March 22nd, 2010

Счастливая жизнь всё равно придёт: ей ведь тоже интересно


О том, как по винтику растащили Академический театр оперы и балета под прикрытием длящейся четвертый год реконструкции здания, я начал рассказывать в минувшую пятницу. И обещал сегодня нарисовать футурологический этюд на тему страшного суда в виде неминуемо наступающего открытия первого послеремонтного сезона.

Отдельные фантазеры еще надеются, что он начнётся в юбилейном для театра 2010 году (80-й сезон всё-таки). Однако против этой смелой гипотезы – несколько фактов.

Первый. На дворе – март, с метелями, сугробами, но март. Министерство культуры до сих пор не рассмотрело предложение по штатному расписанию, поданное театром в 2008 году. Штатное расписание, которое в отличие от действующего в сегодняшних партизанских условиях, должно содержать около 250 дополнительных единиц работников технических и вспомогательных служб, без которых «вся эта халабуда» не взлетит. И это без учета потребностей камерного зала. И кроме того, в отличие от иных государственных театров, оперный до сих пор не получил государственный заказ на вторую половину бюджетного года.

Даже при традиционном российском головотяпстве так пренебрежительно относится к делу можно только в одном случае, если реконструируемое здание и не планируется использовать под театральную площадку. В лучшем случае – под гастроли «пузочёсов» с их «ум-ца-ца» на усладу авторитетных пацанов с девчонками, в худшем – под межгалактический Дворец конгрессов.

В пользу этой версии – и размер средств, предусмотренный на ремонт, реконструкцию и восстановление костюмов и декораций к спектаклям. Для того, чтобы без серьёзных проблем начать сезон, театр должен иметь как минимум 12 названий (по два проката одного названия в месяц – иначе при любви самарцев к классической музыке не выживешь). Старое оформление использовать невозможно – его либо нет, либо оно рассчитано на иные параметры сцены, либо оно в таком состоянии, что на фоне густо разбрызганной по стенам позолоты будет смотреться как таджикский цыган на помолвке принца Уэльского.

Два спектакля планируют поставить в течение оставшегося полугода, а на остальные запланировали аж 2 млн. рублей. При том, что затраты на декорации не самой, прямо скажем, сложной в этом отношении «Жизели» обошлись в 5 млн.

В этом месте обычно следует вставная ария бюрократа, радеющего за деньги, которых не хватает сиротам, старикам и лицам с ограниченными физическими возможностями. Но на неё у меня приготовлен ответ. Открыть театр предполагают концертом симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Абисаловича Гергиева.

Приезд в Самару музыкантов такого уровня – настоящее счастье для любого любителя музыки. Однако право первого представления должно принадлежать своим. Иначе не совсем понятно, чего празднуем и для кого все эти траты и тяготы.

И, наконец, на приезд оркестра министерство испросило у Правительства 10 млн. рублей. Во-первых, это в пять раз больше, чем на возобновление всего текущего репертуара, что наводит на размышление: «Хорошо ли встречать гостей в рваных носках?»

А во-вторых, почему именно такая сумма. Дело в том, что Мариинский театр входит в весьма узкий пул художественных коллективов, получающих президентские гранты. В условиях предоставления этих грантов есть специальная строчка, говорящая о том, что они должны способствовать знакомству широких слоев граждан нашей необъятной Родины с высоким искусством в столь замечательном исполнении. Из чего следуют ограничения на гонорарные запросы в рамках российских гастролей. Я имел отношение к организации концертов находящегося в подобном же положении оркестра Юрия Абрамовича Башмета и потому смело утверждаю, что цифра $335 000 взята с потолка.

Даже если вычесть из неё расходы на чартер, простите за использования термина, господин Артяков, «Санкт-Петербург – Самара – Санкт-Петербург», затраты на аренду четырех лимузинов и пяти автобусов, и даже цветы, минеральную воду без газа и фрукты, то всё равно получается больше, чем плата за выступление в Карнеги-холле.

А вот теперь самое главное. Я уверен, что Гергиев к планируемой афере не имеет никакого отношения. Более того, я уверен, что он не ведает – пока не ведает – о размере якобы его вознаграждения. Мне кажется, что в воздухе запахло «откатом» с участием высокопоставленных чиновников самарского правительства. Деньги, как обычно, перечислят некой фирме, выигравшей, разумеется абсолютно честно, тендер. А уж та по ходу дела сэкономит, откуда и отваляться два – два с половиной миллиона.

Так что, как говаривал мой коллега-сказочник Матроскин, кот Матроскин: «Средства у нас есть, у нас мозгов не хватает!»

И когда я слышу плач федерального министра Авдеева о том, что отечественной культуре не хватает денег, я начинаю понимать, зачем нужны рыбаковы. Чтобы в критический момент предъявить их деяния народу и спросить: «Так вы им хотите доверить ваши налоги?» После чего и денег не дать, и министра выгнать с позором.

Но критический момент этот, видимо еще не настал.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 22 марта 2010 года.
Завтра в "Самарской газете" будет опубликована статья по мотивам двух последних "горьких сказочек". Ее можно прочитать также на сайте http://www.sgpress.ru/.