August 27th, 2010

У кинооптимистов - юбилей!


Панегрик кинозрителям из страны непуганых чиновников

 

Сегодня – День российского кино. Это праздник тех, кто делает кино; тех, кто взял на себя труд разъяснить всю его прелесть окружающим; и тех, кто предан ему как зритель. Праздник, который мы привыкли отмечать «со слезами на глазах», горюнясь по поводу тяжёлой судьбинушки «важнейшего из искусств», косности правителей, не понимающих её нужд и забот, и деградации народонаселения, ногами голосующего отнюдь не в сторону множащихся на глазах киноплексов.

 

А для Самары отечественный кинодень в этом году – двойной праздник: он совпадает с тридцатилетием законодателя киновкуса, примера киноверности и образца кинооптимизма… в общем я имею ввиду киноклуб «Ракурс».

В 80-м Михаил Куперберг собрал в крохотном, «верхнем», зальчике «Молота» таких же как он «фанатов» «движущейся фотографии». Для него – отца-основателя и бессменного клубного лидера, продолжающего именовать себя самым непопулярным, пожалуй, ныне в России титулом – Президент, – киноэкран стал окном в Тот мир, закрытый от советской провинции непроницаемым «занавесом».

За эти тридцать лет в «Ракурсе» многожды менялись залы и «друзья» – спонсоры и помощники; поменялась публика – поколение родителей сменили их дети; на дворе совсем другая эпоха, но проблемы у «Ракурса» практически те же, что были и у истока.

Нужно всякий раз доказывать справедливость выставляемых оценок: единственное, что в клубе не претерпело изменений (кроме пожизненного поста Президента, конечно), – это принцип: показываем только то, что нравится самим.

Нужно так любить кино, чтобы, не обращая внимания на кассовые соблазны, из раза в раз доказывать, что кино – это и высокое искусство, а не только «поп-корновый» аттракцион.

И нужно делать своё дело регулярно, не обращая внимания на то, что косность, недостатки образования и отсутствие эмоционального опыта мешает чиновникам «от культуры», да, не будут они помянуты в этот светлый день, оказать клубу хоть какую-нибудь поддержку!

Очередной, 31-й, сезон «Ракурс» открывает 14 сентября… анекдотом, который самый известный в мире уличный художник – англичанин Бэнкси – рассказал о современном искусстве. Анекдот называется «Выход через сувенирную лавку», он прошел апробацию на Берлинале и американском фестивале независимого кино «Сэнденс», но несмотря на априорную «арт-хаусность» представляет собой «трансформер», абсолютно понятный как «докам», так и «чайникам».

Затем нас ждет ретроспектива Алана Рене, анимационный фестиваль «Крок» франко-германские недели, неизменные Future Short`s и, будем надеяться, «Новое кино России».

Главные новинки года – возврат к успевшему забыться формату «показ – обсуждение» (а иначе, зачем нужен клуб, если не для общения!) и авторские циклы лекций (обещают, что компанию Валерию Бондаренко составят ещё несколько «звезд»).

События, по-прежнему, будут иметь место быть в Доме актера и Доме кино, дай Бог их руководству долгих лет! Вопросы о собственном кинотеатре совет клуба встречает единодушным хохотом, хотя в том же Нижнем, имеющем историю киноклубного «движения», практически не отличимую от самарской, этот вопрос давным-давно решён. И в Самаре есть абсолютно бесхозный, разваливающийся кинотеатр с символичным для его нынешнего состояния названием «Россия», но для его возрождения нужны средства, у «Ракурса», способного обеспечить функционирование «объекта», денег на его реконструкцию нет, а для разноуровневых властей кино – не более, чем развлечение, уж, во всяком случае, не часть имиджа, и, упаси Бог, образования и социальной политики.

А кино? Кино живо, пока живы мы. Оно часть нашей жизни. Оно может не нравиться, как может не удовлетворять нас собственное существование. Но кто же в этом виноват кроме нас самих?

Равнение – на «Ракурс»! И спасибо им. Даже не кино – за верность себе и упорство в сбыче мечт!

Авторская версия статьи в "Самарской газете" от 27 августа 2010 года


Да когда же всё это кончится? Теперь уже скоро


Вор бездельником не бывает

 

Жара спала. Ожили чиновники, подсчитывая произведенные ею убытки и перекраивая бюджет с целью минимизации негативных последствий природной аномалии. Вот только сомнительно как-то, что средства эти в полном объеме дойдут до адресатов…

 

Когда я на прошлой неделе предположил, что отсутствие каких-либо публичности в действиях самарского правительства связано с отсутствием у местного отделения правящей партии внятной стратегии на предстоящих осенью выборах, это, оказывается, я о них хорошо подумал – как о совестливых, рефлексирующих (хотя бы изредка!) политиках.

Ошибся. Иллюстрация к тому – итоги совещания при губернаторе о проблемах развития IT-парка «Жигулевская долина». Напомню, парка, который должен стать ключевым инструментом социально-экономического развития области, для чего, собственно, премьер наделил окружающее его пространство статусом Особой Экономической Зоны. То есть, другими словами, дал участвующим в процессе юридическим лицам нешуточные налоговые льготы – во имя перехода региона «на модернизационные рельсы».

