October 17th, 2011

ГОСПОДА! НЕ УДАЕТСЯ СДЕЛАТЬ ЧУДО? ТОГДА НЕ ЧУДИТЕ*

Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор которой уверен, что если, читая, слушая, рассматривая на экране телевизора новости из мира российской политики, вы стали с тревогой замечать, что относитесь к тамошним обитателям как к персонажам ситкома, – не стоит волноваться. Это свидетельствует о том, что в ближайшее время к вам вернется аппетит, тяга к прогулкам на свежем воздухе и желание совершать милые глупости, от чего вы отвыкли, полагая, что всё это свидетельства надвигающейся старости.

***

Сразу начну с вопроса: вы (в смысле я) в недавнем прошлом – преподаватель высшей школы. Прокомментируйте, пожалуйста, многочисленные сообщения о том, что у преподавателей самарских вузов начали требовать доказательства отсутствия у них педофилии.

Уважаемый корреспондент! Начну с вашей защиты от тех, кто кинется ловить в тексте вашего вопроса «блох». Требования, изложенные в письме Министерства образования и науки Самарской области от 23 августа сего года касаются необходимости  подать по месту работы сведения о том, что у преподавателя отсутствует судимость, и что он ни в настоящее время, ни когда бы то ни было не подвергался уголовному преследованию «за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности».

Чиновники министерства уверены, что адекватно отреагировали на изменения в Трудовой кодекс, принятые в конце прошлого года, согласно которым к работе с детьми и подростками все, у кого были проблемы с законом в связи с этими основания, допускаться не могут.

И чиновники могут возразить моему корреспонденту, что в их письме речь не идет о «справке об отсутствии педофилии», а совсем даже другом, что осмеянию не подлежит.

Хочу их огорчить, подлежит, к сожалению. И осмеянию, и осуждению. Потому, что, во-первых, требование собирать подобные справки самим претендентам на «хлебные» должности вузовских педагогов – оскорбительно, и никто – даже государство! – не имеет право унижать человека. Будь это даже самый паршивый «учительшка», «врачишка» и даже (вы можете не поверить!) работник культуры, спорта и сферы социального обеспечения. Закон требует – сделайте запрос. От вуза. В такую компьютеризированную, такую информатизированную, такую переполненную множеством баз данных систему Министерства внутренних дел, которой господа полицейские генералы обгордились по всем теле- и радиоканалам.

И такая система мгновенно даст – не может не дать! – ответ на такие пустяки. Причем удаленный ответ на удаленный запрос сэкономит потери рабочего времени и преподавателям, и господам полицейским офицерам и офицершам. Того самого рабочего времени, которого и тем, и другим так не хватает, чтобы ловить злодеев и наставлять оболтусов. И даже уборщицы в полицейских учреждениях останутся довольны.

Во-вторых, и создатели, и комментаторы министерского документа из числа профессиональных экспертов и политических брехунов начали доказывать, что такая мера – лучшая профилактика преступлений. Ничего подобного. Еще более лучшая профилактика – устроить поголовный осмотр преподавательского состава силами ударного отряда самарских сексопатологов. Раз в стране эпидемия педофилии, то чем уж она так отличается, к примеру, от педикулеза? Полагаю, только частью тела, которую следует обнажить на осмотре.

В-третьих, почему начали с вузов с их половозрелыми студентами и студентками, 99 и 9 в периоде которых ко второму курсу выпадают из категории несовершеннолетних. Со школы нужно начинать!
Так вот подумай. Меньших  лет, чем ты,
Становятся в Вероне матерями,
А я тебя и раньше родила.


Это Шеспир. Тот, кого отец Чаплин не доглядел. Реплика леди Капулетти в адрес своей 14-летней дочери! В переводе Пастернака! Программа 10-го класса! Вот где собака порылась!

Но и школой не возможно ограничиться. Проверить всех! Музейных бабушек-смотрительниц, театральных контролеров-билетеров, работающих на детских спектаклях, продавцов кондитерских отделов и киосков мороженщиц!

