June 5th, 2013

Свежести самарской культуры от 5 июня 2013 года

Денис Мацуев, член Совета по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации, председатель Общественного совета при Министерстве культуры РФ, президент международного благотворительного фонда «Новые имена», арт-директор фонда имени С. В. Рахманинова и Международного музыкального фестиваля «Крещендо», а также солист Московской государственной академической филармонии, народный артист России и лауреат Государственной премии РФ, исполнит на рояле Самарской филармонии произведения М. Мусоргского («Картинки с выставки») и П. Чайковского («Времена года»).

***

Лауреаты международных конкурсов Валентина Дубровина (виолончель, Санкт-Петербург), Людмила Набок (фортепиано, Санкт-Петербург) и Симфонический оркестр под управлением Алексея Воронкова выступят в программе проекта «Музыкальная сборная России» в Тольяттинской филармонии. В программе – сочинения И. Брамса, А. Дворжака и Г. Белова.

***

В СамАрте – музыкальная комедия А. Цагарели «Ханума». В театре «Самарская площадь» – комедия А. Сарамановича «Тестостерон».

Театр «Колесо» покажет на сцене московского театра «Современник» историческую драму И. Губача «Жозефина и Наполеон».

***

Выставка «Север глазами Артура Чубаркина» развернута в усадьбе Жигулевского заповедника, в поселке Бахилова Поляна. В экспозицию вошла коллекция вещей, собранных путешественником Артуром Чубаркиным в ходе его экспедиций на Чукотку, Северный Полюс, в Карелию и Антарктиду, а также около 50 фотографий из экспедиций прошлых лет.

***

В рамках выставки фотографий и арт-объектов «Запахи», развернутой в галерее «Новое пространство» Областной универсальной научной библиотеки мини-лекции прочитают ароматерапевт, психолог Виктор Исаев («Запахи трав и специй») и сексолог Радий Ихсанов («Запахи и привлекательность»).

***

57 художников представляют Самарскую область на открывающейся в Казани XI региональной художественной выставке «Большая Волга».

***

В Самарском художественном музее – выставка работ Нико Пиросмани и фотовыставка «Dance in Vogue». Выставка «Сердца четырех», на которой представлены работы самарских художников Валентины Черновой, Александра Тумпурова, Николая Шишина и Галины Лемковой, развернута в галерее «Мария». В Историко-краеведческом музее имени П. В. Алабина – выставка «Школа радости для взрослых и малышей» мастера художественного вязания Марины Забатуриной и персональная фотовыставка Сергея Ковальчука «Мьянма: всё золото Бирмы». В зеркальном и каминном зале Детской картинной галереи – «Эксклюзивные куклы особняка Клодта: Модерн».

В Тольяттинском краеведческом музее работает персональная фотовыставка Екатерины Рождественской из пяти проектов: «Частная коллекция», «Родня», «История белья» «Pin-up» и «Кинодивы», а также выставки: «Чемоданы прожитых вещей», посвященная 60-летию начала переезда Ставрополя-на-Волге на новое место; «Центральная площадь», рассказывающая об истории застройки главной площади Тольятти с 1957 по 2004 годы; «50 лет – 50 раритетов» (самые яркие экспонатов из запасников), «Доисторические насекомые в янтаре», интерактивная выставка «Пять чувств леса».

В Тольяттинском художественном музее – выставка графических работ «Великие классики ХХ века: Пикассо, Миро, Кандинский» и фотовыставка Елены Кочевой и Михаила Дорофеева «Тольяттинские пустоши. Времена года».

***

Триллер «М» (1931) – первую звуковую картину режиссера Фрица Ланга покажут в клубе любителей кинематографа и медиаискусств «Треугольник» при кинотеатре «Художественный».

***

Философскую притчу «Копия верна» Аббаса Киаростами покажут в кинозале Самарского литературного музея.

***

Фильмом «Царевич Проша» стартуют в кинотеатре «Художественный» цикл кинопоказов «В мире добрых сказок».

***

Подведение итогов областной молодежной акции «Самарская литературная весна» состоится в рамках праздничной программы «Берегите Землю!», посвященной Году экологии, в Областной юношеской библиотеки.

***

Очередное занятие детской литературной гостиной «Фонарик», посвященной «Абсурду в детской литературе», пройдет в Областной универсальной научной библиотеке.

