April 18th, 2010

Только раб абсолютно уверен за своё будущее

14 апреля, кажется, абсолютно свободно от каких бы то ни было праздников. День украинского ГАИ и день славянского Огнебога – Семаргла – не в счёт. Предлагаю отныне считать этот день – Днём победоносного поворота к феодализму, настоящему, без примесей и отклонений.

Первенство по праву принадлежит самому прогрессивному российскому бизнесмену, инноватору и модернизатору Михаилу Прохорову. Это он предложил существенно изменить ту часть Трудового кодекса, которая непозволительно усложняет процесс увольнения работников и работающих пенсионеров. Раз бизнесмен единолично отвечает за всё, то ему и решать – нужен его бизнесу тот или иной раб (это уже моя новация: работник – слишком длинное слово, раб – значительно короче и, главное, бесподобно мобилизует на трудовые подвиги).

Так вот, рабов по Прохорову нужно увольнять без проволочек. Выполнил некий объем работы, получил вознаграждение – уволен! Не нужно никаких уведомлений, предупреждений, выговоров и проступков. Только целесообразность.

Долой бессрочные договоры! Во имя счастья самих же рабов необходимо сократить пособия, которые нисколько не стимулируют уволенного раба к поиску нового феодала, а наоборот, позволяют ему шиковать и ни в чем себе не отказывать. Нужно до минимума сократить расходы на процедуру увольнения. Думаю, лёгкого напутствия: «Пошёл вон, скотина!» - вполне достаточно.

Вторая часть прохоровской инновации касается продолжительности рабочего времени. Он уверен, что рабочий день следует удлинить. По его расчетам – процентов на сорок. Легко проверить, что в результате рабочий день достигнет 11-часовой отметки и вплотную приблизится к нормам Первой мировой войны, аккурат к февралю 1917 года.

Михаил Дмитриевич обеспокоен также непозволительной продолжительностью отпусков, которые необходимо укоротить вдвое. Иначе раб, возвращаясь из затяжного отпуска, слишком долго приноравливается к рабочему ритму.

Всё это, по мнению, Прохорова позволит существенно повысить производительность труда, приблизив её к нормативам «большой семерки». О необходимости приведения зарплаты в соответствие с мировыми образцами, вложений в совершенствование условий труда и качества производственного оборудования в докладе, сделанном в рамках Недели такового вот забавного российского бизнеса, ничего сказано не было.

И это правильно. Не поощрениями, не зарплатой головы должны быть забита, а неотвратимостью наказания. Можно, кстати, ряд ограничений попытаться вернуть: не только стоимостью перевозок ограничить передвижение рабов в пространстве, но и паспорта у прикрепленных к тому или иному феодалу временно отбирать, что естественным образом упорядочит рынок рабочей силы.

И пусть Михаила Дмитриевича пока не поддерживают мнимые друзья рабов, на самом деле-то тормозящие эволюционное развитие особей, которые, лишь преодолевая выставляемые перед ними препоны, могут раскрыть в себе глубинные источники силы и оптимизма. Я уверен – победа будет за ним!

Ибо никакие разноцветные революции нам не урок. Никакие бакиевы нам не пример. Нужно только побыстрее знания заменить верой, и можно продолжать компостировать мозги согражданам о социальной направленности государственной политики и заботе о человеке.

Кстати, резкое повышение трат на охрану здоровья россиянина привело к тому, что в 2008 году сумма составляла 15 тысяч рублей на человека, тогда как в Великобритании на охрану здоровья выделялось $3 000, в Германии и Франции — $3 600, в Норвегии — $4 800 в расчете на одну особь.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 15 апреля 2010 года

Киноварварство в отсутствие власти

Самарская область – зона чрезвычайной экономической опасности! И это не моё кликушество. Это диагноз, поставленный доктором юридических наук Натальей Бобровой.

Конечно, повод, приведший её к столь печальному выводу – пустяковый в масштабах моей необъятной малой Родины: обсуждение мер по государственной поддержке кинематографии в Самарской области.

