November 17th, 2009

Бюджет как предмет веры

Сегодня мы начинаем рассказывать вам «Грустные сказочки». Мы – это жители Самары. Те, кто в один не самый радостный момент поняли, что никто кроме них самих не сможет защитить их от того, что власти всех уровней называют социальной политикой. Мы объединились в общественную организацию «Самарское Знамя»: вместе гораздо отстоять свои гражданские и потребительские права. «Самарская Знамя» - не партия. Мы – единомышленники, и для нас нет сословных, экономических, национальных, религиозных и каких-либо иных различий.

Первая «сказочка» - бюджетная. Самарская губернская дума приняла областной бюджет в первом чтении, и нет никаких сомнений в том, что скоро представленный Правительством документ станет законом.

Что же скрывается за его впечатляющими цифрами? Доходы увеличатся примерно на 4% по сравнению с 2009 годом. При том, что в докризисное время АвтоВАЗ давал областной казне до 40% доходов.

Рост валового областного продукта вырастет на 4,2-7,9%. При том, что рост валового продукта России – вырастет только на 1,6%, а падение продукта областного в текущем году ожидается на уровне 17,7%, что вдвое превышает соответствующий федеральный показатель?

За счет чего власти предполагают выполнение бюджета? С начала года продажи автомобилей Lada упали до рекордно низкой отметки за всю историю завода: в сентябре в России было куплено всего 28,1 тысячи автомобилей, тогда как до кризиса предприятие продавало 45-65 тысяч машин ежемесячно. Убытки ВАЗа растут на два-три миллиарда рублей в месяц. А по прогнозам президента предприятия Игоря Комарова, в 2009 году убыток "АвтоВАЗа" составит 35 миллиардов рублей.

Как, не решив проблем АвтоВАЗа, исполнить такой оптимистичный бюджет? Большинство промышленных предприятий Самарской области стагнирует. Внешнеторговый оборот области за первые восемь месяцев текущего года уменьшился на 51,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а экспортные поставки и того больше?

Спасет Renault? Но несколько недель тому уже было озвучено якобы принятое ими решение об инвестициях в развитие завода – пшик. Сейчас объявлено о предстоящем решении продажи завода. Для автолюбителей – это, безусловно, благо. Для 275 предприятий области, поставляющих на завод комплектующие, – вряд ли. И откуда уверенность, что новым владельцам понадобится, к примеру, завод автокомплектующих в Ставропольском районе области, на который составители бюджета делают особую ставку.

А для власти это, набат. Как от вечевого колокола. То в общество вбрасывается предложение о передаче Владивостока в концессию китайцам, то завод, который Путин, по сути, вывел из сферы экономики, сделав политическим символом своих имперских амбиций разваливается усилиями его ближайших сподвижников. Что дальше? Объявление войны Государству Лапуту с немедленным меморандумом о капитуляции?

Но вернемся к бюджету. Вдвое вырастут прибыли от акцизов — до 9,2 млрд руб. Перевожу. Подакцизные товары – это предметы роскоши, табачные изделия, алкогольная продукция. Никакая статистика не дает оснований думать, что мы станем свидетелями стихийного роста спроса на товары роскоши. Зато мотивировать народонаселения на усиленное потребление спиртосодержащих – никаких проблем! Только как это сочетается с президентской программой борьбы с алкогольной зависимостью?

И, наконец, еще один источник для оптимизма областного Правительства – экономия на «второстепенном». По сравнению с прошлым годом на 84% будет сокращено финансирование ЖКХ, на 50% меньше будет выделено на «национальную экономику», а здравоохранение и спорт получат меньше на 16% от расходов 2009 года.

Подозревать в некомпетентности руководство министерств экономики и финансов нет никаких оснований: Габбибула Хасаев – самый, пожалуй, квалифицированный из практикующих специалистов в сфере макроэкономики, да и Павел Иванов за годы беспорочной службы не был замечен в пристрастии к ненаучной фантастике.