Каким ты был... Этот день в истории. 5 июня

115 лет назад, 5 июня 1898 года, родился Федерико Гарсиа Лорка, испанский поэт и драматург, известный также как музыкант и художник-график. Центральная фигура «поколения 27 года», один из самых ярких и значительных деятелей испанской культуры XX века. Убит в начале Гражданской войны в Испании.

Существует версия о том, что поэт не был убит и просто пропал без вести. В 2008 году внучка учителя, расстрелянного вместе с Лоркой, потребовала эксгумацию тел общей могилы, в которой якобы покоился и Лорка (по закону о восстановлении исторической памяти). Эксгумация этой и ещё 18 братских могил была проведена по приказу судьи Бальтасара Гарсона, действовавшего по собственной инициативе, что вызвало потерю им должности и уголовное обвинение в превышении полномочий. Никаких останков не обнаружили не только в могиле, но и во всём муниципальном округе, где, по официальной версии, развернулась трагедия[1]. Более мифическая версия утверждает, что раненого поэта тайно переправили в Аргентину, но он уже не помнил своего имени и прошлого.


ИУДЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ

 

  Веселый озноб побежал к напряженным

                                                 канатам причальным,

  и калитку толкнул иудей, с тем застенчивым

  трепетом зябким, которым дышит изнанка

  серебряного латука.

  Крещеные спали, как дети,

  и вода ворковала голубкой,

  и доска маячила цаплей,

  и свинец превратился в колибри,

  и живые, еще не усопшие узы огня

  наслаждались вечерними сальто

                                                 могильной цикады.

 

  Крещеные плыли, как дети, а толпились

                                                               у стен иудеи -

  в единственном сердце голубки

  всем хотелось укрыться скорее.

  Крещеные дочери пели, а иудейки смотрели,

                                  на желтую смерть смотрели

  единственным глазом фазаньим,

  ужасающе остекленелым от вселенской

                                                 тоски пейзажей.

  Хирурги бросают на никель резиновые перчатки,

  как только в ногах почувствуют

                                                вздрогнувшие покойники

  ужас иного света, света луны погребенной.

  В бездонный покой госпитальный

                                  ползут нерушимые боли,

  и покойники молча уходят,

                   сбросив будничной крови лохмотья.

  Леденящая готика инея,

  пение скрипок и стоны, лопнувшее терпение

                                                крохотного растения, -

  все то, чья печаль осенняя омывает последние

                                                                               склоны,

  гасло в угольной тьме цилиндров, шляп,

                                 наполненных тьмой монотонной.

  Одиночество синих травинок,

                                  на росу нагоняющих ужас,

  и ведущие к жесткому ветру белоснежные

                                                               мраморы арок

  потрясали своим безмолвием, тишиной,

                                                многократно разбитой

                                 сонным топотом мертвых людей.

 

  Калитку толкнул иудей,

  он был иудеем и не был причалом,

  а к нему приплывали снежные лодки

  и плавно взбирались по лесенкам сердца:

  снежные лодки, вестники мести

  для водяного, который их топит,

  снежные лодки, могильные лодки,

  кто увидит - потом ничего не увидит.

 

  Крешеные спали, как дети,

  а иудей смирно занял свои носилки.

  Три тысячи иудеев в кошмаре своих лабиринтов

                                                 плакали безутешно,

  потому что они пытались разделить

                   на всех иудеев половину голубки,

  и у кого-то было колесико часовое,

  еще у кого-то - туфелька с говорящими червяками,

  еще у кого-то - лирика, скрипка,

                                                 дожди вечерние,

  еще у кого-то - один коготок

                                                 соловьенка живого,

  а половина голубки стонала,

  кровь проливая и сознавая,

                                  что кровь - не ее, а чужая.

 

  Веселый озноб танцевал на сырых куполах

                                                               дребезжащих,

  и мрамор луны отражал равнодушно

  пепел фамилий и смятые ленты.

  И те приходили, кто ест, прячась от нас

                                                                за колоннами,

  и ослы с белозубыми мордами,

  и костоправы искусные.

  В море зеленых подсолнухов

  так жалобно плакало кладбище

  и было единым ропотом, и было единым стоном

  всех тряпичных губ и картонных.

  И крещеные спали, словно дети,

  когда, смежая веки безусловно навеки,

  молча вскрыл свои собственные вены

  иудей, услышав первые стоны.

 

Перевод Юнны Мориц