January 19th, 2020

Брехт с кавказским акцентом на Самарской площади

Галина ТОРУНОВА *
Фото Романа ИВАНОВСКОГО

Традиция, дошедшая с античных времен, порожденная всем существом Народного театра – от карнавальных шествий до площадных мистерий – ожила и предстала совсем юной в этом спектакле, где мудрость граничит с наивностью, условный гротеск уживается с изощрённым психологизмом, а комедийное начало мирно соседствует с трагическим.
Е. Луцкая. Рецензия на спектакль театра «Берлинер ансамбль»
(1954, режиссер – Бертольд Брехт)

В последней своей премьере, совпавшей с юбилейной для режиссера датой, в год исполнения тридцатилетия театра, Евгений Дробышев обратился к тому театру, который он исповедовал с самого начала. «Кавказский меловой круг» поставлен как площадное действие с хором. Какое-то другое решение в условиях сценического и зрительского пространства театра «Самарская площадь» трудно себе представить. Тем более что в пьесе Бертольда Брехта более шестидесяти персонажей, даже если не считать действующих в прологе, который, кстати, режиссером вычеркнут.

[Spoiler (click to open)]
В труппе театра – восемнадцать актеров. Так что каждому, за исключением главной героини, которая практически не сходит со сцены, приходится сыграть по несколько персонажей, не столько перевоплощаясь, сколько переодеваясь (иногда некоторым удается и внутренне «переодеть» образ). А это – типичный прием площадного народного театра, также, как и смешение комических, патетических, драматических, фарсовых окрасок разных эпизодов.
Всё это присутствует в первоначальном тексте Брехта. Но если для драматурга, создавшего окончательный вариант пьесы в 1945 году, главной темой была Война, исковеркавшая судьбы и души многих людей, особенно страшно искалечившая самых слабых: детей и матерей; то Дробышев в качестве основной темы и идеи спектакля определяет тему истинного материнства и истинного правосудия. Определяет и неуклонно доказывает ее всем ходом действия.
Из пьесы взяты далеко не все эпизоды, оставлены те, что имеют непосредственное отношение к скитаниям и страданиям Груше и крошечного, так и оставшегося младенцем Михаила. Неважно, что со дня, когда Груше приняла младенца, до того дня, когда закончилась война, вернулся Симон и состоялся знаменитый Соломонов суд Аздака, прошло довольно много времени и ребенок уже, как бы, должен бегать. Правдоподобное оправдание в данном случае, в притчево-площадной форме, – не самое важное. Стержень, смысловой образ спектакля – это бесконечная дорога, по которой Груше уносит от опасностей маленького Михаила, – путь, на протяжении которого ребенок приобретает для нее всё большее значение, становится естественно родным.
Главный актерский прием – хоровое развертывание сюжета. В программке хор обозначен четырьмя актерами: Геннадий Муштаков, Наталья Носова, Сергей Булатов, Елена Остапенко. Им отданы основные зонги пьесы, но в речитативном исполнении. Основная их цель – держать сюжет как целостную историю. Иногда по мере необходимости они покидают свои позиции у правого и левого порталов, где как бы закольцовывают действие. Тогда они появляются в игровой ткани спектакля, лепя объемные, яркие характеры: Крестьянки – временной свекрови Груше, Монаха или Старых супругов. Масочные, ядреные образы эти запоминаются.
Все остальные существуют как будто вне хора. На самом деле достаточно быстро перестаешь удивляться перепрыгиванию артиста из одной маски в другую, принимаешь это как художественный прием. Вероятно, этот прием воспринимался бы четче, если бы актеры входили в новую маску прямо здесь, у нас на глазах, а не за кулисами.
В самом начале спектакля актеры танцуют некий танец с грузинским окрасом как единый коллектив, слаженный хор, поющий текст на грузинском и немецком языках. О грузинском окрасе стоит отдельно сказать. Конечно, ни Брехт, ни старинная восточная новелла «Меловой круг», ни сам театр не ставили своей задачей сыграть сюжет на национальную тему. Просто яркий, хорошо узнаваемый грузинский акцент придает действию вообще этнографический, народный колорит. Костюмы в спектакле, небольшой намек на акцент, отдельные жесты вполне условны, иногда только намекая: мол, это из народной жизни.
Нарочито игровую, невзаправдашнюю окраску действию придают отдельные детали: вот отрубили голову – и полетел за ширмы раскрашенный муляж; бьют Стражника, и он (Михаил Акаёмов) принимает позы хорошо известных скульптур; пропасть обозначается веревкой, держась за которую, покачиваясь, перебирается Груше.
Кроме корифеев, которые обозначены как «Хор», в спектакле выделены несколько актеров, которым отданы наиболее значительные эпизоды, где ими лепятся более сложные и объемные образы. Разнятся у Олега Сергеева кичливый, самовлюбленный, жестокий губернатор Георгий Абашвили и Лаврентий Вахнадзе, брат Груше, трусливый, жадноватый подкаблучник. Владимир Лоркин в двух коротких эпизодах создает тип двуличного коварного узурпатора князя Арсена Казбеги, и он же появляется в финале в блистательной роли народного судьи: пьяницы и мздоимца, но мудрого вершителя справедливого суда – почти как Соломон. Его замечательная присказка «Беру!» претендует на то, чтобы стать цитатой. Особенно сегодня (впрочем, как и всегда). Как говорится, «это не умрет, это – бессмертно».

