June 28th, 2010

Вера в правильность избранного пути чаще всего означает, что мы идём не той дорогой*


С минувшим праздником – С Днём молодежи Вас, уважаемые телезрители! Трудно не согласится с тем, что в ряду насущных российских проблем те, что касаются молодежи, – первостепенны. И потому с особым интересом прочитал я стенограмму начала встречи председателя правительства с руководителем Федерального агентства по делам молодежи. И несколько высказанных высокими сторонами положений вызвали определённое недоумение.

«Мы для себя традиционно выделяем две очень важные группы молодых людей – это трудные подростки, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, и, напротив, талантливые ребята», - это слова главы Агентства Василия Якеменко. – «Мы для себя определили эту проблему как важнейшую – чтобы молодой человек, попавший на учет, не совершил второго правонарушения и не сел в тюрьму… Запуск программы требует определенных средств – 150 тысяч нужно тратить на подростка, но если он попадет в тюрьму, то государство все равно будет тратить те же самые 150 тысяч и содержать его с непонятной перспективой».

То есть, с одной стороны, для того, чтобы не дать молодому человеку утонуть в преступной трясине государство готово инвестировать 150 тысяч рублей в качестве стартового капитала, необходимого для социализации молодого человека, что не может не приветствоваться. Но, с другой стороны, для того, чтобы получить эти 150 тысяч, нужно как-нибудь ярко подтвердить девиантный характер собственного поведения. Девиантный, то есть не совпадающий с нормами и ценностями, принятыми в обществе, и рассматриваемый большей частью членов общества как предосудительный и недопустимый.

Но это абсурд. Попасть в группу «талантливых ребят», выделенную Василием Григорьевичем у подавляющего большинства не получится. Талант – это ведь тоже своего рода отклонение от нормы, но в отличие от «девиантников» талантов много быть не может по определению: они, по тому-то таланты, что умеют и знают что-то, чего не знает и не умеет большинство. Как только большинство научается теореме Пифагора, то знание её немедленно перестаёт быть критерием талантливости, которым оно было каких-нибудь два с половиной тысячелетия тому.

Вот и сейчас в списках «талантливых» всего 25 000 человек по 150 номинациям – это статистика тоже взята из текста беседы.

Таким образом, для того, чтобы тебя заметило государство, нужно совершить какую-либо гнусность, раскаяться и продемонстрировать готовность к исправлению. Это наиболее эффективная и наименее рисковая стратегия. Поскольку так называемые нормальные никого не интересуют.

А второе недоумение связано с последней частью диалога, в которой премьер, заметив, что «собственно говоря, так называемая молодежная политика реализуется не только и не столько через Ваше ведомство, сколько по линии других министерств и ведомств», поинтересовался, как складываются межведомственные отношения, и его визави в ответ начал пространно описывать, как Агентство взаимодействует с Министерством внутренних дел.

Но позвольте, в регионах молодежная политика – компетенция министерств спорта и туризма. В чиновничьей России это знак, что молодое поколение нам нужно в большей степени сильное, быстрое и выносливое, чем умное, образованное и воспитанное, а то, что наиглавнейшим партнером Агентства является МВД означает, к величайшей горечи, что государство в большей степени озабочено собственной безопасностью, нежели развитием качеств своих подданных.

 

* Парафраз высказывания Михаила Мамчича

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 28 июня 2010 года