January 18th, 2020

Нерукотворный подарок примадонне

Наталья ЭСКИНА *
Фото Антона СЕНЬКО

Не без душевного трепета приступаю к статье о ТАТЬЯНЕ ВИКТОРОВНЕ ГАЙВОРОНСКОЙ. Говорят, в газете материал должен иметь какой-то повод – юбилей, награду, премьеру, концерт… Хочется повернуться спиной к официозу, отринуть поводы и писать о другом. Вот уже 12 лет как имею счастливую возможность слышать и видеть Таню на сцене, разговаривать за кулисами. А официоз пускай правит бал в правительственных бюллетенях.

Сопрано. Лауреат всероссийского и международных конкурсов. С 1985 по 1989 г. обучалась в Таганрогском музыкальном училище (класс альта), в 1992–1997 – солистка муниципального камерного хора «Лик» (Таганрог), в 2002-м окончила Ростовскую государственную консерваторию имени С. В. Рахманинова по специальности «сольное пение» (класс Н. О. Антоненко).

[Spoiler (click to open)]
Она венчает пирамидку оперных голосов. Бас, баритон, тенор, меццо. И над этими четырьмя этажами, над четырьмя коржами теста и крема – вишенкой на торт – сопрано…
Улавливаете мою метафору? Даже две метафоры – вишенка и пирамида.
Сначала о вишенке. Придя на работу в театр, немного оглядевшись, увидела: вот он – театр-дом, театр-семья. Семья огромная: несколько сотен человек. Я для начала вошла в небольшую семейку, человек пять или десять. Понемногу, как и во всяком счастливом семействе (скажем это с интонацией Льва Толстого), собирались всяческие байки, семейные воспоминания, фотоархивы.
Лев Толстой хранил это в своей памяти, а я в памяти компьютера. По папочкам разложила. В папочке «Гайворонская» любимая моя фотография – мама подняла десятимесячную Танечку в воздух. Та плывет над бытом, под ней трепещет эфир, а выражение лица совершенно узнаваемо: глазки как вишенки. Я и Танину маму, и сестру Людочку видела. И такие же глазки… И навязчивое: где же я эти глазки-вишенки видела? Вспомнила: «Девочка с персиками»! Валентин Серов писал Верочку, дочь мецената Саввы Мамонтова. И в портретах Веры Мамонтовой работы Виктора Васнецова те же круглые карие глазки, и на фото детишек Веры Мамонтовой (в замужестве Самариной).
При чем тут Танечка? Фамилия Мамонтовых упоминается не только в русской истории, но и в истории Таниной семьи. Вполне возможно, носители этой фамилии принадлежат к числу ее предков.
***
С первой метафорой расправились. Теперь о вокальной пирамидке. Каково оперное амплуа, в которое предстоит влиться обладательнице сопрано?
В опере европейского романтизма бас – черная душа, злодей (наемный убийца Спарафучиле, Великий инквизитор, Мефистофель). В русской опере после Глинки бас – разбойник и бродяга Варлаам. Впрочем, и благостный Пимен тоже. Но кто их знает, что у них в душе, что скрывает мрак басового тембра.
Тенор – герой-любовник. Очень подходящая фигура для того, чтобы вокруг роились толпы поклонниц. Этим светлым, мягким, нежным тембром легко выражать чувство любви. Беда только в том, что мягкость и нежность тенора не исключают холерической взрывчатости, обидчивости, агрессивности. В результате то его убивают (Ленского), то он сам – в припадке крайнего раздражения, ревности, обиды (Хозе). Расстреливают бедного Каварадосси, закалывается Герман.
Такая же виктимность наблюдается у сопрано. Преимущественно у композиторов романтической эпохи: бедные Джильда, Виолетта, Аида из опер Верди; бедные Марфа, Татьяна, Лиза, Снегурочка; несчастная Флория Тоска! В опере периода классицизма обладательницам легкого, светлого, подвижного сопрано сходят с рук и самовлюбленное легкомыслие, и кокетство (россиниевская Розина, Церлина, Сюзанна, Папагена из опер Моцарта), и свирепость (Царица ночи в «Волшебной флейте»).
Татьяна Гайворонская много обращается в своем репертуаре к Моцарту. К подготовке моцартовских партий она относится чрезвычайно серьезно и ответственно. Проходит стажировку у итальянского вокального педагога Вито Мариа Брунетти. Ездит на мастер-классы в Италию к маэстро Алессандро Свабу. Сваб с участниками мастер-класса изучает «Дона Жуана». Эти занятия увенчались спектаклем, прошедшим в Триесте (Италия).