Центральной фигурой спектакля остается Груше в исполнении Анастасии Карпинской. Роль выстроена как вполне определенный образ практически по законам психологического театра. Молодой актрисе удалось сыграть не застывшую маску, а развивающийся сложный характер. Она появляется как совершенно неопытная, простоватая, даже грубоватая простолюдинка, вполне способная бросить беззащитного младенца. Но ее путь через хребты Кавказских гор (на плоскости сцены театра, иногда ныряя за ширмы) играется как взросление, приобретение материнской мудрости и стойкости. В финале, когда ей предлагают удержать младенца в перетягивании – соревновании с Нателлой (Мария Демидова), она в ужасе отскакивает, когда над ребенком заносится копье с красным стягом. Здесь она готова сдаться, покориться, смириться. Но, как известно со времен Соломоновой притчи, здесь-то она одержала свою главную победу.
Надо отметить, что театр не ставил перед собой задачу освоить принципы эпического театра по-брехтовски. Театр возвращался к своим собственным истокам коллективного, почти площадного действа, где не всем удается сыграть свои роли на высоком уровне, но вместе всем удается сыграть основные смыслы. Сыграть профессионально, убедительно и, что важно, заразительно.

Театр «Самарская площадь»
Бертольд Брехт
Кавказский меловой круг
Притча-балаган
Постановка Евгения Дробышева
Сценография Николая Слободяника (Санкт-Петербург)
Пластика Николая Круглянда (Санкт-Петербург)
Костюмы Марины Евдоченковой
Художники – Александр Авдюшкин, Юрий Ивукин
Педагог по вокалу – Анна Добротворцева
Музыка: Гии Канчели, Игоря Горбача, Kurt Weill, Johann Johannson, Tom Waits
Текст песен на русском языке Елены Горбач и Евгения Дробышева

На фото:
Сцена из спектакля. Груше – Анастасия Карпинская
Сцена из спектакля

* Театровед, кандидат филологических наук, член Союза театральных деятелей РФ и Союза журналистов РФ.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 16 января 2020 года, № 1 (174)

Свежести самарской культуры. 20 января 2020 года

ТЕАТР
В СамАрте – музыкальная пьеса Б. Брехта и К. Вайля «Трехгрошевая опера» (18:00).


[Spoiler (click to open)]***
В театре «Актерский дом» – притча У. Хуба «У ковчега в восемь» (18:00).
***
Самарский молодежный драматический театр «Мастерская» покажет «трагифарс в стиле танго» М. Павича «Кровать на троих» в Доме культуры «Сатурн» (17:30).
***
Самарская актерская мастерская «Доктор Чехов» представляет спектакль А. Коровкиной «Выбирай» в баре «Библиотека» (19:00).
***
В театре-студии «Грань» – притчу «Манкурт» по роману Ч. Айтматова «И дольше века длится день» (19:00).

МУЗЫКА
В Самарской филармонии – фортепианный дуэт Павел НАЗАРОВ и Роман ЕРИЦЕВ исполнят сочинения Брамса, Дворжака, Грига, Свиридова, Пьяццоллы в программе «Новогодний дивертисмент» (13:00).
***
В Детской школе искусств № 4 (Сызрань) – отчетный концерт вокального отделения (народное пение) (17:30).

ЦИРК
В Доме культуры «Авангард» – цирковое представление «НОЭМА» (10:00, 12:00, 14:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
В Самарском художественном музее в рамках лектория «Имена и судьбы» – лекция Любови ВАСИЛЬЕВОЙ «Прозрение исторических глубин» о Василии СУРИКОВЕ. Занятие по лепке «Глиняная лошадка» проведет Дарья КРЫМКИНА (12:00).