September 30th, 2012

Доживем до "Трудного понедельника". Если повезет

В понедельник, 1 октября, в 19:45 – программа «Трудный понедельник», в которой я отвечу на вопросы, полученные в ваших письмах и ваших звонках автору и в редакцию.

 

Напомню: для того, чтобы связаться с нами, достаточно позвонить в редакцию (926 17 13), написать СМС (+7 927 702 29 92) или прислать сообщение на блоги редакции (http://echosamara.livejournal.com/) или автора (http://dolonyko.livejournal.com/) в Живом журнале.

 

А пока вы раздумываете, я уже получил первые вопросы. Мне предлагают поговорить:

  1. О Школе твиттера – инновационном прорыве азаровских чиновников.
  2. О столичном статусе Самары.
  3. О театре как поле битвы с привилегиями
  4. Об убыточности предприятия ритуальных услуг.

 

Пишите, звоните, уточняйте повороты темы, задавайте вопросы, редактируйте. Я с готовностью откликнусь на ваши предложения и отложу свои придумки на «попозже»!

«Следы многих преступлений ведут в будущее»

Первой премьерой сезона в Самарском академическом театре драмы стал «Макбет» У. Шекспира в интерпретации литовской постановочной группы, возглавляемой Альгирдасом Латенасом.

 

Искусная игра, затеянная постановщиками спектакля с классическим текстом, читанным-перевиденным, настолько захватывает, что избавляет меня от необходимости заниматься не своим делом – анализировать профессиональные компоненты спектакля. С меня достаточным будет поговорить о смыслах, а артистам дать возможность сыграть спектакль несколько раз, освоиться с предложенными обстоятельствами, а уже затем разворачивать на страницах газеты дискуссию о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Это ведь такая дурная журналистская привычка – начать сразу после премьеры предъявлять претензии к исполнителям по высшему счету. А когда ещё – вправе спросить коллеги, если для редакторов премьера – единственный из всех мыслимых мотивов вспомнить о театре? Но у нас же такая возможность есть.

Поэтому вернемся к смыслам.

Режиссер «вернул» шекспировским персонажам их истинный возраст. И Макбет (в исполнении Даниила Богомолова), и леди Макбет (Наталья Ионова) – моложе тридцати. Но каково различие между возрастами взросления в одиннадцатом (когда жил прототип – реальный король Шотландии, взошедший на трон, кстати, в тридцать пять) и двадцать первом веках? Похоже, что режиссер – плоть от плоти приверженец литовского символического театра, связанного у российских зрителей, прежде всего, с именем Эймунтаса Някрошюса, – позволил исполнителям не продираться через дебри исторической достоверности, а попробовать «прожить» свои образы, не отказываясь от психологических особенностей, присущих им, из поколения двадцати-тридцатилетних, но живущих на тысячелетие после Макбета.

Получилось завораживающе. От ужаса.

На сцене группа молодых, инфантильных до кончиков ногтей субъектов затеяла игру в борьбу за власть. Для них нет никаких правил, нет никаких табу. Есть одно желание – выиграть. Главный приз таков, что не жалко никого – ни войско, ни друзей, ни покровителей, ни себя. Впрочем, ничего и не нужно – ни денег, ни женщин, ни изысканных яств, собственно, никаких материальных результатов, которыми Власть способна наделить обладателя ею. Никаких пороков кроме одного – выиграть игру. Доказать чего-то там себе и своей супруге, к которой нет ни любви, ни нежности – одна страсть.

Страсть, которая вполне оправданно позволила «уточнить» название спектакля – «Леди Макбет» (привет дедушке Фрейду!).

Кровь и стеб правят на сцене, и по ходу исчезают с неё все, начиная с никчёмного похотливого фигляра Дункана (в блистательном исполнении Владимира Гальченко), чьё бездействие, по сути, развязало всё это реалити-шоу.

Это тоже правило игры. Правило, о котором игроки даже не подозревали, – всё живое гибнет в процессе игры. Побеждает тот, кто смог отказаться от всего человеческого.

В спектакле нет налета шекспировской мистики. И быть не может – действующие лица настолько прагматичны, настолько лишены комплексов – всех, включая главные из них – совести и веры.

Лаконичная сценография Гинтараса Макарявичуса с её центральным элементом – двумя застеклёнными прямоугольниками, складывающимися в комнату-клетку, куда попадают жертвы, – так напоминает телевизионные декорации, что визуальные параллели с «За стеклом» напрашиваются с очевидностью. И музыка Фаустаса Латенаса – гротесковая, в которую причудливо вплетены цитаты из классики и современного эстрадного «мэйнстрима»; и выразительная пластика, предложенная Арнольдасом Яляняускасом, и шаржированные костюмы Сандры Страукайте, вобравшие в себя традицию «ролевиков» и вместе с тем так отчетливо напоминающие о нездоровье тех, кому они впору…

Получилась антиутопия. Такая знакомая – выгляни в окно, выйди на улицу – вот она…

«Следы многих преступлений ведут в будущее», – говорил мудрый польский иронист Станислав Ежи Лец. Придите на этот спектакль, и вы поймете его, это будущее, чуть лучше. Только не сочтите за труд – прочитайте Шекспира. Театр предлагает «Макбет» в лучшем, на мой взгляд, переводе петербуржца Юрия Корнеева. Получите удовольствие и от сравнения его с интерпретациями Пастернака и Лозинского (почти уверен, что вы знаете трагедию по ним).

Статья опубликована в издании "Культура. Свежая газета" №19-20 от 27 сентября 2012 года.