April 22nd, 2010

Уроки ненависти

Завершил работу съезд молодых россиян, без которых нынешний политический строй, по признанию одного из ведущих кремлевских идеологов Владислава Суркова, рухнет в одночасье.
Россияне, по возрасту – младшие дети нашего поколения, родившиеся в эпоху Перестройки и первых лет Смуты, пришли в школу, когда той директивно запретили заниматься воспитанием учащихся. Только знания, предпочтительно – практические, позволяющие адаптироваться к правилам до предела ожесточившейся действительности.

Запрет на воспитательную работу столь же понятен – велика опасность возвращения тоталитаризма, сколь и трагически абсурден – привить целому народу вакцину свободы, терпимости к другому, отличному от твоего, мнению, научить основам демократического мироуклада, невозможно. Это долгий, мучительный путь – приличный газон требует к себе внимания на протяжении десятилетий, а общество, на век разделенное колючей проволокой и придумками про классовую непримиримость?

И молодежь растащили. Кого – в криминал, объяснив, что для настоящего счастья нужны средства, и средства большие, и что вся бизнес-элита в первом поколении во все времена – разбойники, и что у молодежи есть шанс стать основателями династий. Кого – в политику.

«Я не только всегда поддерживал, но и буду поддерживать вас. Для меня ваше движение всегда было из разряда тех, кто всегда ведет постоянную борьбу и никогда не расслабляется», – это из выступления уже помянутого политика.

Ребята, «всегда вести постоянную борьбу» – означает способность всегда находить тех, против кого необходимо бороться, но поскольку молодость всегда нуждается в новых впечатлениях, однажды, когда список «настоящих врагов» будет исчерпан, новые враги непременно будут придуманы.

И если, как утверждает тот же политик: «Те, кто выбрал для себя политическую борьбу, не смогут расслабиться уже никогда», – то, кажется, еще одно поколение попало «под раздачу» клановых интересов.

«Невозможность расслабиться» – это уже диагноз. Опомнитесь, пока не поздно, опомнитесь! Учитесь строить, пахать, решать уравнения, любить людей!
Любить, а не бороться с той частью человечества, логику поведения которой вы просто-напросто не поняли.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 19 апреля 2010 года

Как мыши кота хоронили

В эти минуты в Самаре открывается юбилейный пятнадцатый фестиваль «Кино – детям», организованный самарским отделением Союза кинематографистов России, студией «Волга-фильм» при участии самарских отделений Союза театральных деятелей и Союза кинематографистов, областного Министерства науки и образования, Союза кинематографистов России и ведущих отечественных киностудий. Единственный, кто остался безучастным к событию - министерство культуры Самарской области.

Откуда такая бездушность? Неужели чиновники настолько недальновидны, что не понимают: уход государства из фестиваля, родившегося в «лихое» десятилетие, выжившего и завоевавшего признание и любовь зрителей – удар по имиджу правящей партии и исполнительной властью, ею сформированной? Не понимают, что отсутствие программы детского воспитания и образования с помощью кино нельзя заменить никакой политической болтовнёй.

Понимают. Конечно, понимают, но желание отомстить непокорным кинематографистам, отказавшимся безучастно взирать на «художества» самарского министра, практически завершившего уничтожение киноинфраструктуры в области, – куда сильнее.

Так что отомстили «министерские» кинематографистам? Сорвали фестиваль? Просчитались. Муниципалитеты сделали вид, что не увидели в поведении министерства знака - дети важнее, да и благотворители сыграли в ту же «дурочку». И в «дурочках» остался губернатор, ибо он один, пожалуй, продолжает считать, что самарский министр культуры – «эффективный менеджер».
Обиднее всего, однако, что тактика мщения министерство со столь скудным творческим потенциалом заимствовало. И здесь обращусь к Иосифу Александровичу Бродскому, к его полном боли признанию: «Я не люблю коммунистов, но еще больше, чем коммунистов, я не люблю антикоммунистов».

Это я очень толсто намекаю на то, что мелкая месть самарского министерства – не более, чем скол священной войны «демократов» против Никиты Сергеевича Михалкова.

Да, да. Вчера я рассказал сказочку об упертых, не очень образованных - вернее очень не образованных и напрочь лишенных рефлексии «наших». Но ведь те, кто именует себя демократами и приверженцами свободы однолинейны не в меньшей степени.

«Новый фильм Михалкова – похмельный бред». «Он потерял всяческие ориентиры, путая «хорошо» и «плохо». «Один слоган «Великое кино о великой войне чего стоит!» «Актеров, согласившихся играть в его фильме, своими потугами на «большой стиль» он отучает профессии».

Бессмысленно отвечать на всё это. По словам одного ироничного московского кинокритика, Михалков вновь подвел своих оппонентов, показав, что не разучился снимать кино.
«Вы звери, господа», - эти слова героини михалковской «Рабы любви» как нельзя лучше, к сожалению, подходят для характеристики развернувшейся «полемики».

