, начетчик и ретроград. А ведь прав был старик! Сон разума известно, что порождает.
Гуманизм – это, прежде всего, знание и культура. Надо вернуть уважение к гуманитарным наукам и их роли в жизни общества, вернуть полноценное гуманитарное образование, особенно школьное, перестать выхолащивать из литературы для детей трагические конфликты. Надо как-то вернуть философию и логику, ибо основы философии формируют системность представлений о мире, логику связей причин и следствий, преемственность и гармоничность знаний о мире и человеке.
Человеком с системным мировосприятием трудно, а может быть, и невозможно манипулировать и уж точно не сбить с толку, как теперь говорят, фейками. Он толерантен (ненавижу этот термин, но «терпимость» тоже не очень подходит) не потому, что равнодушен, а потому, что у него есть понимание другого, знание. Знание культуры, психологии, чувства человека иного, не похожего.
Нам эта толерантность в свое время давалась в комплекте с умолчанием о том, что были и могут быть конфликты и дискриминация по разнообразным признакам непохожести. Сегодня нет-нет да и подумаешь: то, что ты лично в детстве не знала национальности одноклассников, к сожалению, не означает, что кто-то из них не испытывал травму «инаковости». Однако тот заряд счастливого неведения сослужил хорошую службу, это была, если угодно, прививка, которая работает до сих пор, как бы ни раскачивался этот мир.
Современная жизнь демонстрирует нам чудеса «перевертышей». Ящик Пандоры в этот раз как-то особенно заразно выплюнул в мир бациллы войны всех со всеми. Естественно, за права, естественно, за лучший мир, правильную жизнь, гармонию и счастье. И вот уже Махатма Ганди обвиняется в национализме, Колумб – в работорговле. По этой же причине запрещаются «Унесенные ветром», сбрасываются с постаментов в колониальных или иных каких бедах повинные памятники в просвещенной Европе.
И как будто нет уже свершившейся истории с ее логикой, драмой, перипетиями и обусловленностями. Как будто нет и не было у исторических личностей иных заслуг перед обществом… А то вдруг по воле перевозбужденной группы политиков в период сезонного обострения в ранг заслуг возводятся преступления. И вот то тут, то там сегодняшние живущие по иным, современным историческим законам люди вынуждены вставать на колени или скакать в знак лояльности к распоясавшимся ублюдкам. И это борьба за справедливость, равноправие, счастье?
Или вот еще тренды публичного пространства: человеческие слабости гениев становятся доминантой в общественном обсуждении, смещаются акценты, факт биографии художника, писателя, артиста, композитора или история создания произведения преподносятся обществу как открытие правды, снятие запретов, при этом сам вклад гения в очеловечение человечества нивелируется, «Ода к Радости» становится всего лишь «застольной».
Противостоять этой ползучей деградации может только сформированное образованием и культурой человеческое достоинство. Оно не даст забыть в перманентной борьбе за счастье венца творенья в целом и каждой человеческой особи в частности, что дьявол начинается с пены у рта ангела, борющегося за справедливость. И в мире. И в политике. И в частной жизни.
Ну, и необходимый постскриптум. На день летнего солнцестояния, когда с древних времен человечество загадывает судьбу, надеясь на перемены к лучшему, приходится большой, известный с языческих времен праздник. Но и современный мир решил добавить свои «пять копеек» – несколько поводов к радости и причин объединиться. Выбирайте: Всемирный день Жирафа, Всемирный день гидрографии, Международный день цветка (в России – ромашка), Международный праздник музыки (девиз – «Делайте музыку!» – обращен ко всем, не только и не столько к профессионалам), а еще – Всемирный день приветствий (еще его называют днем рукопожатий, но вот пока без них, увы) и, наконец, – та-та-та-та-татам! – Международный день Неторопливости. Остановитесь в беге, вдохните аромат цветка, послушайте музыку. Мир прекрасен!

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 18 июня 2020 года, № 12 (185)

Спасибо, маэстро!

61 год назад, 21 июня 1959 года родился замечательный музыкант Сергей Николаевич Загадкин. Шесть лет назад «Свежая газета» опубликовала этот текст. К 55-летию Сережи – последнему юбилею, который мы встречали вместе с ним. Светлая ему память.

Ольга КРИШТАЛЮК *
Фото Сергея КУРАНОВА

Как постичь природу таланта? Подлинный талант – всегда тайна, всегда загадка. Вокруг самарской музыкальной династии Загадкиных, уже много десятилетий украшающей своим творчеством жизнь нашего города, вероятно, всегда будет легкий ореол загадочности.

