December 24th, 2009

Говоря по совести, её всё время не хватает

Напоминаю, что сегодня – продолжение сказочного сериала о самарском кино, которое мы – с товарищами по общественной организации «Самарское знамя» – затеяли под впечатлениями круглого стола, состоявшегося во вторник.

Вчера я остановился на пассаже министра имущественных отношений Самарской области Николая Мальцева о том, какую колоссальную роль играет нормализация земельных отношений в деле повышения эффективности самарского кино.

Предметом деятельности Многофункционального центра по оказанию услуг в сфере оборота недвижимости (в который, напомню, постановлением правительства преобразован «Облкинопрокат») станет предоставление государственных услуг в сфере земельных отношений… При необходимости могут быть затребованы сведения и из департамента лесного хозяйства». Ну, успокоили, Николай Иванович, вот только как дела обстоят с каучуком и пенькой нас очень уж волнует.

Постановление самарского губернатора стало той последней каплей, которая определила настроение аудитории. Народный артист России, лауреат Государственной премии, секретарь Союза кинематографистов России Клим Лаврентьев: «Для меня закрытие «Художественного», в котором я бывал не единожды, – преступление, сравнимое с разрушением кутаисского мемориала. Мы не забудем не только тех, кто принял это решение, но и тех, кто ему не противодействовал».

Народная артистка России, первый заместитель председателя Комитета по культуре Государственной Думы Елена Драпеко: «Так относиться к возможностям киноискусства… В условиях жесточайшего дефицита позитивных нравственных примеров в современном искусстве. Когда растет целое поколение, ничем кроме смерти не интересующееся».

Главный редактор Самарской студии документальных фильмов Борис Кожин: «Да есть у нас «герой нашего времени». Это демагог! Усилиями которого совершили уголовное преступление против одного из символов Самары – знаменитого треугольника. «Художественный» - последний уничтоженный его «угол». Где «Молот? Где Ленком? Одни разговоры о прибыли. Какой в том или ином произведении искусства толк, если оно не приносит прибыль? Что дает человеку Венера Милосская?»

Председатель самарского отделения Союза театральных деятелей Владимир Гальченко: «Проблема нашего министра в том, что она не желает ни с кем советоваться».

Писатель Алексей Солоницын: «Министр Рыбакова – болевая точка Самарской губернии. Её усилиями в Самаре создается атмосфера, чуждая творчеству».

Генеральный директор Госкинофонда России Николай Бородачев: «Диагноз понятен: глухота власти».

Министерство взяло на себя всю полноту ответственности за дальнейший ход реформирования отрасли. Законодатели определили срок, когда с министерства спроситься, – сто дней. В марте – новое заседание комитета по культуре губернской думы.

Гости, похоже, не склонны ждать так долго: и сроки плохо согласуются с темпами, которые премьер Путин задал в постановлении Правительственного Совета по развитию отечественной кинематографии, да и откуда результаты – среди сторонников министерства практически нет профессионалов.

Первый секретарь Союза кинематографистов России, доктор искусствоведения Сергей Лазарук: «Мы проанализируем информацию, полученную в Самаре, и выработаем соответствующие предложения и для Союза, и для федерального Министерства культуры. Напоследок я только хочу напомнить: в апреле 1968 года правительство Пятой Французской Республики приняло решение о закрытии Национальной Синематеки. В мае – после студенческих волнений, начавшихся с протестов именно по этому поводу – пало Правительство, а за ним – и Пятая Республика»…

Эх, Сергей Владимирович, у де Голля была ответственность и совесть, а в Самаре, говоря по совести, её-то как раз и не хватает.

Текстовая версия сюжета телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 24 декабря 2009 года.

По поводу судебного процесса над фильмом "Россия 88"

Вынужден обратиться к друзьям и читателям блога. Давно так не перевирали мои слова и не приписывали мне всевозможных мифических заслуг и титулов. Даже во времена борьбы против бывшего уже директора оперного театра Зудова врали меньше. Но там хоть за деньги, а здесь - свои же...

Смотрите, слушайте и читайте завтрашнюю "Сказочку". Скажу всё как на духу.