Ведь Самарская область – обычная по российским меркам кинематографическая провинция. Игрового кино не было отродясь. Анимация была, но почила ещё в советскую эпоху.

Были, правда, студия документальных фильмов – со звонкими именами, наградами и богатой историей – да кинопрокат, обеспечивающий вполне пристойный способ организации свободного времени граждан.

Кто только ни зарился на эту дойную корову, кто только не глумился над здравым смыслом, пытаясь подчинить себе финансовые кинопотоки. Пока не пришли «варвары». Сим весьма лестным для них титлом я буду именовать нынешнее руководство областного министерства культуры.

Ничего не смысля в законах развития кинематографии, они добили-таки еле-еле, но ещё дышащую систему. Может быть, вначале им и хотелось получать от системы пользу, но для этого нужны знания, умения, а, главное – уверенность, что руководить, так сказать, культурой, они будут достаточно долго.

Но ни первого, ни второго, ни, главное – третьего у них не было. Тогда решили продать то, чем управляли, но подороже. В состав «того, что можно продать», попала недвижимость. Все эти плёнки, допотопная техника – денег-то на новую они давно давать перестали – абсолютно не конвертируемы.

Осталось разогнать сотрудников. От интеллигентов этих верещащих – вреда немного, а шуму – не оберёшься.

Документалистов лишили заказов, остальных – просто уволили, обосновав этот шаг экономической целесообразностью. Есть у них (у руководства культуры) такой критерий – экономическая целесообразность.

Но что-то не рассчитали «варвары», и планы предпродажной подготовки объектов кинопроката дошли до Союза кинематографистов России и Государственной Думы, то есть до тех высот, что им по статусу неподвластны.

Затихли варвары, напугались, пообещав, что через два-три месяца кинофонд получит новое здание, и кинотеатр «Художественный» будет работать как образцовый, и на селе наступит эра кино-Возрождения.

Про студию документального кино ничего не обещали: кинолетопись «варварам» не нужна, без неё через некоторое время легче можно напридумывать легенды о своей «героической» жизни, без остатка отданной на благо Родины.

Обещанные сроки минули – ни дома, ни кинотеатра, ни Ренессанса на селе. И тут – счастливый случай – взрывы в метро, катастрофа под Смоленском. Для нас это трагедия, для НИХ – возможность ускорить оформление документов на несколько соток свободной для строительства земли да шикарное здание на центральной торговой улице пока внимание общественности на трагедиях сосредоточено.

Остался малюсенький шажок – быстро раздать кинофильмы по районам, где нет ни условий для хранения, ни гарантий, что пленки выживут после показов на допотопной кинотехнике. А затем – легитимировать своё варварство с помощью председателя комитета по культуре Губернской думы Натальи Бобровой. Что та и исполнила.

Своим решением о невозможности поддержать кино в условиях всестороннего экономического кризиса, охватившего Самарскую область, она заодно попыталась дезавуировать решение возглавляемого ею же комитета о неудовлетворительной работе министерства культура в сфере кино, которое тот принял месяц назад в её отсутствие.

Решение сие противоречит как здравому смыслу – цена вопроса-то в самом начале была три с небольшим миллиона рублей в год (это в области доноре!), так и решению федерального правительства – Путин, руководящий модернизацией российского кинематографа постановление о мерах по его поддержке подписал!

Есть ровно три варианта объяснений всего происшедшего. Либо федеральная власть принимает решения, не заботясь об их исполнении на местах, но тогда это и не власть вовсе. Либо губернатор плевать хотел на всех этих премьеров и президентов – не обратить внимания на предупреждение о том, что члены возглавляемого им правительства готовят чудовищную аферу, он не мог – предупреждение два месяца назад было опубликовано в газете, учрежденной Администрацией Президента России! И наконец, третий вариант – это не губернатор, это муляж!

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 16 апреля 2010 года