Июль 2019-го – первое место на I Всероссийском конкурсе оперных исполнителей Strada per L'Italia с правом стипендиальной поездки на вокальные курсы в Италию. Спеть Моцарта в Италии! Правда, под рояль. С изумительным концертмейстером из «Ла Скала».
Сопрано положено быть возлюбленной тенора. Каварадосси прав был в своей любви к Тоске. А Скарпиа – неправ (он баритон). За что и получил, при попытке овладеть ею насильно, удар ножом в спину. Вы спросите: а как же «Евгений Онегин»? Баритон Онегин любит сопрано Татьяну, тенор Ленский – меццо-сопрано Ольгу. Изначально возникла, кроме всего прочего, путаница. Не должна бы Татьяна любить Онегина, не ей он был «послан Богом»… Да и Онегин полюбил Татьяну несвоевременно, счастья в этой любви ему не видать.
***
Татьяна Гайворонская – не один человек, а два. В жизни она веселая, яркая, энергичная. Причем еще и сама себе контролер – ответственная и собранная. На сцене – трагическая или мелодраматическая героиня. «Когда я репетировала последний акт «Мадам Баттерфляй», слезами обливалась». На спектакле она уже не утопает в слезах, а жестко контролирует сценическую ситуацию. Таня номер один профессиональным взглядом приглядывает за Таней номер два. Вот она, дойдя до предела отчаяния и горя, делает себе сэппуку. Народ в зале плачет, и я вместе с ними. Занавес. Поклоны.
Покончившая с собой Таня номер два, Чио-Чио-сан, падает на пол там где-то, за ширмой. Таня номер один потом с громким смехом рассказывает: «И вот я там валяюсь, валяюсь и думаю: ну скоро, что ли, все кончится, можно будет встать и домой идти?»
По Таниной инициативе в Доме актера состоялось концертное исполнение оперы Верди «Дон Карлос». Я вела этот концерт. Сидела поэтому на их репетициях. Плакала не переставая. Как же я со слушателями буду изъясняться, у меня ведь комок в горле? Но вот начался концерт. И я совершенно забыла о том, что это повод для того, чтобы плакать. Надо ведь донести весь нужный текст, наблюдать за реакцией зала, вовремя вступать. Как Таня номер один.
Говорят, третьего не дано. Гайворонской дано. В старинных операх, у Монтеверди, например, действовал такой аллегорический персонаж: Музыка. Вот Татьяна Гайворонская и есть такой персонаж. Аллегория музыки, ее душа, воплощение нашего Святого Искусства. С музыкой Татьяна совершенно сливается. Даже в жизни. Вот, например, собачку у Танечки звали Нота. А собачьего отца Ноты назвали Орфеем. Следовательно, Нота – внучка Аполлона?
Забавы у Ноты были олимпийско-аполлонические. Сестра Людочка занималась фортепиано. Нажимала на педаль. Нота смеется: пятка туда-сюда ходит. Собачье тельце напряглось, стало подкарауливать. И цап за пятку! Держись! Сейчас освежует, чего доброго, как Аполлон козлоногого Марсия. Но и Танечка не дремлет: Нота кидается, а Таня ей ловко подножку ставит. Шлеп!..
Наша первая встреча затянулась на несколько часов. Рассказ Танин как раз дошел до начала ее ученичества. Семья состояла из музыкантов. Мама – руководитель казачьего хора, папа – директор Дворца культуры, детей тоже хотели видеть музыкантами. Людочке исполнилось 7 лет, и повели девочку на экзамены в музыкальную школу. Трехлетнюю Танечку взяли с собой – не оставлять же ее одну дома, такого крошечного ребеночка! Люда сдала на пятерку. Шутки ради проэкзаменовали и Танечку. А пятерку уже нешуточную поставили! Значит, принята и она. В три года. Совмещала с младшей группой детского сада. Детсадовских в тихий час спать укладывали, а Таню вели за ручку в музыкальную школу. Далеко идти не приходилось: ДМШ тут же, напротив детсада. Учиться Таня начала на скрипочке – крошечной восьмушке, но и она была Тане великовата – только до высоких позиций ручка дотягивалась.
Потом все повторяется. Танина дочка, тоже Таня Гайворонская, и внешность совершенно Танина, в три года хвать эту скрипочку (она под кроватью лежала). «Ой, сейчас сломает!» Но маленькая девочка скрипку сразу взяла так, словно давно уже играть умеет. К смычку потянулась. «Смычку каюк!» – испугалась взрослая Таня. Напрасно: маленькая Таня совершенно правильно взялась за смычок… Сейчас Таня-младшая – профессиональная эстрадная певица. Но это я узнала уже из другой порции Таниных рассказов.

* Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 16 января 2020 года, № 1 (174)