May 26th, 2020

Как пройти в библиотеку

К Общероссийскому дню библиотек

Светлана ЖДАНОВА

Ставший мемом вопрос из старой комедии всплывает как защитная ирония от грустных размышлений. Ну какая теперь библиотека – культурно-просветительский центр, третье место (первые два – дом и работа, чтоб понимали). Общественное пространство, где для вас – компьютеры и доступ к мировым информационным ресурсам (это если с Интернетом все хорошо), мероприятия, диспуты, лекции, просмотры фильмов и их обсуждение, кружки рукоделия, настольные игры и прочие совершенства культурного досуга. А еще вам помогут через госуслуги заплатить за квартиру или записать ребенка в детский сад.
А почитать? Можно взять напрокат электронный ридер. Я ничего не имею против «модельного стандарта» – слава богу, с его принятием библиотеки в муниципалитетах, особенно сельских, перестали бесследно исчезать, появилась реальная возможность не просто выжить в предлагаемых обстоятельствах рынка услуг в сфере культуры, но стать, так сказать, очагами культуры. В меру творческой фантазии, организаторских способностей их руководителей и их умения правильно оформлять заявки на гранты.

[Spoiler (click to open)]
Последние тридцать лет стране, увы, было как-то не до библиотек. А в это время сакральность знания, когда-то бережно хранимая и воспроизводимая именно в библиотеках, обесценивалась, исчезала как сон, как утренний туман. Монополию агрегатора вместе с рецензентами и критиками, которые всегда были опорой при формировании библиотечных фондов, теперь отобрали интернет-монстры. Рынок, да еще в цифровую эпоху. Легкий доступ к информации, ежедневно обновляемый объем, сравнимый с объемом, сгенерированным человечеством за всё время существования, кружили головы.
Отрезвление стало наступать, когда обнаружилось, что Интернет – свалка и информация в этом пространстве обольстительна, но слишком часто неверна, что действительно нужную найти непросто. И не только в сфере науки. Конечно, найти, что почитать, проблемы нет. Но по-настоящему этот сегмент только складывается. Есть много проблем. Авторские и смежные права – лишь одна из них. Когда-нибудь цифровое хранилище с услугами переводчика и еще бог знает какими обязательно сделает доступ к книге, тексту, информации безграничным. Заменит ли библиотеки? Не заменит, по крайней мере, в части сохранения культуры. Останется ли бумажная книга востребованной? Хотелось бы…
А пока цифровое облачное счастье не наступило, как бы не потерять счастье живое, реальное. То, чем не обладает Интернет. И что сохранили библиотеки.
Доверие, уважение, репутация. Отсутствие коммерции и коррупции. Опыт классических библиотечных профессионалов с их бескорыстным служением Книге, бесценным опытом поиска, собирания информации, умением отделять зерна от плевел, искусством разобраться и дать то, что необходимо именно этому человеку, даже если он запутался и потерялся в информационном потоке…
Они знают как. Только механизмы реализации этого знания отстали от современности существенно, и люди уходят из профессии или вынуждены переквалифицироваться в соответствии с условиями «модельных стандартов». А новые механизмы – это общие для всех электронные базы данных с постоянным их обновлением, возможность удаленного доступа, возможности скачивания найденной как самостоятельно, так и с помощью библиотекаря (!) информации на определенных условиях ее использования (например, временных).
Но бюджетное финансирование и устаревшие правовые нормы не дают возможности достойного современного развития. Кто и как должен убедить ответственных распорядителей бюджетов, что в сфере культуры не сиюминутные, а только серьезные, продуманные стратегические вложения имеют смысл? Текущие гранты не решают проблемы очевидного упадка в этой сфере, лишь маскируют, создавая приятную отчетность.
В отсутствие Книги не рождаются ни новые смыслы, ни эмпатия. Литература – чужой мир, который мы присваиваем, преобразуем в собственный опыт, собственные любовь, ненависть, знание.
Библиотека заточена на это. Это ровно то место, где вы сможете всегда найти, что нужно именно вам, вы не будете обмануты или введены в заблуждение. И в вашем живом поиске поможет библиотекарь, а еще – встречи и лекции ученых, поэтов. Сейчас, слава богу, растет спрос на «прямую речь», «живое слово» и тому подобные образовательные форматы. Именно это и надо развивать, культивировать, поддерживать, вкладываться в некоммерческое и не по стандартным бюрократическим клише скроенное пространство библиотеки.
Превращение его в клуб по интересам – точно бесперспективное и пустое вложение денег, потому что на этом поле полно успешных конкурентов. Уже сейчас на вопрос «как пройти в библиотеку» вам радостно покажут дорогу… в модный в этом сезоне бар с крутыми диджеями. И да, там по стенам – полки с книгами. Ну как же – Библиотека.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 10 (183)

