October 31st, 2011

«ШИРОКА СТРАНА» – МОЯ? РОДНАЯ?


Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор которой убежден, что бороться за «счастье народное» и добиться результата можно только, если понимаешь, что все предлагаемые тобой преобразования тебя же, в первую очередь, и касаются.

***

Главный вопрос, витающий вокруг, обволакивающий, как от него не отмахивайся, это вопрос: «Кого следует поддержать на предстоящих выборах, чтобы правящая партия проиграла как можно более оглушительно?» У меня есть сразу несколько его вариаций.

Этот вопрос обсуждают практически все, даже те, кто согласился с настоятельными рекомендациями Эрнста/Доброхотова/Кулистикова к хоть сколько-нибудь уважающим себя людям не смотреть телевизионные программы – особенно общественно-политические, ибо это времяпровождение плохо отражается на здоровье.

Но надо сказать, что в самой постановке вопроса – несколько логических ошибок. Во-первых, то ожесточение, тот серьез, с которым население борется с «Единой Россией» как с партией. Борется, не отдавая, видимо, себе отчет, что «Единая Россия» – не партия, а инструмент объединения правящего класса. Бюрократии, у которой никаких политических, тем более социальных идей – да и вообще каких-нибудь общих идей нет, кроме стремления к сохранению своего членства в этой самой бюрократии и передачи этого святого членства наследнику/наследнице – нет.

Бюрократия последовательна, у неё в наивысшей степени развит инстинкт самосохранения, и она, к удивлению, хорошо использует советы, богато разбросанные в фольклорных произведениях. Советы эти позволяют ей, в частности, и от бабушки уйти, и от дедушки уйти и всем остальным голову заморочить.

Что делает бюрократия в процессе смены режима? Отдает на растерзание дюжину своих наиболее одиозных собратьев и возглавляет борьбу с трагическими последствиями всего того, что было наделано, соблюдая при этом невинность, покорность и «сострадательность».

А поскольку у режима, приходящего на смену, как правило, никакой более внятной идеи, кроме «жить по совести» и «бороться за все хорошее против всего плохого» нет, бюрократия – хоть на детекторе её проверяй – с этим абсолютно согласна.

Я не имею в виду революционные перемены, а такие, какие нам предстоят – якобы перемены в результате якобы выборов.

Не морочьте себе голову – займитесь чем-нибудь полезным. Или вы знаете, что хорошего/плохого в Самаре или за ее пределами в последний год сделали все эти «Патриоты России», коммунисты, «жириновцы», эсеры, «яблочники»? Ну, кроме митингов. Сделали в довыборный период, а не наобещали с три короба во время агитации? Если знаете – напишите, я через неделю принесу публичные извинения.

С «Единой Россией» – проще. Череда их «подвигов» общеизвестна. Причем «подвиги» эти совсем не подходят под спасительный афоризм: «Не ошибается тот, кто ничего не делает». И наворовали, и нахолили себя за бюджетный счет, и налелеяли, и начудили до кровавых слез. «Геть!»

Двух мнений быть не может – «Геть! Геть! Геть!» Но дальше-то тишина. Ничего.

Ну, если «Е-Россия» «продует», то мы, скорее всего, больше не услышим «Избранника». Помните, прохановского «Господина Гексогена»:
«— Кто этот маленький человек, похожий на шахматного офицера? — повторил вопрос Белосельцев.
— Это Избранник».

Не назначат его премьером, и stand-up-comedy с его участием окончатся. Придет другой – Зайцев, Волков, Тараканов, наконец.
Может быть, он будет знать, что такое «бренд».

Может быть, он не будет пугать население словами: «Институт понятых – рудимент прошлого». Может сменщику скажут, что народ воспринимает полицию как одну из самых многочисленных и хорошо оснащенных бандитских группировок. «Рудимент» – значит без улик в цугундер, и пытать начнут. А если начать объяснять, что речь идет об уточнении прав свидетелей и сокращении процессуальной волокиты, народ сразу сделает вывод: «Разводит».

Может быть, новенький не поведется на прикол с огурцами. Это я о предложении какой-то инноваторши на одной из последних (я всё ещё надеюсь – последних!!!) встреч с вроде-Президентом – новыми технологическими способами проверить качество огурцов, которыми его кормят. Вроде-Президент пообещал дать команду охранникам. Так и вижу, как майор Федеральной службы охраны сопровождает до лаборатории металлическую коробку с сургучной печатью и тремя огурчиками внутри. И стоит в позе благоговеющего караульного пока не выяснится: горчит ли кожица, не мешает ли рецепторам какой пупырышек, богат ли урожай нитратами и прочими химикалиями.

А если горчит? Если мешает? Если богат? Как бы тут нового «дела врачей-убийц» не затеяли.

Но смех – смехом, подумайте – прежде чем вы распрощаетесь 4 декабря со своим голосом. И не пора ли самоопределяться: кому – на самолет без обратного билета, кому – в кочегарку? Извините, но других заявок на нас с вами не поступало.

***

Как бы в продолжение разговора – вопрос, пролежавший у меня со времен запуска отремонтированной набережной, на которой доблестные плиточники и бардюрщики порубали добрую часть зеленых насаждений. Оставили злую и низкорослую. В послании звучала просьба порассуждать о том, как мэр – в недавнем прошлом природоохранитель – мог сие допустить.

Я поберег вопрос до худших времен. Ждать, как говорится, пришлось недолго. Целую тележку фантазий прикатила в конце прошедшей недели прокуратура Мелекесского района Ульяновской области, направившая в суд исковое заявление о признании договора о передаче жителю города Тольятти природного объекта незаконным. Объект этот площадью около 25 га расположен в селе Старый Письмирь и примыкает к речушке Письмирь, которая, в свою очередь, приток Большого Черемшана. На речке Письмирь имеется водохранилище.

Прокуратура с удивлением напомнила, что «согласно закону, запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, а также в границах территорий общего пользования. Каждый гражданин вправе иметь доступ к таким водным объектам и бесплатно пользоваться ими для личных и бытовых нужд».

Ровно одно замечание и два вопроса. Сделка по результатам аукциона состоялась менее года назад – в ноябре 2010-го. То есть не в лихие 90-е, а при действующем губернаторе и тотальном контроле правящей партии с не к ночи упомянутым титлом «Единая Россия».

Вопросы. Что изменилось за год? Почему вдруг прокуратура решила прозреть? Аукцион-то – мероприятие публичное, и заявление сделано по обстоятельствам, которые давным-давно прописаны в законодательстве.

Но что нам чужая область? Дело в том, что длина реки – 23 км, а площадь бассейна ее – 73 квадратных километра. И значит, прихватизированный нашим земляком участок ничтожно мал в сравнении с реальными речными «просторами». Значит, к речке есть подход, не в этом месте, а чуть дальше, но закон напоминает: ни пяди береговой полосы не может быть в частном пользовании. Это общественная земля. А чуть дальше, чуть ближе – это вы там свою усадьбу стройте.

И тогда вопрос, волнующий куда больше: что должно произойти, чтобы ни один усадебный участок, в том числе в районе просек и на территории Красноглинского, и Куйбышевского районов Самары, не мешал проходу граждан к рекам Волга и Самара? Не в тех местах, где решили этот поход разрешить, а повсеместно. В полном соответствии с законом.

Это вопрос не только к прокурорским, но и к экс-министрам лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области по фамилии Азаров и Андреев. Которые ничего не сделали или не сумели сделать, что в их статусе – ещё хуже, для соблюдения закона. Который и в Ульяновской, и в Самарской областях – един.

Первый – «лучший друг самарских блогеров», второй – в преддверии мэрских выборов в Тольятти – ведущий телешоу «Ничего, кроме правды». Первый, кстати, – «единоросс», второй – «праводелец». Это ещё раз к вопросу о том, слаще ли редька хрена и не стоит ли вовсе отказаться от усиленно навязываемого нам столь своеобычного рациона.

***

До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Альберт Шангин.
 
Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 31 октября 2011 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/