June 7th, 2011

Болеем – значит ещё живы. Приятно!

Достоверной статистики по профессиональным заболеваниям в России не существует. Видимо руки не доходят – снять инструкции тех времен, когда очень специальным органам думалось, что по карте этих самых профзаболеваний опытные шпионы способны «выдать на гора» номенклатуру и объемы производимой в регионах секретной продукции.
Хотя и сейчас, когда основной российский продукт – политические инициативы и модернизационные идеи – опасны исключительно для психического здоровья, цифры секретят, ограничиваясь сравнительными характеристиками.
Но вот в конце прошедшей недели руководитель регионального управления Роспотребнадзора Нина Сергеева сообщила, что бесспорным лидером по количеству профессиональных заболеваний в Приволжском федеральном округе является Самарская область.
Хочу сразу подчеркнуть – не по количеству случаев производственного травматизма, а по профзаболеваниям в целом, которые возникают не в результате разовой – преступной или не очень – халатности, а в силу систематического нарушения технологических процессов на производстве, из-за того, что человеку приходится трудиться на плохом оборудовании, дышать пылью и вредными веществами, находиться на рабочем месте в условиях повышенного сверх нормы шума. А также вступать в контакт с бесконечно разнообразной сборной командой бактерий и инфекций.
А ещё потому, что женщины в своей борьбе за равные права постоянно путают их с неравными физическими возможностями и идут заниматься работой несовместимой с их предназначением к деторождению.
Я понимаю – народ у нас дурной. Помню, в конце 80-х в Кемерово, городе поразившем меня своей несовместимостью с жизнью (а я к тому времени практически весь Союз объехать успел), стал свидетелем демонстрации. Власть решила закрыть сверхвредное фенольное производство, работники с которого уходили на пенсию до 40 лет. Вернее не на пенсию, а на кладбище. Так вот эти работники, большую часть которых составляли женщины пикетировали здания кемеровской верховной власти, требуя оставить всё так как есть. А в городе на ночь нельзя было заснуть с открытым окном – такова сила фенольных выбросов. Дети рождались без кожного покрова, без ногтей. Жуть! Но матери протестовали. Потому что лучше так, чем от голода.
Народ дурной. А власть? Профзаболевания – это, ведь, чрезвычайно тонкий инструмент, позволяющий измерить социальную ответственность власти. В Самарской области с её лесами, национальными парками, Волгой, целебным степным воздухом – там, куда ещё недавно люди стремились как на курорт, как в лечебницу – хуже, чем в Мордовии с её болотами, на Оренбурщине с её химией, в Саратовщине и Ульяновщине – с их АЭСами! В области – лидере советского hi tec`a – все свидетельства отсталости технологической базы!
Можно, впрочем, и дальше болтать о том, какое счастья ждёт нас за углом в результате ещё лучшей работы нашей народной власти. Впрочем, может быть им совсем не работать? По честному. Они не работают – а мы без их ударного труда выздоравливаем. Такие вот встречные капиталистические обязательства

Текстовая версия радиопрограммы «Горчичник от Виктора Долонько» на «Эхе Москвы в Самаре» от 7 июня 2011 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/