Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Александр Марушев: У меня была детская мечта - сниматься в кино

Авторская редакция материала, опубликованная в "Свежей газете" №9-10 от 24 мая 2012 года.

Александр Марушев: «У меня была детская мечта –

сниматься в кино»

Боевое крещение самарского петербуржца в «Последнем бою»

Саша теперь редкий гость в Самаре. Три года назад, летом, он поехал в Санкт-Петербург. Детская мечта – сняться в кино – привела его в студию «Панорама». Пробы. Предложение: «Иди в кадр!» – «Не могу, я не петербуржец. Живу в Самаре, работаю в театре». И через паузу: «А если решусь приехать, возьмете?» – «Возьмем». Через месяц он вернулся – взял творческий отпуск в театре. На студии его не забыли – взяли в идущий телепроект. Он думал, что едет на время. Теперь ему кажется, что навсегда…

– Саша, давай сразу начнем с «информационного повода» нашей встречи – фильма «Последний бой», в котором ты сыграл главную роль. Его планировали выпустить в прокат к Дню Победы…

– Переиграли. Выйдет осенью.

– Не хотели конкурировать с «Белым тигром»?

– Это политика, это не мое дело. Сказали, что нужно что-то ещё доозвучить. В июне должны завершить. Лето – в дергающемся в конвульсиях кинопрокате – «мертвый сезон». Поэтому – осенью.

– Главная роль. Большое кино. Искренне тебя поздравляю. Как ты попал в кастинг?

– Пригласили. Видимо, нашли в информационной базе. Пробы. Через две недели звонок – ещё пробы, с партнерами, и практически сразу после них – договор.

– О чем фильм? В двух словах…

– Три истории о трех обычных солдатах, которым довелось дойти до Германии, которые шли на самый последний бой за Рейхстаг, – и принесли Победу! В фильме я – один из этих трех. Боец Ведемеев по прозвищу Ведьма. Вышел из госпиталя после тяжелого ранения и присоединился к своим накануне форсирования Одера. Бьюсь за себя, свою семью – не за Сталина, не за коммунизм. За своих однополчан. После Победы возвращаюсь в свой колхоз и после смерти жены, которая в войну надорвалась на «трудовом фронте», один «поднимаю» семерых ребятишек. Так и работаю в колхозе, никому никогда не рассказав, что перед последним боем вступил в партию.

– Заинтриговал. Хочу смотреть! Ну, теперь засыпят кинопредложениями. Нравится – не нравится, но продюсер картины Резо Гигинеишвили – представитель авторитетной, многочисленной и влиятельной «киносемьи»?

– Во-первых, сплюнь. А, во-вторых, будь серьезней: я боссов – продюсеров, которые – финансовые «воротилы», которые занимаются прокатной политикой, не видел ни разу. Мой уровень – продюсеры на площадке. И Иван Шурховецкий – молодой московский театральный и кинорежиссер, в телепроекте которого я до этого работал. И, кстати, после фильма он пригласил меня в «Туман» [сериал, в праздничные дни шедший на канале СТС. – В.Д.]. Вот это радует, безусловно.

– Ты уехал в Петербург в девятом. И я с восхищением и удивлением наблюдал, как ты – с нуля! – без протекции и родословной врываешься в профессию «петербургский актер». «Наших», самарских, в Петербурге очень много, но если ты не Витюша Черноморцев – с именем, биографией – достичь успеха довольно проблематично. Знаешь секрет?

– Работать надо. Никакого секрета. Из Самары, ведь, уезжают не только актеры. В Петербурге – и наши художники, архитекторы, дизайнеры, музыканты, бизнесмены…

– Первые месяцы тебя в Петербурге сопровождала бесконечная «беготня по крышам» – «энтэвэшные» криминальные сериалы. Надеюсь все это – в славном прошлом?

– Давай сначала. Я приехал в Петербург – есть никто и звать никак. Сотнями ежегодно, точно таким же образом, приезжают провинциальные артисты. На удачу. Закрепляются – доли процента. Необходимое условие – работать! С эпизода. С плохого бандита и хорошего следователя. Чтобы тебя заметили, и чтобы денег хватило на жилье и на еду. И я «бегал». И совершенно не стыжусь этого. Добивался, чтобы увеличивалось число рабочих смен. Следом новый этап – хорошие бандиты и плохие следователи. Более сложные психологические образы. И только потом – настоящее кино. Да, сейчас у меня нет бессловесных эпизодов, как в начале, но я по-прежнему ни от чего не отказываюсь: с удачей шутить нельзя. Да, у меня в последнее время – три-четыре выходных в месяц. Это значит 27 рабочих смен, по 12 часов каждая.

