December 26th, 2011

КОМУ-ТО – ВЕТЕР ПЕРЕМЕН, А НАС ОПЯТЬ НАДУЛИ*

Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор которой вслед за Федором Михайловичем Достоевским убежден: большинство идей наших оказалось несостоятельно оттого, что «все-то невоздержны, всякий-то хочет всю вселенну удивить».

***

Сегодня последний в уходящем 2011 году выпуск «Трудного Понедельника». 10 января я назвал этот год Годом Лицемерия и оказался прав. Все мы были свидетелями и участниками ожесточенной борьбы хранителей насквозь лживого, навязанного большинству порядка с этим самым большинством, которое с каждым новым раундом становилось всё более активным, обрастало внятной идеологией, авторитетными лидерами и грамотными аналитиками.

Наступает новый 2012 год, который обещает стать Годом Мести. Униженное и обсмеянное меньшинство обязательно нанесет ответный удар: российская власть привыкла быть демонстративной, надувать щеки и числить себя помазанниками. В этом выдуманном ими мире власть обязательно заигрывалась и потому саму себя просто так, без гарантий собственной безопасности отдать не могла. А какие гарантии в условиях, когда большинство требует системных изменений, а не перестановок фигур?

Цвет грядущего года – черный. Но это только в Японии черный – цвет благородства. В остальной части суши это цвет анархии, тоталитаризма и, что самое неприятное, непредсказуемости.

Собственно, это начало моего ответа на первый вопрос: «Каких действий власти следует ждать после субботних митингов?»

Я – не Ванга. Могу только перечислить имеющиеся варианты. Выбирайте, какой нравится больше.

Вариант первый. Власть попытается не идти ни на какие компромиссы. После того, как предвыборная авантюра с Прохоровым лопнет, как и попытка увести протест в либеральную нишу под знаменем какого-нибудь Кудрина, перед вторым туром дадут «распоясаться» какому-нибудь Навальному, и после очередной авантюры введут чрезвычайное положение, не отдавая всё случаю второго тура мартовских выборов. Это худший, но такой привычный «латиноамериканский» вариант.

Вариант второй. Власть уберет несколько ничтожных фигур, вроде Чурова и Кириенко, заменит некоторое число присланных в регионы губернаторов-чужаков на ставленников местных финансовых «элит», заручившись их лояльностью и поддержкой, посадит с десяток «оборзевших» (цитирую) стрелочников и вернется к политике активной грантовой поддержки интеллектуалов: пусть себе болтают, даже забавно да и чувства обостряются – адреналин всё-таки. И под речи, песни и пляски до предела свободной, но теперь и сытой «интеллигенции» будут продолжать «пилить бабло». Это «украинский» вариант.

Вариант третий. И те, и другие забывают миф о сакральности власти и садятся за стол переговоров. И те, кто выдрал всеми правдами и неправдами власть, выгрыз зубами право кормиться с титулов, имитируя служение Родине, и те, кого они обворовывали. Сядут рядом, с чистого листа сформируют органы власти, систему контроля их работы и алгоритм восстановления принципов справедливости, попираемых в течение последних двух десятилетий. Это возможно только, если того же захотят ребята, которые в свое время нашли на петербургской набережной безработного подполковника КГБ и по совместительству отставного сотрудника команды «демократа» Собчака, нашли и одарили его правом называться российской властью. Если они захотят это сделать просто так, вдруг поняв, что всё у них есть, кроме уважения потомков. Иногда так бывает. Это вариант «европейский».

И, наконец, вариант четвертый – родной, отечественный и оттого наиболее вероятный. «Плохие» чекисты инициируют провокации, аресты, несчастные случаи на дорогах, падающие кирпичи, экономические «разборки», постоянно повышая температуру социального кипения до максимума и вызывая ответные протестные действия, а в момент максимального напряжения «хорошие» чекисты доблестно устанавливают в стране порядок, после чего народ, торжествуя, вверяет власть в их руки ещё лет на восемнадцать.

Да, чуть не забыл. Есть еще пост Марата Гельмана, который вполне претендует на пятый вариант. Марат Александрович написал, что если большинство соотечестсенников пойдет за коммунистами или националистами, то, по нему, пусть такой страны вообще не будет. Напомню, что это мнение было высказано автором идеологического проекта правящей партии, когда возникла только первая, призрачная угроза монополии «Единой России»

Мои поздравления, кстати, самарскому мэру – он нашел себе достойного партнера. Впрочем, в данном случае не очень жалко – Дмитрия Игоревича предупреждали.

***

Второй вопрос – короткий и обманчиво простой – касается митингов: «Был ли в субботу достигнут пик протестной активности?»

Нет, не был. Причина – в стратегических ошибках. Но вначале – короткий комментарий из Живого Журнала: «Я был в субботу на Молодогвардейской (не за забором, а стоял на пешеходной части через дорогу) и видел массы людей, которые шли мимо и не останавливались даже посмотреть или послушать что происходит. Безусловно, свой отпечаток накладывает то, что нет авторитетной силы, способной собрать людей на площади, но хотя бы прийти и послушать...»