Но «идеологические противники» Михалкова, безусловно, правы в одном – невозможно искусственно поддерживать единый и нерушимый творческий союз людей, взгляды и убеждения которых практически во всем противоположны. Ведь не в эсэсэсэре же живем – пусть будет много союзов, хороших и разных.

И вот под маркой борьбы против Михалкова, уничтожающего якобы творческие и коллегиальные отношения в Союзе, то там, то здесь в провинции разжигаются очаги сопротивления сторонникам Никиты Сергеевича, пытающегося возродить кинематографию как часть нашей социальной и экономической жизни. Вот при чем здесь самарское министерство вроде бы культуры.

Однако, между «котом» и «мышами»- чиновниками есть одна существенная разница. Он может снять кино, а они ничего не могут – только создавать препоны.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 20 апреля 2010 года

Загадки министерской души

Всё-таки весна в Самаре – прекрасное время. Лучшее время года. Нет осенней слякоти, зимних промозглых ветров, парализующей летней жары. Но главное – именно по весне причудливые фантазии самарских аборигенов рождают множество загадок, разгадать кои могут только отдельные специалисты по нейрофизиологическим процессам.

Вот одна из этих загадок. Приходит Министр культуры в пятницу в театр. В этом предложении значение имеет каждое слово, но главное – это мотив: министр приходит в театр. Нет, не посмотреть спектакль – это было бы удивительно, но слишком банально. Приходит, чтобы проверить готовность зала к важному собранию российских судей с участием, по крайней мере, спикера Государственной Думы. Входит, и – о, чудо! – Министр видит в фойе панно с изобрАженным на нем Максимом Горьким, имя которого, к слову, носит посещенный Министром театр.
И вот дальше – загадка… Панно поражает министра так сильно, что она дает распоряжение немедленно снять произведение изобразительного искусства. Распоряжение выполняется, и панно перекочевывает на театральные склады, расположенные в рабочей слободе Запанское.

Чего привиделось Министру? Одолели думы о несвоевременности социалистического реализма в эпоху ускорения модернизации? Возмутило присутствие портрета язвительного фельетониста в храме искусств, над «продукцией» которого тот как раз и насмехался почти век с четвертью назад?

Теперь мы этого уже никогда не узнаем, и виной тому опять Праведник, без которого, как известно, село не стоит. Пришел Он на работу, увидел фойе, ленточкой огороженное, лица товарищей по профессии – недоуменно-грустные, и выяснил, что панно сняли, никому ничего не объяснив. «Теперь Горький на нас обидится…»

И стал Праведник звонить – в Правительство, в Общественную палату, в Москву в Союз театральных деятелей. Остолбенели его собеседники. От невозможности постичь загадку души самарской, широты и непролазной дури, её переполняющей.

Понял Министр, что хватил чересчур, вызывает находящихся в его прямом подчинении руководителей театра, и после их недолгой беседы появляется версия: панно – на реставрации, и, аккурат, на шестой дён будет висеть на прежнем месте такое же, только ещё краше.
Как бы сложно я ни относился к руководителям этого Театра, как бы ни спорил я с ними, не соглашался с их представлениями о культурной политике, но в наличии у них здравого смысла я никогда сомнений не высказывал. Не буду и в этот раз.

Между тем «реставрационная» версия, наспех миру явленная, преподносит нам ещё три загадки. Первая – что это за реставрация такая, если её за шесть дён завершить пообещали, хотя ещё в понедельник панно так и стояло на театральных складах, ветрами обдуваемое и без реставрационного пригляду? Получается, что не понимает Министр смысл слова «реставрация», означающего «укрепление и восстановление разрушенных, поврежденных или искажённых памятников истории и культуры»? А если понимает – где решение экспертной комиссии, эти разрушения, повреждения и искажения узревшей? Где обследование объекта, нуждающегося в помощи? Где, наконец, реставраторы, имеющие соответствующие лицензии, знания? За шесть дней можно протереть от пыли и отлачить. Только это не реставрация и не ремонт, и нет необходимости для этого увозить панно за тридевять земель.

Загадка вторая – зачем реставрировать повезли на склад, под работы эти тонкие, реставрационные, абсолютно неготовый? Это больше похоже на «операцию прикрытия». Только прикрытия чего?

И загадка третья. А что, если Министру разонравится, к примеру, козел на областном гербе, и захочет она птицей свободы с герба своей малой Родины животину эту малоэстетичную заменить, а Праведник в это время будет занят борьбой с другими министерскими чудачествами? Что же у нас есть шанс проснуться однажды в местности без привычных опознавательных знаков?

Улицы-то уже после министерских радений за памятниками скоро совсем узнавать перестанем. Памятники по скверам попрячут. Так и будем мы жителями безымянного города эпохи модернизации с каким-нибудь порядковым номером.

Пора, пожалуй, специалистов по нейрофизиологическим процессам кликать. Это, к несчастью, уже их епархия.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 21 апреля 2010 года

Сбой "Горьких сказочек"

Сбой в вывешивании текстовых версий "Горьких сказочек" преодолен. Сегодняшняя порция - четыре сказки. Три уже висят, четвертая - после эфира на ГИСе.