Может быть, всё дело в том, что власти заигрались в возрождение Советского Союза, и новая направляющая и руководящая сила эпохи, загнанная в угол горе-менеджерами из числа своих членов, дала команду продемонстрировать «исполнение социальных обязательств», подкрепить меры правительства по еще большему повышению эффективности управления экономикой цифрами, схемами и графиками. Авось проскочит! Авось не захотят разбираться, что там – за цифрами.

Разбираться не захотят, а поверят. Что объединяет лучше, чем вера? Вот только бюджет – не очень удачный выбор для символа этой убийственной веры. Хотя, как в старой восточной притче, – или ишак сдохнет, или султан умрет. Но это уже совсем другая сказочка…


Текстовая версия телепрограммы из цикла "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара). 9 ноября 2009 года

«Что он, самый умный?»

Сегодня общественная организация «Самарское Знамя», которую я представляю, предлагает Вам новую «сказочку». О самом богатом российском губернаторе.

Считать деньги в чужом кармане – дело постыдное, но только если этот карман свата, брата, постороннего. А если человека, которого мы наняли в качестве главы исполнительной власти для того, чтобы он деятельностью своей способствовал решению наших с вами экономических, социальных, правовых и прочих проблем.

Тогда нам небезразлично, умеет ли он обеспечить свою личную маленькую семью? Как он этого добился и насколько праведными путями?
Никто нашего губернатора «за язык не тянул», когда он в августе 2007 года заполнил и обнародовал – в связи с участием в выборах в Госдуму РФ – декларацию, из которой широкой общественности стало известно, что им в качестве одних только премиальных за работу в должности президента ОАО «АвтоВАЗ» с декабря 2006-го по август 2007 года было получено чуть менее полутора миллиарда рублей.

А что, честный человек – сколько заработал, за столько и отчитался. Если бы не сопутствующие этому обстоятельства. Комментируя свое назначение на завод, бывший важный чин государственной корпорации «Ростехнологии» Владимир Владимирович решил не скромничать: «Это последняя надежда вытащить отечественный автопром из провала. Иначе в скором времени этот провал станет уже окончательно необратимым».

В чем была основная проблема завода к моменту прихода к руководству команды отставных контрразведчиков: воровство. Разнообразные ОПГ фактически контролировали работу конвейера. Неясно, где чекистов учили автостроительству, но уж со злодеями-то они должны были справиться!
Прошло четыре года. Читаем «КоммерсантЪ». 2009-й год. Общая сумма ущерба от краж за неполный год составила один миллиард рублей. Воровство не победили. Избавились от одних несунов – пришли другие. После очень короткой паузы.

«Коллектив никто трогать не собирается, и я хотел бы это особо подчеркнуть», - обещал Артяков в 2005-м. Оставим эту реплику без комментариев.

Увеличились продажи? Качество выпускаемых автомобилей? Слышно ли хоть одно доброе слово о «калинах» и «приорах», спешно запущенных при Артякове? И эти вопросы чисто риторические.

Тогда простите, за какие такие заслуги ОАО «АвтоВАЗ», основные акции которого принадлежат государству, выплатил своему главному представителю на заводе столько бонусов? «Топ-менеджер получает бонус в том случае, если бизнес успешно развивается. Если же у компании за определенный период прибыль нулевая, руководитель получает плановую зарплату», - это из учебника по менеджменту.

Полтора миллиарда губернатора плюс бонусы, полученные несколькими десятками вице-президентов и прочих топ-менеджеров – получается 27 миллиардов в 2007 году. Средства, которые были вынуты из оборота предприятия, неуклонно катящегося в пропасть. Средства, которые можно было направить на реорганизацию кузнечно-прессового производства, на оптимизацию сбыта, на восстановление потенциала дизайн-центра.