– Извини, неточно выразился. Хотел сказать, что «беготня» заняла подобающее ей место – помогать твоему материальному благосостоянию.

– И это – сильное преувеличение. Во-первых, какое благосостояние? При ощущении собственного благосостояния у людей совсем другой ритм жизни. Появляется другое ощущение времени. Все меняется – от режима питания до осознания долга. А у меня? Дом – работа – спортзал. На что ещё хватит сил? Редко-редко выбираюсь в театр или встречаюсь с друзьями. В Петербурге собралась довольно многочисленная самарская диаспора.

А, во-вторых, о работе – только с уважением. Большая часть отечественной кинопродукции – сериалы (криминальные и мелодраматические) и ситкомы. Ждать, пока изменится общая ситуация или работать в предлагаемых обстоятельствах? Или честно работать? Без фальшивых объяснялок, про необходимость достроить загородный дом: «Если б не это, я б никогда…» Я, ведь, актер, а не стратег.

– Говорят, что «вирус» культуры в Самару занесли петербуржцы, и во многом, поэтому уроженцев «младшей сестры» культурная столица России не отторгает.

– Это очень умозрительное заключение. Петербург – накрепко закрытый для «чужих» город. С очень высоким самомнением и снисходительным отношением к провинциалам, как братьям меньшим. Требуются колоссальные усилия, чтобы преодолеть холодность в отношении к тебе.

– В Самаре ты был на ведущих ролях в СамАрте – почти пятнадцать лет! И в драме – не затерялся. Чего только не было – «На дне», «Бумбараш», «Лес», Саган, МакДонах… По театру душа не болит?

– Знаешь, сейчас не очень. В первый год мучился без постоянного тренинга, без зрительного зала… Я начал сотрудничать с творческой лабораторией ON.TEATR. На малой сцене Театра имени Ленсовета мы играли пьесу Анны Яблонской «Где-то и около». Приглашали в «Приют комедиантов», в антрепризы… Но я в кино приехал сниматься! Понимаешь? И выбор у меня всегда в пользу кино. При таком рабочем графике, какой театр? Конечно, со временем, может быть. Но не сейчас.

– Новый театр-дом?

– Нет. В какой-нибудь проект. Без длительных обязательств. Чтобы ни я никому не в обузу, и у меня чтоб без тошноты.

– Но все-таки ты же не только актер, но и зритель. Чем поразил тебя Петербург театральный?

– Я уже ответил – мало хожу в театр. Просто нет времени. Но чтобы не оставить вопрос без ответа… Наверное спектаклями НеБДТ – Небольшого драматического театра Льва Эренбурга. Сережа Савин [самарский художник, переехавший в Петербург, наш с Сашей общий товарищ. – В.Д.] выводит в «Санктъ-Петербургъ Оперу», куда ты его в свое время привел. Мне очень нравится.

– И напоследок несколько очень личных вопросов. Ты, как понимаю, активно входишь в роль «основателя театральной династии»?

– (смеется) Дочь окончила курс Академии современного танца в Петербурге. Со следующего семестра отправляется в Голландию, в Гаагу. Будет слушать курсы философии, антропософии и постигать профессию хореографа. Надеюсь, у нее все получится.

– И последний вопрос. Ностальгия не мучает?

– Честно? Нет. А как ты себе это представляешь – я в двух тысячах километрах от семьи (пока сын не окончит школу – они с моей женой с места не тронутся), в условиях очень относительно сложившегося быта и ежедневной работы по 12 часов буду ещё добивать себя ностальгическими раздумьями? Уж, лучше я буду стараться перевести семью и осесть в «культурной столице».

Справка

Марушев Александр Геннадьевич. Актер театра и кино. Окончил Куйбышевский архитектурно-строительный институт. Учился в Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Служил в театре СамАрт и Самарском академическом театре драмы имен М. Горького. С 2009 года – в Санкт-Петербурге. Более тридцати ролей в кино, в том числе в фильмах: «Последний бой», «Дорогой мой человек», «Служу Советскому Союзу!», «Заклятые друзья», «Туман 2», «Версия», «Беглец», «Государственная защита», «Ещё не вечер».

Tags: Культура, Марушев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment