March 16th, 2020

Дебора плюс Саша = классика джаза

Игорь ВОЩИНИН *
Фото Михаила ПУЗАНКОВА

Джазовый март Самарская филармония начала программой «Дебора Браун & Sasha Mashin Trio».

Родившаяся в Канзас-Сити американская вокалистка Дебора БРАУН отечественным меломанам была представлена еще Олегом Лундстремом на выступлении с его легендарным оркестром. Патриарх отечественного джаза услышал певицу в 1986 году в Голландии, куда она перебралась на жительство и где достаточно долго пела с разными ансамблями и преподавала в консерватории Амстердама.

[Spoiler (click to open)]
В Штатах обладательница уникального, прекрасно поставленного и с богатым диапазоном голоса начинала карьеру как академическая вокалистка. Она и сегодня может с необычайной легкостью исполнить какую-то оперную арию, хотя уже многие годы предпочитает джаз. Именно в этом жанре Дебора записала около двадцати сольных альбомов и побывала с гастролями в пятидесяти странах мира. Как джазовая вокалистка она сотрудничала с такими звездами, как пианистка Дороти Донеган, трубачи Гарри Эдисон и Кларк Терри, саксофонист Джонни Гриффин, барабанщик Эд Тигпен. В России после дебюта с биг-бэндом Олега Лундстрема она уже более тридцати лет выходит на сцену с ведущими отечественными музыкантами. В 2018 году она закрывала представительный международный фестиваль Koktebel Jazz Party, и ее партнером был выдающийся трубач Эдди Хендерсон, ученик Луи Армстронга.
Певица говорит, что к выступлениям в России она относится с особым трепетом: «Это удивительно: в России где-нибудь в небольшом городке можно услышать молодого парня, играющего на саксофоне почти как Чарли Паркер, или трубача уровня Майлса Дэвиса. Здесь было так всегда: джазовая музыка неизменно показывала высокий класс. Во время выступления я из зала получаю колоссальный энергетический импульс».
***
В самарском концерте тоже была представлена интересная программа, включающая популярные джазовые стандарты ХХ века: композиции Джорджа Гершвина, Ирвинга Берлина, Коула Портера, Виктора Янга и других выдающихся авторов.
Начался концерт стандартом Lullaby of Birdland – пьесы, посвященной великому саксофонисту, основателю всего современного джаза Чарли Bird Паркеру. Любопытна история появления этой мелодии. По существующей версии, слепого музыканта и композитора Джорджа Ширинга подвели к роялю на сцене легендарного джаз-клуба Birdland. Устроившись за инструментом, пианист сказал: «Я успел сочинить 300 мелодий. Из них 299 канули в неизвестность. Вот трехсотая». Ею и стала Lullaby. Композиция не умерла и живет на сцене уже почти 70 лет, имеет десятки тысяч исполнительских версий и размножена миллионными тиражами звукозаписей.
В своей версии Дебора Браун представила песню в довольно быстром темпе с моторной ритмикой и отличным скэтом. Ну, а далее певица обратилась к Гершвину и вспомнила легендарную Summertime. Ну, как же без нее-то?! Хрестоматийная мелодия из «Порги и Бесс» была исполнена в достаточно фантазийной интерпретации, которая капитально изменила характер оперного первоисточника и оказала на зрителей в зале ошеломляющее впечатление.
Затем зал с радостью узнавания встречал знакомые мелодии других стандартов. Уже первые их такты шли под приветственные аплодисменты. Отлично прозвучала Beautiful Love Янга, а техничную Cry Me a River Хамилтона Саша Машин дополнил фантастическим соло на ударных. Изощренная джазовая фразировка с напряженным свингом сменялась в программе мягкостью и музыкальной поэтичностью балладных композиций. Великолепно выглядел дуэт вокала Деборы с контрабасом Макара Новикова. Не обошлось без интерактива: Дебора с завидным и искренним энтузиазмом успешно вовлекала зал в вокальное партнерство.

В целом Дебора Браун продемонстрировала экспрессивный характер и широчайший диапазон своего голоса со множеством тембровых оттенков. Ярко были представлены главные особенности пения Деборы, и прежде всего инструментальность исполнения с потрясающей техникой и безграничной фантазией. По мастерству использования приема скэт – вокальной слоговой импровизации – Дебора вполне сравнима с такими образами джазового вокального иконостаса, как Элла Фитцджеральд и Сара Воэн. Причем технически довольно трудный в исполнении скэт Дебора выдавала удивительно легко, создавая впечатление игры какого-то мастера-инструменталиста, превосходно владеющего всевозможными техническими наворотами.