В поисках просветительских форматов

Анна СИНИЦКАЯ *

К Общероссийскому дню библиотек

Растет популярность non fiction, и одна из самых известных книжных ярмарок посвящена интеллектуальной литературе. Но все же сохраняется впечатление недостаточности. Впрочем, качественного научно-популярного материала всегда было мало. Помните профессора Выбегалло, агрессивного невежду из повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», который представил проект самонадевающихся ботинок и мгновенно стал знаменитостью? О таких журналисты пишут много и охотно. А профессионалы и по-настоящему важная научная информация остаются в тени.

[Spoiler (click to open)]

Скромное обаяние дилетантизма

При изобилии всяческих медиаресурсов по-настоящему успешных просветительских инициатив не так уж много. Успешные на федеральном уровне научно-образовательные проекты последних лет можно пересчитать по пальцам: Аrzamas, «Гефтер», «Лекториум», «Магистерия», «Постнаука», «Системный Блокъ». Среди наших городских инициатив следует назвать, например, ресурс «Умная Самара» с презентацией естественнонаучных опытов для школьников или знаменитое международное научное волонтерское движение «15 на 4» (лекции, которые читают четыре специалиста по 15 минут), с активным участием самарских ученых.
«История Древнего Рима за 18 минут», «История русской литературы за 20 минут»… Хорошо это или плохо? Эти форматы требуют отказа от привычных стереотипов.
Мечта любого интеллектуала прошлых веков – описанная Борхесом всемирная библиотека, к которой надо обрести ключ. И вот ключ найден. Но теперь оказалось, что главное – не доступ к информации, а ее отсеивание, ее выбор, навигация, анализ разнообразных сведений, которые на поверку могут оказаться не столь уж качественными.
А кто для меня, потребителя, будет выбирать? И кому я захочу довериться?
Многие образовательные форматы полностью зависят от конкретной личности лектора, его логики подачи материала. Такая персонализация привычна. Однако медийное пространство многократно усилило эффект «научпопа», и попробовать себя в роли просветителей сегодня могут все. Профессионал перестал быть авторитетным источником информации, он вынужден с этими самыми всеми соревноваться.
«Научпоп» сегодня – очень проблематичный жанр. Он стал феноменом масс-медиа и приводит к возникновению параллельной вселенной, которая может оказаться вовсе не научной. «Скромное обаяние дилетантизма», – презрительно бросил мой коллега по поводу очередного устного эссе «медийного персонажа», который, закинув голову, что-то самозабвенно вещал о литературе. Потеря авторитетности высказывания переживается профессионалами весьма болезненно. Но процесс этот закономерен: изменились сами условия коммуникации, которые раньше были вполне определенными и контролируемыми.
И вот появляются не «популярное шекспироведение», а «поп-шекспироведение», не популярная математика или биология, а плохо прожеванные данные, которые преподносятся как сенсация.
Следя за всяческими словесно-визуальными излияниями, приходишь к выводу, что самое интересное звучит из уст профессионала. Можно быть талантливым популяризатором научных фактов, артистически превращать самую скучную, сухую информацию в фейерверк. Влюблять в себя аудиторию и шокировать. Но все-таки сохранять научную аргументацию. Помнится, покойный профессор Владислав Скобелев мог пересказать и «Евгения Онегина», и «Анну Каренину» с прибаутками, не теряя при этом ни глубины, ни точности.
Вопрос не только в том, как транслировать информацию, – ее достаточно. Не обязательно быть скучным. Но важно сохранить саму научную логику, пригласить публику не только к сопереживанию и восторгу, но и к анализу, показать работу мысли.
Другое дело, что качественная популяризация у нас минимальна. Эксперты далеко не всегда готовы сами спуститься с академического пьедестала в гущу народную. Но открытость – важный показатель не только профессионализма, но и успеха научной среды как сообщества. Высказаться на страницах толстого журнала – это высказаться для своих, но промолчать для всех остальных. А слушатели хотят простого разговора о сложных явлениях, и в своих оценках им тоже важно опираться на критику.
Популяризаторство и сама практика публичного выступления у нас находятся в очень странном состоянии – и это при богатейшей, еще дореволюционной традиции открытых лекториев и весьма качественной продукции в советской научно-популярной практике.
Публичность научных событий в вузах слабеет уже давно. Самара – университетский город, но попробуйте проникнуть вольнослушателем на лекцию известного специалиста. И дело не только в пропусках и запретах. Отсутствует сама инициатива. Сегодняшние вузы нередко отпугивают широкую публику «холодными» академическими пространствами.
И публичные лектории, и семинары во многом переместились на площадки так называемого открытого, неформального образования: в галереи, дизайн-салоны, музеи и библиотеки – со всеми их плюсами и минусами.