Ошибка, на мой взгляд, состоит в том, что организаторы попытались слишком акцентироваться на политических ценностях, тогда как ценности эти ни для большинства собравшихся, ни для общества в целом не являются главными. Подавляющему большинству граждан одинаково омерзительны и коммунисты с их культом чудовища, управлявшего страной силой страха и концлагерей; и демократы, всласть по-мародерствовавшие в 90-х в брошенной и беззащитной стране, и «жириновцы», маниакально стремящиеся помыть сапоги в теплой океанской воде, для чего готовые поднять самый нелепый в России флаг – националистический. Нелепый оттого, что бессмысленно говорить о чистоте крови в стране, пережившей триста лет ордынского ига и почти век интернационального эксперимента по выращиванию «советского» человека.

Но этому большинству осточертело другое – то, что им на каждом шагу лгут, что лгуны от каждой своей лживой фразы, от каждого своего лживого действия всё увеличивают и увеличивают свое благосостояние. Большинству омерзительно то, что они не могут найти достойную работу, не могут дать своим детям достойное образование и должным образом помочь своим старикам достойно встретить старость.

И эти люди устали от обещаний: выберете меня, и я вам всё устрою. Многие из них, если по-честному, не могут четко вывести логическую взаимосвязь между итогами выборов и невозможностью построения счастливой жизни по справедливым законам. И им никто этого не объясняет. Только Явлинский и Навальный. Но Явлинский объясняет слишком сложно, а Навальный непрерывно бранится на грани нервного срыва, что, согласитесь, вызывает законное беспокойство.

Но это в Москве, а в Самаре – практические всё на грани нервного срыва. Нужно иметь в виду, что в провинции практически нет политической жизни. Согласно действующему законодательству, помноженному на выборную практику, вопрос о власти решается в центре. В центре, который обворовывает провинцию и организует там у себя сытую жизнь себе же. Это тоже необходимо учитывать. А лозунг об отставке Артякова с подельниками появился в последний момент и так и остался третьестепенным. Нужно очистить территорию области от оккупантов, и отказаться от диалога с «центром» по схеме «хозяин – холоп».

А пока идет «очистка» – начать готовить практические шаги по социальным, экономическим и политическим изменениям в области и стране. За столом учредительного собрания вместе со всеми желающими без исключения. Без исключения, то есть совместно с «Единой Россией» и другими парламентскими партиями. Если они того пожелают.

Процитирую FaceBook: «Так что осталось? Осталось желание жить в нормальной стране, работать, растить детей. Это никуда не делось. Поэтому не так важно, что говорили выступающие, важно – не перестать доносить это желание до власти всеми легитимными способами».

***
Третий вопрос – смешной: «Что это за страны такие, в которых Самара – «Лучший город СНГ и ЕврАзЭС»? Этим можно гордиться?»

Напомню, что в пятницу управление информации и аналитики городской администрации сообщило: комиссия Международной ассамблеи столиц и крупных городов СНГ и Евразийского Экономического Сообщества присудила Самаре дипломы лучшего города этой самой ассамблеи в трех номинациях: «За практику формирования эффективной модели социальной поддержки населения в рамках городской целевой программы по проблемам инвалидов «Самара – наша жизнь»; «За практику организации работы удаленных социальных окон»; «За успешную организацию эффективного управления имуществом, находящимся в муниципальной собственности».

Протокол итогового заседания комиссии опубликован. В нем – 35 городов победителей. По числу членов Ассоциации. Все – в трех и более номинациях кроме тех, кто третью номинацию не смог придумать. Те – в двух.

Городов, отличившихся в решении проблем лиц с ограниченными возможностями – с десяток, столько же – среди тех, кто внедрил в работу муниципальных служб информационные технологии. Зато нет ни одного города – «самого чистого», «самого честного», «самого удобного для проживания». Но лучшим городом вот этого самого «СНГ и ЕврАзЭС», в котором создан Музей истории города Улан-Удэй является город Улан-Удэ, а индустрия развлечений лучше всего развита в Южно-Сахалинске.

А есть тут чем гордиться или нет – решайте сами.

***

До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Альберт Шангин.

* Афоризм финансиста Михаила Мамчича.

Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 26 декабря 2011 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/

Отвечаю на упрек Гельмана

Господин Гельман настаивает, чтобы я привел цитату из его поста. Выполняю:

"Но кровопийцы мне милее, чем ворюги?
22 декабря 2011, 09:50
В этой коллизии: когда демократы борются за права всех, в том числе и в первую очередь коммунистов, есть один положительный момент.
Разрушается анахроничная идеологическая матрица (коммунисты, либералы, консерваторы, националисты) – она вначале заменяется на этическую, а через несколько лагов может снова стать идеологической, но уже более современной.

Главное – проскочить три угрозы отхода от этого сценария:

1. Коммунисты, получив власть демократическим путем, запустят процесс национализации и создания власти еще более авторитарной.

2. Националисты выступят в качестве «третьей силы», и процесс интеграции России в глобальный мир будет прекращен (в том числе и глобальные демократические ценности).

3 Ослабление власти приведет к расколу страны.

зы Третье меня смущает, честно говоря, меньше всего.
Но обозначить как угрозу важно".

Из чего я собственно и сделал вывод, что раскол страны для господина Гельмана менее опасен, чем "демократический выбор" населения.