June 25th, 2010

В Самару на два дня залетала легенда


В среду в галерее «Виктория» редакция журнала Perfomance, единственного в области издания, посвященного вопросам культуры и искусства, при поддержке «Самарской газеты» организовала презентацию книги стихов Натальи Горбаневской «Развилки», изданной самарским издательством «Дом искусств».

Наталья Евгеньевна – настоящая легенда. Её имя я помню с самого детства, с августа 68-го, когда она – хрупкая молодая поэтесса – пришла на Красную площадь с коляской, в которой мирно спал ее ребенок. Написанный ночью плакат «За вашу и нашу свободу» она отдала своим товарищам – Павлу Литвинову и Вадиму Делоне, сама же держала в руках чехословацкий флажок.

Так началась длившаяся буквально несколько минут демонстрация семерых московских интеллектуалов, протестовавших против оккупации войсками стран Варшавского договора Чехословакии.

На Красной площади земля всего красней,

там кровь из-под брусчатки проступает

и с ней

тот вечный огнь, что нас, как Палах, палит*.

Участники демонстрации были арестованы, избиты и доставлены в отделение милиции. Кстати, молодым читателям, вряд ли хорошо помнящим истории второй половины ХХ века напомню, что Палах, Ян Палах – студент философского факультета Карлова университета в Праге, который в знак протеста против оккупации своей Родины совершил самосожжение на Вацлавской площади и три дня спустя скончался.

К моменту демонстрации Горбаневская – известный в «самиздатовских» кругах поэт и редактор уникальной «Хроники текущих событий», сдержанный, безоценочный стиль изложения которых в течение тягучих лет «застоя» сформировал несколько поколений «мыслящих иначе».

Непышно живу и нескудно

не пашню пашу, но баклуши

не бью и, как садик нескушный

лелею свой труд, неподсудный

 

молве, ни всеобщему мненью,

ни страху, трясущему землю

под сполохами грозовыми,

зазывными, но неживыми.

С ней расправились по стандартной схеме – арест, обследование в Институте имени Сербского, диагноз «вялотекущая шизофрения», казанская лечебница тюремного типа на бесконечно долгие два года.

Затем – международные протесты, песня «Natalia» самой популярной американской исполнительницей политических песен, песен протеста того времени Джоан Баэз. Эмиграция. Париж. Журнал «Континент», радио «Свобода», газета «Русская мысль». После краха социалистического лагеря – польское гражданство, полтора десятка сборников стихов, переводы на английский и польский.

Нас ведёт. Язык? Нет, ещё прощей:

нас ведёт.

Не трясусь над собой, словно царь Кащеё

в пещуре.

 

Не дрожу на заре, не продрогну во мгле

у ворот

той действительности, что царит на земле

на заре

Она по-прежнему борется «за нашу и вашу свободу», но её подвижничество не баррикадного толка. Она – настоящий поэт. Её борьба – не за экономические или политические преференции. За души. Она давно осознала, что стремясь к быстрому достижению результата, мы даём засосать себя в ещё более зыбкую трясину.

Так, по крайней мере явствует из её стихов.

 

Пока ранний снег еще редок и сед,

пока нам сонет заменяет обед,

а соната заменяет и окна, и двери.

Покудова конь недостаточно блед,

а плед на коленях не оставил след,

наши дебри держатся на надежде и вере.


Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 25 июня 2010 года