Наука в библиотеках: нонфикшн и edutainmaintе

В одном из недавних номеров «Литературной России» было опубликовано интервью с Еленой Смирновой, генеральным директором Централизованной библиотечной системы города Москвы. И многие прочли то, о чем не все решаются сказать вслух: «Я убеждена, что библиотека – это место просветительское, а не культурно-досуговое… Лично я не хочу «играть» в библиотеке, я хочу, чтобы люди все-таки получали знания».
Но играть и узнавать новое, учиться – эти процессы не всегда противопоказаны друг другу. В последнее время все чаще говорят о феномене edutainmaintе (состоит из двух объединенных в одно слов: education (образование) и entertainment (развлечение)) – обучение через игру, когда просветительская инициатива реализуется в необычных комбинациях.
Самарские библиотеки, в том числе и районные, предпринимают поистине титанические усилия, чтобы в перерывах между Новым годом, Масленицей и переодеванием в военную форму сохранить какую-то ценность интеллектуального события. В Центральной городской библиотеке имени Н. К. Крупской работает онлайн-лекторий. Авторские циклы, совершенно не похожие друг на друга, есть и чисто академические. Но оказалось, обычный, даже без излишних эффектов рассказ профессионала попадает в топовые просмотры.
В библиотеке № 5 изучают итальянский язык и знакомятся с итальянской культурой. Там же не так давно открыт новый цикл: «Страны мира сквозь века» – от истории Древнего мира и до Нового времени.
В модельной библиотеке № 8 реализуется программа «Наука в библиотеках», и один из сюжетов называется: «Как читать нонфикшн?». Видеоролики этого цикла адресованы молодежной аудитории и сделаны по законам «клипового мышления»: яркое, динамичное изображение, визуальный и аудиоконтент и слово образуют единый «текст». Но все-таки это именно обучение: как читать научную информацию, то есть запоминать, анализировать и обобщать, как пользоваться «ментальными картами» и зарисовками-референс. Кстати, эта же библиотека – недавний участник программы «Просветитель», и посетители могут познакомиться с выставкой научно-интеллектуальной литературы.
И очень хочется, чтобы на этот скромный ресурс обратили бы внимание самарские интеллектуалы.
Интересен и такой опыт, как работа автора с неподготовленной аудиторией в режиме мастер-класса. Например, на одной из библиотечных встреч с Татьяной Шахматовой, филологом, автором детективов, самарцы узнали о лингвистической экспертизе и смогли – через игровой формат – самостоятельно проанализировать несколько кейсов: как «сделаны» фейковые новости и как их опознавать. Архаический по нынешним временам формат «творческая встреча с писателем» получает принципиальное обновление.
Разговор о современных научно-просветительских практиках, о стереотипах, удачном и неудачном опыте edutainment еще впереди. Но одно очевидно: лектор и аудитория, профессионал и «непросвещенная публика» – должны сделать шаг навстречу друг к другу.
Нужны ли им посредники? Вопрос остается открытым.

* Кандидат филологических наук, ведущий библиограф СМИБС.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 10 (183)