Прошу прощения за вольный слог, однако высказать письменно и устно искреннее восхищение в адрес ярчайшего представителя династии – пианиста Сергея Загадкина – неудержимо хочется не только по причине юбилея. Восхищение, которое живет в душах его слушателей и коллег. И раз загадку невозможно постичь априори, то остается лишь свободная игра ассоциаций, возникающих, когда говоришь об этом уникальном музыканте.

[Spoiler (click to open)]
Прежде чем познакомиться с ним лично, я много слышала о пианисте Загадкине еще в нашей общей alma mater – Гнесинском институте. У студентов всегда было принято выяснять свою ученическую родословную. Сергей Загадкин учился в Гнесинском институте у Аркадия Севидова, которому в начале 80-х годов было чуть за тридцать, и, вероятно, общение педагога и ученика можно было трактовать скорее как творческую дружбу старшего товарища по искусству с младшим. Севидов в свое время был учеником гениального Льва Оборина, а значит, в каком-то смысле Сергей Загадкин – внук Оборина и правнук великого Константина Игумнова, одного из родоначальников московской пианистической школы.
Эта блестящая родословная приоткрывает тайны пианистического мастерства Сергея Николаевича так же, как и семейная родословная Загадкиных с пианистами и скрипачами в нескольких поколениях.
Говорят, первое впечатление не обманчиво. При первой встрече в облике Сергея Загадкина мне почудился и Йозеф Кнехт, герой романа «Игра в бисер», и волшебник Земноморья Гед. Сочетание нервного энергетического заряда огромной силы и мощное волевое начало, на мой взгляд, характеризуют индивидуальный артистический темперамент пианиста Загадкина. На сцене он предельно собран и в то же время открыт тем импульсам вдохновения, которые владеют им, ведя по бушующим волнам музыкальной стихии (в особенности, если речь идет о музыке Рахманинова, Скрябина, Шопена).
На эстраде он лидер и рассказчик. И это свойство особенно интересно и ценно в музыканте, поскольку Сергей Загадкин может «рассказать» знакомую музыку по-новому, не вдаваясь в излишний модернизм, а скорее снимая слои привычных штампов и открывая истинное звучание, о необходимости которого говорил еще Г. Нейгауз, называя это «служением композитору».
Будучи умным и глубоким музыкальным собеседником, Загадкин говорит языком рояля с публикой Самары, Москвы, Санкт-Петербурга, Вены и других городов мира о Бетховене и Шопене, Шумане и Чайковском, Листе и Моцарте. Огромный репертуар музыканта и его виртуозная универсальность позволяют одинаково хорошо и свободно интерпретировать такие редкие сочинения, как увертюра «Тангейзер» Вагнера-Листа или Пятая соната Скрябина, владеть разными «языками» – стилями игры: от лучезарной прозрачности, моцартовской ясности и гайдновской фактуры до оркестровой мощи бетховенских и листовских звуковых полотен.
Мое личное сердечное спасибо мастеру за интерпретацию музыки Рахманинова. В репертуаре Загадкина – три рахманиновских концерта, этюды op. 33 и 39, прелюдии. Не так давно в зале Самарской филармонии под управлением Михаила Щербакова звучал Третий фортепианный концерт. И вот вам еще одна загадка: главная тема первой части, столь знакомая публике, одна из самых знаменитых рахманиновских мелодий, в исполнении Загадкина звучала как-то свежо, подобно новому, только что родившемуся на глазах зрителей высказыванию. Это тонкое, почти неуловимое, но такое принципиальное rubato, это парадоксальное соединение сумрачности и нежности в звучании темы, это мудрое понимание композиторской фразировки и цельности высказывания.
Сегодня Сергей Загадкин – признанный мэтр фортепианного искусства, заслуженный артист РФ, профессор, ведущий самарский исполнитель-виртуоз, активно и успешно концертирующий в России и за рубежом, член различных международных ассоциаций по развитию пианистического искусства. Но для многих и лично для меня важно, что этот человек по-прежнему живет, работает, преподает в нашем городе, и когда я вечером прохожу по коридору четвертого этажа академии, то безошибочно узнаю манеру игры пианиста. И тогда я останавливаюсь, внимая такому знакомому, дорогому и в то же время новому рахманиновскому слову в исполнении Сергея Николаевича Загадкина.
Спасибо, маэстро!

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент СГАКИ.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 19 июня 2014 года, № 11 (58)