January 27th, 2010

Мы уже не очень рабы, но, ведь, пока ещё и не очень бараны

На одном из кабельных каналов только что закончился повтор сериала по замечательной повести Владимира Тендрякова «Кончина». Главный герой опуса – Евлампий Лыков, председатель колхоза с тридцатилетним стажем, сторонник жёстко выстроенной вертикали, способной контролировать всё вплоть до личной жизни отданных ему в рабство колхозников, не раз мастерски демонстрировал управленческий трюк.

Суть его проста: отпустить с короткого поводка молодого, инициативного работника, позволить ему реализовать свои задумки, а как только новация начинала приносить плоды, опутывать его системой взаимных обязательств, которые полностью закабаляли новатора. И отвертеться от лыковских пут не было никакой возможности – законы диктовал он, так как у него в руках были все организационно-правовые ресурсы, и любое отступление от воли Евлампия считалось покушением на Систему, то есть действом антигосударственным, и каралось по всей строгости.

О своём желании воспользоваться трюком ветерана колхозного движения заявил в середине прошлой недели спикер Государственной думы Российской Федерации, поэт-песенник Борис Грызлов. Его радикальную инициативу о ликвидации дотационных регионов в России с удивлением выслушали мы с товарищами по общественной организации «Самарское Знамя».

По статистике получается, что в России до кризиса насчитывалось всего шестнадцать регионов-доноров, а теперь – и того меньше. Из восьмидесяти трёх.

На наш взгляд ответ на вопрос заместителя главного единоросса: «Есть земля, полезные ископаемые, есть рабочие руки. Не понимаю, почему субъект в этой ситуации не может быть самодостаточным?» ― очевиден. Для того чтобы хозяйственное, техническое, художественное и прочие творчества расцветали, нужно ярмо облегчить, а не отбирать львиную долю налогов в федеральный центр, чтобы потом, развалясь в служебных креслах и сладко отрыгивая, разрешать регионам иногда возвращать себе часть заработанного.

Это только иллюзия, что такая практика укрепляет централизованную власть (любознательных отнесу к разделу «Феодализм» Всемирной истории). Но, по мнению Бориса Вячеславовича, «субъект федерации ― это высокое звание. Он должен ему соответствовать. Не должно быть несамодостаточных субъектов».
Если применить эти соображения к современной российской практике, то получается трюк того же Евлампия Лыкова: работайте, покамест, а если жирок начнёте нагуливать, то мы – для вашего же здоровья, разумеется, побольше начнём отбирать. Начнёте сепаратничать – объединим с такой же голью перекатной из числа соседей. А до этого пришлём вам эффективных управленцев, чтобы процесс, значит, ускорить.

Ничего вам эта схема не напоминает?

Но если в России почти все субъекты дотационные, то какого рожна их объединять, вправе спросить вы? Ведь тогда дотационные регионы в конечном итоге поглотят прочие и останется один огромный дотационный регион – Российская Федерация.

Если останется, безусловно, так как среди этих самых проблемных регионов – большинство национальных республик. Интересно, как господин Грызлов представляет себе устройство Чечено-Осетинской губернии, к примеру?

Конечно, это очень похоже на бред во время чумы, но в силу отсутствия в депутатском корпусе Юлия Соломоновича Гусмана, вопрос: «Врача вызывали?» – всё чаще остаётся без ответа.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 27 января 2010 года