«Менеджмент завода вообще не понимает, куда движется предприятие. Скорее всего, нынешняя команда нацелена на то, чтобы скорее продать завод какому-либо партнеру и отойти от оперативного управления им». Это слова из интервью одного из ведущих экономических аналитиков, опубликованное два года назад, сразу после того, как Артяков пересел в кресло губернатора. За ним, добавим, потянулась и остальная «Ростехнологическая» команда.
Управлению заводом они оказались не обучены. Областью руководить видимо проще. Но это уже из другой сказочки.

А вы думали, я буду совестить губернатора за то, он якобы обещал возвратить незаслуженные бонусы и не сделал этого? Зачем? Руководитель пресс-службы АвтоВАЗа: Александр Шмыгов ведь уже дал ответ: «Это сообщение – провокация. Почему Артяков вернул, а остальные нет? Он что, самый умный оказался?»

Ответ на последний вопрос, как говорится, повис в воздухе.

Текстовая версия телепрограммы из цикла "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара). 10 ноября 2009 года

Потерянный символ

Новая «сказочка», которую я услышал в приемной общественной организации «Самарское Знамя», не об экономике. О нашем с вами культурном наследии.

Благодаря успешной PR-компании Министерства культуры Самарской области самым упоминаемым в прессе объектом уходящего 2009 года стал кинотеатр «Художественный».

Его построили в 1913 году по проекту Александра Щербачева на улице Дворянской. И как бы улица впоследствии не называлась – Советская, Куйбышева, или на молодежном сленге – «Брод», «Художественный» всегда был в центре общественного интереса. И совершенно не случайно он – единственный из знаменитого самарского «треугольника» - сохранился в бурные девяностые: ни у «Молота», ни у «Ленкома» не было того неуловимого, не подлежащего измерению, что называется духом кино.
«Художественный» не просто выжил – его оснастили современной по тем временам проекционной и звуковой аппаратурой и повысили статус до Центра Российской кинематографии, сделав базовой площадкой для показа отечественных премьер и встреч с их творцами. Во времена расцвета мультиплексов, блондинок в шоколаде и реальных пап в нём к кино относились не как к парковому аттракциону, а как к искусству, как к форме познания окружающего мира.

Но всё это в прошлом. К осени 2009-го зрителей в «Художественном» можно было пересчитать по пальцам: на сеансе присутствовало по 3-4 человека. В среднем. Добиться этого результата было просто. Сначала прекратились вложения в техническое оснащение кинотеатра. Затем – уволили профессиональных работников и набрали не пойми кого. Последний директор «Художественного» до своего назначения работал в государственном унитарном предприятии «Дирекция строящегося комплекса детского питания и заморозки», ввод в строй которого весьма успешно и завалил. Куда там советские времена с их химиками-технологами в креслах министров культуры…

Начали показывать либо фильмы клаcса D («снятые дураками для дураков») либо старенькие добротные, но не более картины. Затем прекратили финансирование, объявив, что кино в нашем благословенном городе народу абсолютно не интересно. После этого министерство имущественных отношений Самарской области – учредитель «Художественного» – инициировал его ликвидацию, а здание передал Волжскому народному хору.

«На базе ЦРК «Художественный» имени Т.А. Ивановой будет работать киноконцертный зал, имя кинотеатра «Художественный» будет сохранено», - утверждает министр культуры. Киноконцертный зал «Художественный», по ее замыслу, станет центральной площадкой для презентации международных кинопроектов, а, в связи с тем, что подведомственный министерству Государственный Волжский русский народный хор имени Милославова 57 лет – с момента образования – не имеет своей концертной площадки, в большом зале будут «реализовываться концертные программы хора».
Вначале подумал, что меня кто-то разыгрывает: если Волжский хор завести в самый большой зал «Художественного» места останется человек на тридцать зрителей. К тому же там и в помине нет ни одной гримерной, ни сцены, да и акустика такая, что крик ишака от пения оперного премьера плохо отличим.