И, наконец, четвертое, последнее и совсем несмешное. Интересно узнать – только ли в интересах пышногрудых блондинок создано это письмо? То, что блондинки выиграли – к гадалке не ходи. Месяца не пройдет, как креаторы из числа язвительных студентов заполонят Интернет совершенно бесплатными методическими рекомендациями «Инновационные методы сдачи сессии», где всем желающим подскажут, что крики: «Он меня домогался!» – не самый эффективный ответ на непоставленный профессором зачет.

Блондинки выиграли однозначно! А вот кому ещё понадобилось решение серьезнейшей социальной проблемы превращать в балаган?

Один из моих добрых товарищей всякий раз, когда я начинаю искать причину, мотив какой-нибудь очередной непримиримой борьбы до победного конца, останавливает меня, упрекает в конспирологии и раз от раза ставит один и тот же диагноз: «Не парься! Нет никакой цели. Просто они идиоты».

И мне с каждым новым разом всё меньше хочется с ним спорить.

***

Вопрос, возмущенный: Власти, кажется услышали Ваш (то есть мой) постоянный нудёж про ярмарку на площади Куйбышева и начали повсеместно закрывать уличную торговлю. Теперь Вы, наверное, довольны?

Плохо вы меня знаете. Конечно, не доволен. Потому, что я, в первую очередь, ратовал за освобождение от антисанитарии традиционных мест праздничных и воскресных гуляний, мест, имеющих для жителей города смысл, больший, нежели купить по-быстрому чего-нибудь. Тем более, что по-быстрому – в случае площади Куйбышева – не значит ни по дешевле, ни качественней и – главный аргумент борцов с уличной торговлей – не значит, что она соответствует санитарным нормам и критериям эстетики городской среды.

Пока не разгонят «вонизм» на центральной – Соборной – площади города остальным мерам – грош цена.
Но вопрос касается, полагаю, митинга на «Пятилетке», где в конце недели была предпринята попытка закрыть торговые ряды вещевого рынка. Я придерживаюсь той же позиции, что и по площади Куйбышева: рынок в непосредственной близости от железнодорожных путей опасен.

Кстати, после открытия мультиплекса на площади Кирова я в прошлом году поехал туда. В кино. На метро. Первый раз в самарском метро! Ну, и естественно вышел не там: несмотря на рекомендации «бывалых» людей вышел не на «Безымянке», а на «Кировской». Названия смутили. Мама не горюй! Я никогда не был на Кировском рынке. Первая половина дня – там темень сумеречная, лица как из фильмов про «якудзу», лабиринт не проще, чем у Минотавра. Выбраться оттуда не могу. Спасибо бабушке какой-то – вывела и, увидев моё лицо, напутствовала: «Беги, милок, по лестнице, там – город!»

Чего мы добиваемся, возводя Чайна-тауны, вьетнамские притоны, уступая кавказским преступным группировкам автомобильные и бывшие «колхозные» рынки? Погромов? Тогда мы на верном пути. Погромы будут. И вот так их, наверное, лучше спланировать – под конкретное событие. Наверное, погромы не во всякий день хороши, а только тогда, когда необходимость во враге становится особенно ощутимой?

Я не предлагаю разгонять рынки только из эстетических соображений. И не предлагаю разгонять их «в никуда»? Я предлагаю одновременно с разгоном подумать, как трудоустроить людей, торгующих на этих рынках годами, теперь уже можно сказать – десятилетиями? Как вообще осуществлять розничную торговлю на Безымянке, если до бутиков их население в большей своей части не дотягивает – по материальным обстоятельствам?

Есть ли городская стратегия развития вот такой вот торговли – для малоимущих? Или идеал чиновников – «Поляна Фрунзе», «Норд», «Кировский» – эти места начальной подготовки малолетних рэкетиров и гопников? Да, а само-то существование подобных базаров – свидетельство рыночности нашей экономики или свидетельство разрухи и колоссального имущественного расслоения?
Не пущать – просто и внешне очень привлекательно. Но если вы не можете сделать чудо – не чудите.

***

Я выбрал два вопроса из обоймы, пришедших по почте и заданных по телефонам. Как слышите, ваши вопросы изменили анонсированную повестку. Так, собственно, я и хотел. До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Альберт Шангин.
 
* За подсказку заголовка – благодарность Стасу Янковскому.
 
Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 17 октября 2011 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/