March 3rd, 2010

Начали напирать на патриотизм. Видимо крепко проворовались


Ну, слава Б-гу, на «деле» «Самара vs Россия 88» можно поставить точку. Прокат фильма состоялся. Те, кому за последние полгода лень было «шариться» по торрентам, смогли прийти в «Киноплекс» и составить самостоятельное впечатление о картине. Без налёта прокурорских протоколов и бездумных выпадов «силовиков».

Зал заполнился процентов на 110: журналисты, подробно освещавшие ход боевых действий против создателей картины, вынуждены были расположиться на ступеньках и у стеночек – все билеты ушли за несколько дней до сеанса, чего в самарском кинопрокате не наблюдалось уже несколько лет.

Каждой твари собралось по паре – и колоритный фашист, и представители среднеазиатской и кавказской диаспор, и привычно не слышащие ничьих аргументов, кроме собственных, «молодогвардейцы», и ЭМО, для которых показ был досадливой «добавкой» к встрече с их кумирами – Петром Федоровым, Мариной Орел и режиссером Павлом Бардиным, известным по «гламурненькому» сериалу «Клуб», совсем недавно прошедшему по MTV. Была и университетская профессура, и студенты, и домохозяйки, и угрюмые службисты… Такой весьма репрезентативный срез.

В пользу успешности «акции» свидетельствовало хотя бы то, что битый час продолжалась дискуссия, искусственно прерванная хозяевами зала: надвигался показ «Милых костей» или какой-иной «шняги».

В «сухом остатке» дискуссии – общество до крайности раздражено политикой власти, сделавшей патриотизм разменной картой, которую пробрасывают по делу и, в большей степени, без.

У «коренных россиян» нет работы? – «Посмотрите, сколько Этих понаехало. Они требуют меньшей оплаты труда, а вас, таких милых и бескорыстных, выбрасывают на улицу».

Девушки коренной национальности выходят замуж за кавказцев, узбеков, арабов? – «Это Они покупают их любовь, спекулируя на экономических проблемах, которые сами же мешают преодолевать».

Россияне предпочитают экспортные товары? – «Это Они добавляют в них жизнеопасные компоненты, делая продукцию ярче и привлекательнее, пренебрегая опасностью её использования».

Это – Они! Мы же – белые и очень пушистые.

В зале микрофон берет блондинка лет восемнадцати: «Я не фашистка, но ведь Этих, действительно, очень много понаехало». Милая такая, с крестиком, свидетельствующим, вроде, о приверженности христианским ценностям. И не возмущается, а просто так, брезгливо отмахивается. Но, ведь, разделение мира на Их и Нас – это прямое нарушение духовных заповедей? Нет ни эллина, ни еврея. Или это по другому поводу сказано?

Поднимается со своего кресла дама пост-бальзаковского возраста. Почти наверняка публично выступает впервые: «Власть заморочила головы нашим детям. Все эти «Дозоры», «Наши», «Соколы», которыми руководят отставные военные, закончатся «зарницами» на улицах наших городов. Или это не очевидно?»

И как бы в подтверждение – на экране Андрей Мерзликин в роли такого безликого куратора, вызывающего адекватное отвращение, куда большее, чем его духовный собрат из «Обитаемого острова» в его же исполнении. А в жизни – мечущийся по площади их уже невиртуальный коллега, пытающийся политизировать митинг болельщиков, собравшихся, чтобы хоть чем-то помочь любимой команде. Он мечется с плакатами – их некому отдать, не набралось «молодых и рьяных», и уже мелькают в воздухе «стольнички», рекрутируется «пэтэушная» братия. Этому «куратору» важно спровоцировать беспорядки, важно, чтобы телевизионщики смогли смонтировать материал, представляющий собравшихся антиконституционной ордой.

А ведь патриотизм – это «история моей семьи, моя национальная, религиозная самоидентификация и мой образ жизни». Германия, вожди которой принесли столько бед миру в ХХ веке, столкнувшись с намеком на возрождение фашизма после восстановления национальной экономики и роста иммиграции, обратилась к соотечественникам: «Твой Христос – еврей, твоя демократия – греческая, твои цифры – арабские, ты пишешь латиницей. И после этого ты упрекаешь своего соседа в том, что он иностранец?!»

А когда, столкнувшись с тем, что среди строителей-таджиков, разнорабочих-молдаван или торговцев-азербайджанцев – всех тех, из кого вожди нового русского фашизма лепят образ врага, – окажутся мерзавцы, и вы подумаете о том, что пора бы начать высылку их соплеменников, помните: генерал-предатель Власов, самарский серийный убийца Серебряков и педофил Краснов, военный, кстати, пенсионер, – стопроцентные славяне.

И это ровным счетом ничего не доказывает.

 
Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 3 марта 2010 года


Вечные ценности вечно кто-нибудь да норовит украсть. Навечно


Пафос открытого письма самарского министра культуры «Спасать вместе», посвященного необходимости объединения усилий всего общества по борьбе за сохранение культурного наследия Самарской области, побудил меня к этому отклику.

Для меня, как и для Вас, Ольга Васильевна, дело это – не из последних. И для меня, как и для Вас, мнение заслуженного архитектора России, члена-корреспондента Российской академии архитектуры и строительных наук, профессора Вагана Гайковича Каркарьяна – это мнение Мастера.

Как я понял из Вашего сверх эмоционального крика о помощи, Вам фактурки не хватает, объективных и документально подтвержденных данных о состоянии памятников наших. Пожал-те, факты.

Есть на улице Галактионовской скромный дом номер 107, числящийся в Государственном списке объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального и регионального значения, расположенных на территории городского округа Самара. Объект этот именован как «Дом на усадьбе мещан Аржановых». Было такое семейство богатейших хлебопромышленников-миллионеров на рубеже XIXXX веков.

Поставлен дом на охрану, как явствует из документа, приказом №3 Министерства культура и – тогда ещё - молодежной политики – от 18 сентября 2008 года. Однако любопытно, что 9 февраля 2007 года дом был передан по решению Ленинского районного суда физическому лицу, через год, аккурат за полгода до занесения в список, этим же лицом была приобретена земля – под и вокруг этого дома, а само строение передано в оперативное управление некоему ООО.

Зачем все эти страсти? Рассказываю дальше. Министерство культуры заключает договор аренды строения площадью 290,5 кв.м и заселяет его агентством, занимающимся вопросами охраны памятников истории и культуры. Договор уже с ООО, а не реальным владельцем здания. ООО, действующим в интересах этого владельца.

Вы уже поняли? Основная проблема в этом владельце. Конечно, ибо это Денис Юрьевич Неупокоев, 1978 года рождения, родной брат руководителя финансово-экономического управления Министерства культуры Самарской области Наталью Юрьевны же Макаровой.

Ольга Васильевна, неужто не знали?

И получается, что вся Ваша защита культурного наследия – не больше, чем имитация, вписывающася в правила любимейшей народной забавы, так ярко описанной классиком:

Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,

Ну, как не порадеть родному человечку!..

 

Господин Денисов, наш самый ответственный прокурор, я опять сделал часть вашей работы и отдаю Вам ее результаты абсолютно добровольно. Помогите Ольге Васильевне разобраться! Пользуйтесь моим бескорыстным содействием. Но пользуйтесь, а не стыдливо не замечайте того, как растаскивают по офисам и домашним сейфам наше с вами достояние, издеваясь над нами же, уверенные в высоком покровительстве воры!

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 3 марта 2010 года