January 23rd, 2012

Не нервничайте! Скоро некуда будет прятать трупы…

Виктор Долонько, журналист: Не нервничайте! Скоро некуда будет прятать трупы…

Если серьезно, то я плохо отличаю махрового «нациста» от оголтелого «антифашиста», а бескомпромиссного «демократа» – от искреннего сторонника «кровавого режима»...


Местячковые игры без правил и героев

Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор которой совершенно согласен с Питером Устиновым в том, что, чем больше мы занимаемся политикой, тем меньше времени остается на что-либо действительно полезное.

***

Начнем с вопроса о самарской местячковой игре в политику: «Для чего пресс-служба самарского правительства заранее отправляет Владимира Артякова на выборы, когда он сам еще не принял окончательного решения об участии в них?»

Уверен – началась борьба за права наследования. Чего бы не утверждали подручные Артякова, как только самарские бизнес-элиты поймут, что участие их ставленников в губернаторских выборах не принесет несчастий – я имею в виду несчастий вроде вынужденной эмиграции, как у Андрея Ищука, или бега с препятствиями от Интерпола, как у Юрия Качмазова, – борьба начнется всерьез.

Конечно, у артяковского шефа Чемезова финансов неизмеримо больше, чем у всех аветисянов вместе взятых, но кроме денег у него нет ничего больше – ни экономических результатов, ни социальных, ни эмоциональной составляющей. У него есть губернатор, три года изъясняющийся с «людями» отрывистыми предложениями-командами, боящийся любого свободного формата общения и не давший ни одной непостановочной пресс-конференции! «Зиц-председатель» Фунт, смотрящий за тем, чтобы астрономических размеров финансовые потоки, которые его шеф, «не жалея живота своего», выбивает в федеральных структурах, попадали, в конечном счете, на правильные счета. Вот итог пятилетнего правления имитирующего деятельность губернатора.

У персонажа Артякова при относительно честном голосовании шансов никаких нет. Единственная выигрышная стратегия у его окружения – играть на «команду». Вот они и начали – с фальстарта. Пока никто из «местных» не сделал реальных заявлений, пока единственный гуляющий в Интернете список, предложенный Михаилом Матвеевым, содержит два десятка фамилий, три четверти которых – в номинации «клоунада»: «Министерство правды» обязано предъявить свидетельства «всенародной» любви к «ростехноложцам» и решимости этих самых «…ложцев» к продолжению страданий вдали от дома на благо Родины.

Решимость и любовь вкупе с чудовищной неспособностью Артякова дадут, в конечном счете, «на гора» либо кандидатуру Бендусова (такой же, как Артяков, только чуть лучше), либо какого-нибудь самарского «Петена» (был в сороковые годы прошлого века такой французский маршал, имя которого стало символом коллабрационизма).

«Петен», согласившийся «за банку варенья и пачку печенья», стать представителем чемезовской империи в губернии, конечно, – более выигрышный вариант.

Есть, правда, ещё один вариант, навеянный тем, что под «болотную» сурдинку «Ростехнология» отхватила себе ещё одну площадку – Архангельскую область.

«Разводка» гениальная! Закон о возвращении всенародных выборов губернаторов не принят, в медведевском проекте черным по белому сказано: если губернатор работает, то и пусть себе – до окончания срока. Артяков сейчас ли, а лучше – после 18 марта (второй тур выборов Путина), ставит вопрос о доверии себе.

Заметьте, пока губернаторских переназначений не было – только новые лица (чтобы не спугнуть ореол порядочности и трагического мученичества у «айфончика»). И ему ответят: ты хороший человек, но довольно, и назначают того же Бендусова, который будет трудиться ещё пять лет. До всемирного потопа.

Вот пресс-служба на площади Славы и начала работать. Без заявлений Артякова. «А, собственно, кто он такой, чтоб его спрашивать?»

***

Следующий вопрос практически на ту же тему: «Кому может быть выгодна инициатива депутата Богданова об отмене прямых выборов самарского мэра?»

«Главный борец за наполняемость городского бюджета» Сергей Богданов начал жизнь в новом году с предложения сэкономить средства налогоплательщиков на мэрских выборах и внес проект поправок в устав города, предполагающих выбор мэра из числа городских «гласных». Я не конспиративист, и в данном случае абсолютно не важно, о чем думал Сергей Владимирович, предлагая свой проект, абсолютно перпендикулярный текущему политическому процессу, и думал ли он вообще.

Важно даже не последствия проекта (шанс быть принятым у него бесконечно мал), а то, о чем свидетельствует его появление. Это разведка боем. Первая прикидка: как быть, если Азарова призовут наверх. Вдруг пара Аветисян/Дьяченко не только найдет общий язык с амбициозной самарской диаспорой в Москве, то и сможет уговорить всех реальных «игроков» забыть о конфликтах интересов, и Азарова начнут двигать в сторону площади Славы. Или «ростехноложцы» сборят новую Антанту и выпросят для Дмитрия Игоревича пост какого-нибудь федерального министера, чтобы уберечься от реального конкурента.

Кто «в лавке» останется? Фетисов? Я всё-таки верю в здравомыслие земляков, обжегшихся не так давно на Лиманском. А так, при абсолютном большинстве номенклатурной шайки-лейки в городской думе – хоть Тютькин, хоть Мутькин.