В близости манеры Деборы с великими ярко прослеживается важная особенность джазового искусства – преемственность, но при этом в исполнении Браун присутствуют сугубо индивидуальные элементы вокала. Дебора всегда подчеркивала, что сама мало слушает записи лидеров джазового пения, дабы не оказаться в плену полной похожести на них.
Во многих узнаваемых мелодиях Дебора с первых тактов вводила слушателей в свой мир композиции. Певица неоднократно говорила, что восхищается искусством вокалистов Японии, которые мастерски делают новым и оригинальным давно и хорошо известное. Необходимо также отметить, что в свои 68 лет Дебора – очень живая, артистически непосредственная и раскрепощенная. При не самой идеальной фигуре она ухитряется демонстрировать безукоризненный вкус в нарядах, а на сцене очень живо общается с партнерами-инструменталистами, приветливо вовлекает каждого сыграть свое соло. Певица постоянно устраивает с ними весьма затейливые музыкальные переклички.
В предконцертном разговоре за кулисами Дебора Браун сообщила, что она окончательно вернулась в Штаты, хотя первое время после возвращения на родину ощущала, как это ни странно, потерю имевшейся ранее большой известности. Без сомнения, это результат того, что многие годы певица жила в Европе и находилась в длительных гастрольных разъездах по всему миру.
Имея солидный опыт джазового музицирования, Дебора Браун продолжает преподавательскую работу, являясь членом Международной ассоциации джазового образования. Кстати, один из ее талантливых учеников Джей Ди Уолтер приезжал с концертами и в Самару.
***
Несмотря на не очень юный возраст, певица продолжает активные гастроли. Причем она не стремится брать с собой собственный состав американских или голландских инструменталистов, а поет с местными, но непременно лучшими музыкантами. Во время проходящих сегодня российских гастролей с ней выступал великолепный ансамбль Саши Машина. По составу инструментов – это традиционное фортепианное трио с вроде бы ожидаемым в роли лидера пианистом, но организатор и руководитель ансамбля – барабанщик Александр Машин.
Сегодня он едва ли не самый востребованный среди отечественных исполнителей на ударных инструментах. Карьеру Машин начинал в Санкт-Петербурге в традиционном диксиленде, затем сотрудничал с Игорем Бутманом, Алексеем Ростоцким, Николаем Левиновским, Германом Лукьяновым. В 1999-м стал членом трио Якова Окуня. Машин стажировался в Нью-Йорке, участвовал в международных фестивалях, включая престижнейший Монтрё.
Бывал он неоднократно в Самаре. В предыдущий приезд в 2018 году он играл вместе с российскими музыкантами, собранными для выступлений с американским теноровым саксофонистом Чадом Лефковицем Брауном.
Незадолго до этого Александр выпустил свой дебютный звуковой альбом Outsidethebox, в создании которого участвовало около пятнадцати российских и зарубежных музыкантов. Тогда, уже прослушав дома подаренный мне Александром диск, я еще раз убедился в безграничности замечательной музыкальной фантазии Машина, проявившейся в записи и вызванной, по собственным словам музыканта, его стремлением освободиться от каких-то шаблонов и искусственно создаваемых ограничений в творчестве.
По мнению Саши, именно джаз, будучи по природе свободной музыкой, представляет безграничный простор музыкальному мышлению. Наверное, эти концепции и их воплощение и привлекли к музыке Машина многих российских и зарубежных джазменов и определили творческую судьбу барабанщика. Саша Машин – подлинный солист, что среди исполнителей на ударных, даже уровня мастеров, встречается не часто. И уж совсем редко барабанщики в джазе становятся признанными лидерами и руководителями собственных ансамблей.
Контрабасист Макар Новиков окончил Гнесинскую академию музыки. В 2013-м он, будучи вполне состоявшимся профессионалом, вплотную подошел к званию победителя телешоу «Большой джаз».
Пианист Алексей Беккер тоже выпускник Гнесинки (класс Игоря Бриля). Он играл и записывался вместе с известными мастерами отечественного джаза. Сегодня Алексей в числе ведущих пианистов российского джаза, причем кроме рояля владеющий и ударными инструментами.
***
Появление на самарской сцене Деборы Браун стало, конечно, весьма заметным событием. Певица продемонстрировала джаз высочайшего уровня. Из ранее побывавших в Самаре заокеанских вокалисток рядом с Браун можно поставить разве что Кэтрин Расселл и Ив Корнелиус. А исполненная вместе с отечественными музыкантами программа предоставила меломанам Самары возможность еще раз окунуться в прекрасный мир джазовой классики в современных интерпретациях.

* Член Гильдии джазовых критиков России, член Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 12 марта 2020 года, № 5 (178)