Основным же вопросом совещание, оказывается, стали переговоры с кандидатами на высокое звание управляющей компанией IT-парка.

Земля наша богата,

Порядка в ней лишь нет.

Так писали предки, и согласно их заветам решили:

Давай пошлем к варягам:

Пускай придут княжить.

«Варягами» могут, по словам транспортного министра Валерия Матвеева, стать компании из Сингапура, Голландии, Китая, Ирландии.

Мне, безусловно, близка боль президента Торгово-промышленной палаты Самарской области Валерия Фомичева, сетующего на то, что в России «нет компаний, способных управлять на уровне зарубежных, особенно в рамках IT-отрасли». Конечно, нет – для того и льготы, и бюджетные «примочки» и внимание федералов.

Вот только заявления экспертов: «Работа с крупными финансовыми корпорациями может стать критерием выбора управляющей компании, тем более если управляемые объекты демонстрируют хорошую прибыль», – приводят в некоторое замешательство.

Если прибыль – «хорошая», а упомянутые льготы – «высокие», то как, интересно, белодомовские мудрецы предполагают направлять аккумулирующуюся в управляющей компании прибыль на отечественные нужды социального развития, если у них нет экономических инструментов (кроме правового произвола, разумеется), помогающих разоблачать даже доморощенные схемы по «оптимизации доходов»?

Это, во-первых. А, во-вторых, если IT-парк – социальный проект (иначе на каком основании помощь из федерального бюджета), то почему, вдруг, критерием его успешности стала эта самая прибыль, а не социальные показатели?

И не кроется ли за пресловутым зарубежном участии модель широкой такой дыры, через которую утекут от отечественного пользователя результаты деятельности отечественных ученых в сфере «высоких технологий»? Напомню, что результаты эти – не товар, точнее, не только товар, не в первую очередь товар, а абсолютно нематериальные идеи, новации, открытия.

И не получится ли как в зафиксированном предком случае:

И стал княжить он сильно,

Княжил семнадцать лет,

Земля была обильна,

Порядка ж нет как нет!

***

Похоже, что описанный выше случай как никакой другой лучше свидетельствует в пользу введения нового экономического критерия – расхитителеёмкости (вслед за коррупционноёмкостью).

Узнал же недавно Президент России – неожиданно – о воровстве половины (!) бюджетных денег, израсходованных на поставку импортных компьютерных томографов. Правда ему не разрешили никого ни снять с работы, ни отправить на стройки пятилетки ни одного чиновника. Ни федерального министра здравоохранения, ни областных (включая самарского, кстати). Не удалось даже приструнить их весьма влиятельных, судя по результатам, покровителей.

Впору руки опустить и впасть в депрессию от безнадежной перспективы дожить до эпохи социально ответственных правительств, но услужливые журналисты предлагают Президенту новые примеры для открытий.

Например, проект Национальной поисковой системы, оцененный Министерством связи и массовых коммуникаций РФ в 3,3 млрд. руб. (около $110 млн.), что десятикратно превышает уже сделанные частные (!) вложения в уже существующую отечественную систему Яндекс.

А сколько интересного Президент может почерпнуть из изучения бюджета Олимпиады-2014, по предварительным оценкам, 1,4 трлн. рублей ($46 млрд.)! Для сравнения: зимняя Олимпиада в Ванкувере (2010) стоила $1,75 млрд., а Олимпиада в Турине (2006) – чуть более $3 млрд. «Ядовитый» журналист из «Газеты.ру» предположил, что и эту сумму эту вскорости можно будет удвоить, так как «в связи с глобальным потеплением в Сочи придется завозить искусственный снег. Лучше, импортный, с офшорных Бермудских островов, так как русский снег, навеки впитавший запах летних пожаров, качеством не подойдет».

И все эти проекты требуют немалых средств. Потому нужно экономить на всём. На развитии высшего образования, на подготовке аспирантов, на охране культурного наследия. И не важно, что суммы от этих экономий составляют доли процента от упомянутых выше…

***

Знаете, чем элита «демократической России» отличается от советской? Те были уверены, что пришли навсегда и потому воровали по кусочкам, так, чтобы осталось и детям, и внукам, и правнукам. Эти же с закономерностями исторического развития и темпами роста народного самосознания знакомы куда лучше и потому воруют по многу. Чтобы успеть.

А тут кроме исторических и социологических аргументов добавился экологический: в минувшую субботу Земля превратилась в экологического банкрота.

По мнению итальянского ученого Роберто Брамбиллы, 21 августа сего года человечество исчерпало все природные ресурсы. Люди уже израсходовали воду, которая спонтанно возобновлялась в водоемах, траву, растущую на пастбищах, рыбу из морей и озер, собрали все урожаи с плодородных земель и отняли все дары леса. Исчерпали полезное пространство для хранения отходов, начиная с парниковых газов, порождающих климатический хаос.

Согласно экспертизе экологической организации Global Footprint Network, «при нынешних темпах потребления к 2030 г. человечеству потребуется еще одна планета, поскольку спрос на природные ресурсы на 30% превышает предложение».

Неужели Они уже нашли такую планету, только нам ничего не говорят.

Авторская версия статьи, опубликованной в "Самарской газете" 27 августа 2010 года