March 14th, 2020

Вечные студенты Галины Михайловны Торуновой

С днем рождения, Галина Михайловна!

Ксения ГАРАНИНА

Галина Михайловна Торунова преподавала не только в Академии Наяновой, но и в педагогическом университете. На кафедре журналистики она пыталась научить студентов правильно использовать в тексте слово «постановка», не ненавидеть самарский балет, никогда не спрашивать критиков: «Как вам спектакль?» и просто ответственно подходить к своей работе. С каждым курсом она проходила долгий путь от мысли, что культура – это развлечение и отдых, к идее, что это большой труд, ответственность и внимание.

[Spoiler (click to open)]
На первом курсе на факультете «Журналистика» студентов распределяли на подгруппы к разным преподавателям. Это были первые и, кажется, последние практические занятия, где нас пытались учить писать. Подразумевалось, что мы уже знаем, на чем хотим специализироваться, и выбрали свой жизненный путь. Естественно, это было не так, и все расползлись как слепые котята: кого-то определяли, например, в новостную журналистику ради ровного счета в группе.
Руководителем одной из групп была Галина Михайловна Торунова. К ней должны были примкнуть все, кто хотел писать о культуре. Но середина 2000-х – яркое и волнующее время: не так давно грубо закрыли программу «Намедни», «Неделя» с Марианной Максимовской только набирала обороты, да и простые новости по телевизору еще можно было смотреть. Какая культура? Страна уже начинала бронзоветь. В общем, к Галине Михайловне на курс записались самые уверенные и стойкие в своем увлечении. Конечно, она выглядела, как всегда, эффектно: в кольцах и с брошками, со стильной короткой прической, спокойная и с большим запасом интересных историй и терпения.
Нашу группу быстро приписали к лентяям, так как остальным казалось, что раз мы в «культуре», то только развлекаемся и преприятнейше проводим время. Лишь во втором семестре сокурсники стали смотреть на нас с уважением: им не нужно было после пар идти на балет или на оперу, они не задерживались до девяти вечера в аудиториях, смотря с видеокассет запись самартовской «Мамаши Кураж»...
Ко второму курсу мы уже стали смиренными перед рутиной постоянных походов в театры, нас не пугал призрак грядущих фестивалей. Самое интересное, что Галина Михайловна никогда никого ничего не заставляла делать. Других пугали оценками, отчислением, криком. Мы даже представить не могли, что Галина Михайловна может повысить на нас голос или выйти из себя. В худшем случае мы получали взгляд снисходительного разочарования, что тоже было совсем не сладко. Нас очень быстро приучили к мысли, что все это нужно только нам самим. Галина Михайловна прививала нам уважение к культуре и ответственность за свои слова. Она учила нас писать искренне и быть внимательными. Так, когда мы пришли на первый курс, мы относились к культуре как к развлечению и забаве, когда закончились занятия, мы уже понимали, что это труд, ответственность и стойкость. До сих пор наша группа с содроганием вспоминает, как наши тексты Галина Михайловна разбирала по словам: было страшно, неловко, иногда даже стыдно, зато мы учились писать. Только она уделяла столько внимания к слову на нашем курсе и старалась меньше рассуждать о пространных функциях и принципах журналистики.
Благодаря Галине Михайловне к нам на курс постоянно приходили актеры. Особенно запомнились встречи с Розой Хайруллиной. Как мы гордились, когда нас пускали в еще старый театр оперы и балета без билетов, но с листочком, где было просто написано: «Галина Михайловна Торунова». Кто из нашей группы работал в сфере культуры к концу пятого курса? Никто. После того как Галина Михайловна научила нас работать с текстом с тем уровнем ответственности к публикуемому материалу нас выдергивали в другие отделы. Как ни странно, но этот принцип: «умеешь писать о театре – легко будет писать о политике» обычно работает только в одну сторону.
Ученики часто заходили к Галине Михайловне в гости, хорошо знали тогда ее чудесного кокер-спаниеля, видели длинные полки с дипломами и наградами. Галина Михайловна, когда мы учились, не уделяла много времени рассказам о себе. Мы все узнавали о ней со стороны по чуть-чуть. Мы тогда не знали, что она училась в Санкт-Петербурге, что играла в театре. Нет, ну мы что-то подозревали, когда видели, с каким уважением к ней относятся режиссеры и директора театров, как внимательны к ее словам все актеры.
Нашему курсу выдали дипломы уже практически десять лет назад, но общение учеников с Галиной Михайловной на этом не закончилось. Мне повезло с ней работать на первых фестивалях «ПоМост» в Новокуйбышевске и видеть, как становился популярным театр «Грань». Она помогла организовать в Самаре курсы с Мариной Юрьевной Дмитревской из «Петербургского театрального журнала».
Сколько всего делала и делает Галина Михайловна, чтобы привить студентам любовь и уважение к театру, слишком долго перечислять. А как приятно встречать Галину Михайловну на спектаклях и как в это же время становится немного стыдно, что ходишь далеко не на все премьеры и очень многое пропускаешь! Сейчас, когда выпадает удача поехать на фестиваль современной хореографии в Санкт-Петербург, на концерты в Пермь или Казань, вспоминаешь, что все начиналось с листочка с фамилией Галины Михайловны Торуновой и проходки на балет в театр оперы и балета на первом курсе.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 12 марта 2020 года, № 5 (178)