***

Вопрос-упрек: «После декабрьских выборов вы сказали, что необходимо созвать Учредительное собрание, а как, по вашему мнению, следует поступить в случае с выборами президента?»

Я по-прежнему считаю, что власть упустила хороший шанс возглавить текущий политический процесс – отказаться от монополии политических партий на участие в государственном строительстве. Нужно, на мой взгляд, вернуться к принципу выборов 88-го года (а по большому счету – к земству), когда в политику были допущены любые общественные организации, а не только на те, кто постулировал политические цели в своих уставных документах. Рано доверять политику политикам. Не доросли.

Потому у избирателей есть единственный вариант. На мой взгляд, единственный – проголосовать и, не уходя на каникулы, принудить власть, президента, прежде всего, к ускоренной процедуре перераспределения полномочий между ветвями и уровнями власти. И выбирать, исходя, в первую очередь, из понимания того, насколько тот или иной кандидат готов к подобным переменам.

Слишком велика цена ошибки.

***

Последний сегодня «политический» вопрос: «В репортаже с антифашистского митинга один из его участников назвал тех, кто маршировал 4 ноября, нацистами. Являются ли подобные заявления разжиганием розни среди жителей Самары и Самарской области?»

Про разжигание розни – это на Пионерскую, к «экспертам». Для меня подобные заявления – свидетельство нижайшего уровня культуры. Не только политической, а культуры в целом. Свидетельство уровня озлобления общества, неприятия всего, что не соответствует чьим-то индивидуальным представлениям о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Если серьезно, то я плохо отличаю махрового «нациста» от оголтелого «антифашиста», а бескомпромиссного «демократа» – от искреннего сторонника «кровавого режима».

Нацист призывает бороться против «понаехавших», «космополитов» и людей с другим цветом кожи. Нацист борется с ними словесно и физически, сея вокруг себя ненависть, в результате чего ряды борцов против него крепятся и растут.

Антифашист борется с теми, кто призывает ограничить права «трудовых мигрантов» и ратует за патернализм в отношении титульной нации. Антифашист борется с ними словесно и физически, сея вокруг себя ненависть, в результате чего ряды борцов против него крепятся и растут.

Демократ призывает бороться с «агрессивно-послушным» большинством, с заединщиной, с законодательной властью, подчинившейся «кровавому режиму», тоскует о демократичности «девяностых», позабыв, как поддерживал расстрел парламента, позволившего себе иметь мнение, отличное от президента и исполнительной власти.

Его оппонент – «едрос» – призывает убраться из страны к своим «заокеанским хозяевам» всякого, кто усомнится в праве на существование государства, которое делает невыносимой жизнь любого, чье мнение не совпадает с мнением большинства.

И никто никого не дослушивает никого даже до середины. Глаза горят. Пена брызжет. Оскорбления сыплются.

Нужно ли об этом говорить в СМИ? Нужно говорить и показывать. Можно без комментариев. Выступление любого кургиняна даже без пояснений – сигнал любому фанатику: до «дурки» остался последний шаг.

***

Перейдем к делам земным: «Как эффективным мэрским менеджерам может откликнуться довольно нахальная замена подрядчика на строительстве Колеса обозрения в Парке Гагарина?»

Предысторию, я надеюсь, вы помните: при мэре Тархове в рамках компании по привлечению инвесторов для развития парков Самары был заключен договор с компанией «Мир», которая смонтировала в парке Гагарина самое больше в России Колесо обозрения. К власти пришла новая команда, нашла факты «чудовищных преступлений» «Мира» против экологии, бюджета города и конституционных прав жителей Самары. Договор расторгли, Колесо демонтируют, а на горизонте – новый инвестор, утверждающий, что он «белый и пушистый», что он поставит Колесо – краше прежнего и за свои кровные.

С нашей, потребительской точки зрения, – разницы никакой. И один «благодетель» желал вернуть вложенное, и другой, уверен, – тоже не Мамонтов с братьями Третьяковыми.

С точки зрения кредитной истории мэрии… А что есть бизнесмены, которые сомневаются в апробированной формуле: если чиновник не в состоянии найти огрехи в чьей-нибудь хозяйственной деятельности – то это свидетельство его недостаточного профессионализма?

У кого-то есть сомнения, что происходящее – парад амбиций? Это в утопическом государстве подобные факты в состоянии помешать действующей команде на будущих выборах. А у нас – «всё божья роса».

***

Заключительный вопрос: «Наши земляки продолжают кататься с горки у Монумента Славы под колеса автомобилей, не обращая внимания на воспрещающие знаки. Какие действия должна произвести мэрия, чтобы обеспечить безопасность отдыха горожан?»

Никаких дополнительных не нужно. Установили запретительные знаки: «Кататься со склона – опасно для жизни», так их под «ледянки» приспособили. Теперь на этих знаках катаются.

Семилетняя девочка погибла, трое – в больнице, сотня пострадавших. Когда это русского человека останавливало? Ведь опасность – главный манок, главный стимул: крутая горка с трамплинами, впереди – шоссе с интенсивным движением!

Единственное, что следует, на мой взгляд, сделать чиновникам – задуматься на темы этно-социо-психологические. Чем больше они воспрещают – тем скорее вопреки запрету и поступят. Потому что «жизнь – копейка», «однова живем», «все под Богом ходим», «лучше смерти может быть только жизнь». И так – век за веком.

***

До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Альберт Шангин.

Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 23 января 2012 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/