Да и с фестивальным центром никак сложиться не может. В звездные времена «Художественного», когда самарским кинопрокатом заведовала Татьяна Иванова, а программой – пожизненный президент «Ракурса» Михаил Куперберг, фестивали там проводились скорее от бедности, и при любом удобном случае организаторы старались убежать из «Художественного». То в «Бумажную луну», то в Дом актера: фестиваль – это, прежде всего, общение, не только профессионалов со зрителями, но и между собой. Фестиваль – это, как любят говорить ныне, инновационная технология. И технология эта требует иного пространства.

Зачем же тогда вся эта мало-высоко-художественная комедия. Сценария два. Первый – появился инвестор, желающий приобрести здание на самой бойкой торговой улице полутора миллионного города. Имейте в виду, что «Художественный» по адресу прописки – это не только три этажа с тремя зрительными залами, но и четырехэтажный доходный дом рядом. Который, кстати, уже расселили.

Для того, чтобы комбинация по продаже прошла «без сучка», нужно продемонстрировать общественности, что в новой социальной обстановке жизнь «Художественного», увы, окончена. И тогда симулируется кипучая деятельность по преобразованию. В конечном итоге она кончается крахом, и «скрепя сердце» в залы запускают торговцев бакалеей и трикотажем.
Второй – еще хуже. «Художественный» – это арт-подготовка, простите за невольный каламбур, перед более серьезными битвами на «культурном фронте». Когда-нибудь, через годик-другой отремонтируют Академический театр оперы и балета. Отдать его всем этим «карменам» с «риголеттами»? Дня два-три в неделю достаточно, а в остальное время – чего-нибудь попроще, для услады тела, так сказать.

Ситуация ведь похожая: зритель в оперу не ходит. Дальше – по схеме: сделать выплаты бюджетных траншей неравномерными, отсюда задержки выплат заработной платы, конец надбавкам: нет зрителя – нет премий.
Хотя культура и не должна окупать себя. Разве государство платит деньги, чтобы учреждения культуры давали прибыль? Мне же всегда казалось, что это забота о культурно-интеллектуальном уровне будущих поколений. Начиная со школьной скамьи. Но, видимо, это правило на закрытое акционерное общество «Самарская область» не распространяется.

Текстовая версия телепрограммы из цикла "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара). 11 ноября 2009 года

Не до... всего

Сегодня «сказочка» трагикомическая, из тех, что привычнее услышать на стадионе. Но и болельщики, наконец, добрались до приемной общественной организации «Самарское Знамя».

Поколение помладше, если и знает, кто такой Даниил Гранин, то уж роман «Иду на грозу» почти наверняка не читало. Есть в этом романе второстепенный персонаж – академик Денисов. Сей выдающийся муж сумел очень точно просчитать стратегию успеха – нужно обещать. Обещания могут быть самые фантастические, но при наступлении времени, когда обещаниям пора уже начать сбываться, академик обещал снова. При этом фантастичность его нового обещания росла, но народ наш, мечтатель и оптимист, ни на секунду не отвлекаясь от «неспешного золочения бесконечного иконостаса», продолжал верить. И так до бесконечности.

Вспомнить об академике меня заставила ситуация в самарском шоу-бизнесе, вернее, в той ее части, которая именуется спортом высших достижений. Повод – публичное обещание губернатора через десять дней самолично вбить колышки в место, где буквально на днях начнётся строительство нового стадиона для «Крыльев». Мы подождали десять дней и еще немножко…

Что ж, десять лет ждали, а уж десять дней-то. Тем более, что архитектурная концепция спортивного парка и футбольного стадиона с инфраструктурными объектами по заказу областного министерства строительства разработана. 20 гектар, 45 тысяч болельщиков, обустроенная парковая зона, паркинги, спортивные школы, базы, гостиница. И всего какие-то $65 млн.