Перформанс в честь Дня интеллектуала


Завершившийся День интеллектуала охарактеризовался небывалым подъемом политической активности. Именовать 21 апреля таким образом – горькая ирония культуролога и литератора Михаила Эпштейна, выбравшего для «праздника» число, расположенное аккурат между днями рождения двух величайших социальных экспериментаторов ХХ века, чьи фантазии залили планету кровью, а в души её обитателей привили вирус ненависти.

Активность политиков 21 апреля 2010 года касалась буквально всех сторон российской социальной жизни.

Вначале Госдума большинством голосов приняла во втором, основном, чтении поправки в 18 действующих законов, регулирующих правовой статус учреждений культуры, образования и здравоохранения, финансируемых из государственного, регионального или муниципального бюджетов. Авторы поправок полагают, что возможность заниматься оказанием «платных услуг» помимо госзаказа позволит бюджетным учреждениям, влачащим сейчас жалкое существование, обрести финансовую устойчивость, поднять зарплаты, обновить материально-техническую базу и улучшить качество услуг.

Затем министр обороны на встрече с членами Общественной палаты продемонстрировал стремление сделать российскую армию «гуманней», озвучив намерения власти ввести пятидневную рабочую неделю для солдат срочной службы и предоставлять им два выходных, как и на «гражданке», а приготовление пищи, уборку помещений и территорий частей передать выигравшим тендеры невоенным организациям.

В этот же день Правительство Самарской области утвердило Комплексный инвестиционный план модернизации городского округа Тольятти на 2010-2020 годы, согласно которого планируется диверсифицировать экономику и, уйдя от монопрофильности, создать более 42 000 постоянных рабочих мест.

И, наконец, было объявлено, что в план работы Счетной палаты РФ на 2010 год включена проверка законности и эффективности расходования в 2008-2009 году средств фонда содействия реформированию ЖКХ и средств долевого финансирования, направленных на капитальный ремонт многоквартирных домов и на переселение граждан из аварийного жилищного фонда в Самаре. Проверка будет проведена в мае-июне текущего года.

«Заработало!» – так и хочется радостно возопить вслед за моим любимым Матроскиным, но что-то останавливает.

В сообщении о планах Счетной палаты есть, вроде бы, надежда на то, что надвигающаяся проверка – последняя, что мэрия, крепко удерживающая первенство по числу запросов и посещений всевозможными контрольными органами, получит, наконец, возможность работать, а не отбиваться, и что проверка коснется не только мэрии, но и органов государственной власти в регионе, на совести которых ответственность за увеличение подавляющего большинства тарифов. Но надежда эта умирла мгновенно, как только стало ясно, что в качестве ньюсмейкера выступает первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимир Пехтин. Значит, вновь это может быть не проверкой никакой, а продолжением партийных войн.

В сообщении о плане модернизирования Тольятти стоимость его – 143,6 млрд. рублей –подавляет содержание, ибо у модернизаторов этих есть «кредитная» предистория, в которой умение «пилить» бюджет, не являя при этом социального результата, – главное. И срок, когда с них может спроситься – 2020 год – так далёк от нас, что к тому времени «или султан умрет, или ишак», или появится не одна возможность наобещать чего-нибудь нового, еще более привлекательного, да наобещать так сладко и маняще, что вчерашнее обещание забудется навсегда.

Хорош министр обороны – реформатор боеспособности нашей необъятной Родины! Только чего же очеловечивание «народной» армии начинает он с закупки элитной мебели на 18 млн. рублей. Я не утверждаю, что работать и отдыхать нужно на досках, но вначале – «поехали», а потом – «гудок», иначе в него, проклятого, вся сила уйти может.

И, наконец, как чудно, что руки хозяйствующих в социальной сфере субъектов развязаны! Есть теперь стимулы увеличивать объем платных услуг! Только как быть с обратной стороной этого законопроекта, с тем, что принятие этих поправок платная медицина получит шанс окончательно победить ту, что гарантирована статьей 41-й Конституции, согласной которой в бюджетных учреждениях медпомощь должна оказываться гражданам бесплатно. Или опять нужно будет ждать реестра, согласно которого насморк объявят заботой государства, а, например, гастрит – виной самого пациента: «Нечего жрать было чего ни попадя!»

***

Ну, и напоследок – о приятном. Вернее, о прекрасном, без чего День интеллектуала будет неполон. Не сочтите за труд, дойдите по площади Куйбышева. Остановитесь у левого крыла оперного театра, у того, где фигура рабочего, читающего книгу. Фигуру вчера освободили от реставрационного короба, и оказалось, что теперь она – нежного светло-коричневого оттенка. На сером фоне монументального Дворца культуры это смотрится кучкой – ну, сами понимаете чего кучкой.

Как перформансист-провокатор Рыбакова, под чьим присмотром реставрация театра осуществляется, куда интереснее, чем чиновник. Остается, правда, надежда, что цвет не очень точно отражает отношение министра ко всей читающей общественности.

Текстовая версия сюжета телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 22 апреля 2010 года