Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

"Карлосонам" есть альтернатива

Материал опубликован в "Свежей газете" №5-6 от 19 апреля 2012 года.

Карлосонам есть альтернатива

Детское кино после идеологии

Среди нескончаемого ряда проблем, опутавших здоровое некогда тело отечественной киноиндустрии, взаимоотношения ее с самым благодарным, самым безотказным, самым массовым – детским зрителем – стоят особняком. С одной стороны, надо быть непроходимыми лузерами, чтобы отказаться от производства «товара», который непременно потребят, потому что есть такая жажда у юных созданий – жажда новых впечатлений. С другой стороны, взрослые не перестают ужасаться, чем почуют поколения, на которые они «должны оставить страну».

И есть от чего – только законченного циника, не способного к тому же отличить свежий, только из печки, каравай от покрытой тонким слоем пенициллина засохшей корочки – не ужаснется от преображения милого, изобретательного и бескомпромиссного Карлсона в беспробудного пошляка Карлосона или не заметит разницы между героями «Варежки», «Чебурашки», «33-х попугаев» и заполонивших телеэкраны незаконнорожденными отпрысками воинства Урфина Джюса.

Оптимисты – совсем не обязательно «страшные циники»

Но… Ежегодно в апреле на протяжении «лихих» девяностых и «мутных» нулевых мой с любовью взращенный пессимизм бывает посрамлен. Посрамлен организаторами международного кинофестиваля «Кино – детям», стартовавшего на этой неделе уже в семнадцатый раз.

Самарское отделение Союза кинематографистов России и студия «Волга-фильм» составляют более, чем достойные программы из анимационных, игровых и документальных лент, которые показывает практически по всей области – в клубах, музеях, школах, детских домах и недоуничтоженных кинотеатрах.

Фестиваль – короткий, всего несколько дней – денег на него никогда не хватает. То есть они есть, но столько, что не имеющий аналога в провинциальной России фестиваль и дышит, но и стать таким, каким ему положено было бы стать – брендовым – не может. А по заслугам было бы.

Вот вы представьте себе: четыре дня – около сотни показов, несколько десятков тысяч зрителей. Не «попкорновых», а настоящих, которые без учительских окриков пишут сочинения об увиденных фильмах, просят продолжения знакомства с кинематографом, так не похожим на каждодневную тележвачку.

И так уже семнадцать лет. Два поколения выросло на фестивале, а он по-прежнему втиснут в прокрустово ложе недельного формата и объемов актовых залов.

Оригинальные идеи? Кинотеки ими просто забиты…

На самом деле у организаторов нет никакого секрета. Они, безусловно, не в состоянии разыскать 
генерации новых Роу и Птушко – их, действительно, нет. «Генерации» – вот ключевое слово, потому что
новое информационное общество прямо-таки требует ежедневных кинопремьер. Само подсадило зрителей
«на иглу» псевдоноваций – и оказалось не состоянии удовлетворить взращенные потребности.
Но организаторы фестиваля и не гонятся за потоком – они ищут чудом сохранившиеся образцы 
«непотоковой» продукции. Новинок всегда не хватает, и они показывают, слава Богу, не забытую ими классику.
Парадоксально, но проще всего качественные новинки найти в документальном кино. Оно в большей 
степени, чем её анимационно-игровые собратья сохранило и традиции, и жажду открытий, и чистоту намерений
авторов.
Сохранило, потому что оказалось вне поля «телефабрикантов» и мультиплексовых дистрибьютеров. 
Про него все забыли – и государственные структуры, в первую очередь. У документального кино нет широкого
проката, до беспредельного уровня свернута деятельность десятков провинциальных российских студий,
документальное кино не испытывает перегруза ответственности от вала инвестиций: чего нет – того нет.
Подменили документального кино телерепортажами, телепортретами, теленовостями, 
телерасследованиями… Зритель не заметил подмены, даже не задумался над произошедшими переменами.
Документальное кино терпят как нонсенс, как забавный артефакт: гляди-ка, мы их и дустом, а они дышат!
А посмотрите в фестивальную программу: четыре цикла, построенные на новинках документального 
кино. С «Союзом над тропиками» Сергея Мирошниченко (кто в «космической столице России» знает о том, что
самарским конструкторам из козловского ЦСКБ посвящена эта лента?), с грандиозной эпопеей «Тайфун под
Москвой» Вахтанга Микеладзе о событиях 1941-го.
А сколько в фестивальных показах дебютных лент! Специалисты советуют не пропустить «Трамвайный 
проспект» Софии Гевейлер.
А сколько зрителей разделило успех с авторами картины «Золотая Николь» (режиссер Елена Подроманцева),
снятой на самарской студии «Волга-фильме»? Именно – разделило успех. Замечательная лента о чудной
чапаевской девочке – параолимпийке, чемпионке, победившей и в легкоатлетическом манеже, и в жизни, – вот
настоящий источник оптимизма.
С анимацией, а тем более с игровым кино – куда сложнее: только обозначится на «кинорынке» талант – 
нужно устоять перед гонорарным искусом потоковых проектов. Попробуйте остаться верным своим «творческим
принципам», когда впереди – перспектива остаться своеобычным, но невостребованным.

«Я знаю – саду цвесть!»

Где показывать – вот главный вопрос. Российский прокат навсегда поделен пятью американскими 
киногигантами. Навсегда, потому сломать существующее ныне положение вещей можно только революционным
путем и только после того, как отечественная индустрия будет готова к адекватному – в количественном
отношении ответу.
Никакие нормы, гарантирующие показ отечественных картин не помогут, – никто не сдаст свою 
«кинопаству» без боя. Особенно детскую. Потому что – рассуждаем цинично-прагматично – детский
кинозритель – это на веки вечные потребитель попкорна, газированной воды, «трансформеров», «стрелялок»,
«гаджетов»… Цепочку продолжите сами.
Введут норму – «гиганты» кинутся снимать не про Средиземье, а про Волкодавов с отечественными 
актерами, и получится точно такое же Средиземье только много хуже. Борьба на воспринятых условиях, которые
разработаны и опробованы соперником, – не может быть выиграна. Это как футбол – правила-то мы выучили, а
победить можем разве что в воспаленном воображении Фурсенки-младшего.
Нужна другая система координат, нужно, наконец, осмысление того, в чем же особенности нашей 
нравственной системы, каковы они отечественные культурные ценности. Они, безусловно, неотъемлемая часть
системы общечеловеческой, но отличаемся же мы чем-то от тайца и датчанина? Хоть чем-то? Отличаются же
хоть чем-то Ханс-Христиан Андерсен от Салтыкова-Щедрина.
Одна из площадок нынешнего фестиваля – Центр российской кинематографии «Художественный», 
который совместными усилиями сохранил свой статус. В Центре – три зала. Поделюсь мечтой: нынешние
эксплуататоры Центра откажутся от проката блокбастеров вторых экраном, от фильмов категории «
D» (это
когда дураки снимают для дураков), и разработают концепцию, по которой один зал станет Музеем кино, другой –
фестивальной площадкой для «кино как искусства», третий – для показа документальных лент.
На веки вечные. Как площадка для проката отечественных картин. В основном отечественных, поскольку 
российская кинематография – неотъемлемая часть мировой, и обе они друг без друга обеднеют.
Они друг другу не мешают, как в программе международного фестиваля «Кино – детям» итальянские 
картины не мешают китайским, а чешские – белорусским. Всем им вместе мешают Карлосоны – агенты
мирового попкорна.
Tags: Культура, Отечественное кино, Фестиваль "Кино - детям"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments