May 5th, 2012

Звериные оттенки гуманизма

Материал опубликован в апрельском номере журнала "Город" за 2012 год.

Они пришли вместе с людьми, сюда, в крепость, населенную служилой «сволочью» для охраны Государства. И река, и лес были невдалеке. Там была свободная жизнь, но крепостных оградили от неё полосой безжизненного песка. Для безопасности или для того, чтобы оградить их от излишних контактов с местным населением. Что из того, что рыбки безмолвны, а олени – пужливы? Лиха беда начало. Привыкнут к ним, полюбят места эти, злость уйдет.

И служивые привели с собой собак, и приблудились кошки... Для охраны, для охоты. Да и живые они – их полюбить можно, к ним можно привязаться, за ними можно ухаживать. Они не люди – не замыслят зла, помнят добро. Они преданы. Рука не поднимется их обидеть, тем более убить…

Вернее рука не поднималась. До поры, до времени не поднималась. Но традиции, любовь, привязанности – какое всё это имеет значение в мире, где человек – расходный материал для счастья всего человечества. Разве имеет значение чья-то частная жизнь, если лишишь её или права чьи-нибудь нарушишь – а человечеству сразу же заметно полегчает, счастья у него прибавится и уверенности в завтрашнем дне.

Речь, напомню, идет о неприкосновенном – о человеке, «царе» и «властелине». А если поменять объект на «жучек» и «мурок», какие могут быть мерехлюндии?

Мы беспризорников плодим дивизиями. Маленьких людей, которые никогда не забудут, что их жизнь началась с того, что их предали. Плодим, не боясь ни Б-жьего суда, ни презрения людского.

И вот на это «бесстрашие» и стоит оглядываться, рассуждая о проблемах меньших и довольно беспомощных «братьев» по тварному миру, от которых отказались и кого лишили своей заботы.

***

«А чего?! Они – дети свободы! Сильнейший выживет, а остальных – и так без меры! Зачем нам слабаки?!»

И они сбиваются в стаи и нападают на нас, и мы защищаемся, и справедливо требуем самых жестких мер защиты, а те, кто спровоцировал эту войну остается безнаказанным.

Чего мы ждем от него? Что он раскается? Что его осудят соседи? А у него астма, аллергия, инфантилизм, латентная форма бытового садизма. И ещё проще: «Да пошли вы все со своими нотациями».

И число стай растет, и число бойцов в них. Мы глупы, подлы и ленивы, а для них – единственный способ выжить – плодиться, чтобы на место павшего бойца встало два новых.

Да, эти стаи – собачьи только сейчас. Мы сегодняшние уже не так нуждаемся в защите и охоте, представитель порабощенной природы всё больше нужен нам как идентификационный знак. Вчера – попугайчики, ужики и ежики, сегодня – обезьянки, броненосцы и крокодильчики, завтра – львята, потом – носорожики…

Пишут, что пытливые ученые затеяли клонировать динозаврика. Это сегодня – сказка. Мечта. А завтра? «Пап, я хочу! Чтобы у меня, у первого!»

И войны Юрского периода?

Я даже не пытаюсь свести серьезную проблему к стёбу, спрятаться за иронией. Во Флориду завезли южноамериканских питонов. Климат им подошел, и начали они плодиться и расползаться по штату.

Никто, кстати, не пробовал из гуманных соображений стерилизовать питона? Интересно было бы послушать воспоминания близких героя.

Но, Слава Всевышнему, мы не одержим ни одной победы ни в одной операции уничтожения. Если всё будет идти, как идет, никогда не сможем. Противная сторона бережно сохраняет навыки и уроки своих предков. Те, кого мы сделали своими противниками, сплочены и не могут сдаться без боя: ведь тогда они подведут старика Дарвина…

«Слава», потому что эта война – проверка. Шанс одуматься пока опыт природы не вдохновит других изгоев – человеков. Бездомных, голодных, нищих… Тех, от родства с кем отказались во имя «душевного спокойствия».

***

Из всех сентенций по поводу того, насколько в процессе узнавания людей прекрасными начинают казаться звери, мне нравится грустная ирония Черчилля: «Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных».

Но «равные», ведь, не только изверги. Это и те, кто спасает в своих квартирах по кошачьему прайду средних размеров. И те, кто искренне уверен, что с убийства комара начали свой криминальный путь все киллеры, садисты и насильники. И те, кто полагает, что в наших широтах даже с российскими трудовыми зарплатами можно быть вегетарианцем и не потерять здоровье.

Фанатики-защитники, по сути, выполняют ту же программу на уничтожение Homo Sapiens, что и фанатики-изверги. Доводя до абсурда принципы гуманизма, насаждая приоритет защиты животных, потому что люди подобной защиты не достойны.

***

Мы нездоровы. Не только «мы»–фанатики, но и те, кто полагает, что всё как-нибудь и без них утрясется. Потому, что и те, и другие, и третьи не хотят думать. Они хотят, чтобы было так, как они хотят. «Хорошо решение, которое быстро достижимо. И недорого». Но быстро хорошо не бывает. Никогда.