Однако, если даже предположить, что колышки бы вбились. Куда? Против утвержденной площадки между улицами Стара-Загоры, Алма-Атинская и Московским шоссе выступили жители, которым на этом месте уже обещали парк, а стадион потребовал бы вырубки значительного числа деревьев. Власти не особо сопротивлялись, так как после подробного изучения местности там были обнаружены многочисленные карстовые породы. Да и где деньги взять: обсуждение началось в «тучные годы», сейчас же период массового бюджетного секвестирования, сосредоточения главного финансового удара на сочинском направлении. И этот удар потребует не только государственных, но и частных вложений.

Остаётся вслед за Великим Комбинатором надеяться, что «заграница нам поможет». И вновь французские грёзы. Не успели протрезветь от бескорыстия Renault как новая звезда – строительная компания Bouygues. Хотя власти вряд ли и сами верят в то, что французы скажут «да».
Стоит ли верить нам? Разве не менеджеры «Ростехнологии» обещали сказочное спонсирование футбольного клуба, которое привело к длительным невыплатам зарплат, отставке талантливого главного тренера и призрачной надежды на новое возрождение?

Разве какой-то там пошехонский губернатор обещал начать строительство другого спортивного объекта – тольяттинского Ледового дворца – то в августе 2007-го, то в сентябре 2008-го? Дворец на 30 000 квадратных метров, на 6 000 посетителей. Если он не появится к августу 2010 года, то «Лада» может потерять возможность участия в Континентальной Хоккейной Лиге. Пока же ведущей хоккейной команде области и не до Дворца: финансирование клуба фактически прекращено. «АвтоВАЗ» готовится передать на муниципальный баланс стадион «Торпедо», спортивный комплекс «Олимп». Если это произойдет, не поздоровиться не только хоккею, но и футболу, с лучшей в стране детской школой, и гандболу. Как в недалёком прошлом не повезло женскому баскетболу, хоккею с мячом… Список легко продолжить.

В принципе можно было бы понять целенаправленную работу по разрушению профессионального спорта, если бы власти, к примеру, сделали акцент на развитии массовой физической культурой. Если бы они вслед за православными иерархами отнесли занятия профессиональным спортом к тяжкому греху тщеславия и принялись бы вместо поддержки мест для ристалищ строить дворовые спортивные площадки. И при этом успешность тренерской работы зависела бы не столько от числа подготовленных олимпийских чемпионов, сколько от роста увлеченности в занятиях множества так называемых «бесперспективных» для спорта высших достижений подростков.

Мне не кажется, что следование крайностям даст в итоге положительный социальный эффект, но ведь и этого не делается. Дворы превратились в места «точечных застроек»», а занятия спортом – в удел избранных.

Можно ли назвать такую стратегию системным конфликтом с президентской концепцией развития физической культуры и спорта? Смешно. Скорее близорукостью. Но даже Правила дорожного движения не допускают выдачу водительских прав людям, страдающим глубокой близорукостью. Это чревато человеческими жертвами.

Текстовая версия телепрограммы из цикла "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара). 12 ноября 2009 года

Отек легких

Сегодня я расскажу вам страшную «сказочку». Вновь из тех, что услышал в приемной общественной организации «Самарское Знамя». О чем она? Об экономике, о коррупции, о двух главных российских проблемах, о том, как мы любим Самарский край. Но главное о том, что очень скоро может случиться, что нам будет нечем дышать. Если мы не одумаемся.

С чего всё началось – никто не помнит, только в один прекрасный момент на Градостроительном совете представили проект канатной дороги через Волгу. От Самары до села Рождествено. Презентация сопровождалась пафосными заявлениями о том, что рождественские молочницы перестанут, наконец, гибнуть в полыньях при переходе Волги по весеннему льду.

Верится в эту благотворительность, однако, не очень. С одной стороны потому, что стоимость проекта – 20 миллионов евро. Нынешний областной бюджет этой нагрузки явно не выдержит, и потому средства в основном коммерческие.

С другой стороны, потому, что приемы великой науки демагогии, в общем достаточно ограничены. Был аналогичный случай в начале нулевых годов. Один из многочисленных вице-губернаторов стыдил своих коллег за то, что к одному из завалященьких свинокомплексов нет достойной дороги. Какие аргументы он только не приводил: и равнодушны они к развитию местного животноводства, и не заботятся о решении социальных проблем сельских жителей... Дорогу построили, и через очень короткое время свинокомплекс снесли как нерентабельный, а на этом месте началось строительство коттеджного поселка. Оказалось, что земля была в аренде у аффилированной этому вице-губернатору структуре.

У проекта канатной дороги три варианта. Первый, самый короткий, через остров Поджабный, предусматривает строительство базы на территории… Струковского сада.

В Струковском парке зону посадки-высадки планируется совместить с многофункциональным комплексом, включающим в себя подземную парковку и вертолетную площадку для осуществления прямого воздушного сообщения между Самарой и аэропортом «Курумоч».

Даже сами «альхены» от архитектуры признают, что в результате Струковский парк неизбежно потеряет свое функциональное значение как центр парковой архитектуры и отдыха населения. Но что им Гекуба, что они Гекубе.

Опасность для Струкачей велика. Тем более, что любимый всеми горожанами парк не имеет никакой правовой защиты. Ни как памятник культуры, ни как природный объект. Да, и, действительно, что в нём охранять? Парковую архитектуру за семьдесят лет социализма уже, слава Святителю, порушили. Деревья? Новые вырастим, и в более удобном для них месте. Любовь народную? Так она ж нематериальна…

Для дороги есть два других предложения. От спуска на улице Соколова до Рождествено напрямую, но тогда её длина возрастет почти вдвое плюс большой объем работ по обустройству набережной и строительство многоуровневой парковки. Да и на остров Поджабный, объявленный чуть ли самым перспективным туристским ресурсом области, можно будет попасть только при гипотетическом строительстве второй очереди.

Третья площадка – на нижней точке улицы Лейтенанта Шмидта. Длина трассы – 10 с половиной километров против четырех от Струкачей. Линия на Поджабный в ближайшем будущем не просматривается. Плюс колоссальные затраты на берегоукрепление, скверная транспортная доступность и отсутствие места для устройства парковки.

Как вы думаете, на чем остановятся инициаторы проекта? Тем более, что еще весной в Вене до всех этих утечек информации было подписано соглашение о строительстве с австрийской фирмой «Доппельмайер». При ее подписании озвучена протяженность – около 5 км. Ни Соколова, ни Шмидта этому заявлению не удовлетворяют.

Хотя опасность для города – не только в потере Струковского парка. Неизбежно возрастает антропогенная нагрузка на национальный парк «Самарская Лука», вернее на городской биосферный резерват ЮНЕСКО – таков статус парка с 2006 года.

А канатная дорога предусматривает возможность перевоза легковых автомобилей – по два в кабинке. Это, чтобы молочницы рождественские на рынок на собственных «мерседесах» могли доезжать? Нет, просто дорогие заволжские земли истомились прямо-таки в ожидании начала коттеджного бума.

Члены Градостроительного совета единодушно врут друг другу о том, что дорога будет способствовать повышению туристической привлекательности Самары. Никогда. В области нет даже долгосрочной концепции развития «Самарской Луки». Новое руководство департаментом туризма молчит, да и от прежнего мы никаких внятных текстов не слышали. Кроме желания водрузить 40-метрового Николая Угодника в районе Могутовой горы. А чем мы не Рио? Только что не в белых штанах.

И не будет никакого Йеллоустоунского национального парка. Там гостиничный бизнес. Общественная доступность. Закон. Партии зеленых. А у нас? Министерство природных ресурсов? Если хотите, расскажу об использовании водоемов, о их загрязнении жилыми комплексами на их берегах.
Поделят землицу между «випами» и сказке конец…

Текстовая версия телепрограммы из цикла "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара). 13 ноября 2009 года