Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Так пусть лучше погибнет человечество или система?*

Практически месяц Ново-Садовая – на подъёме от Постникова оврага к университету – была украшена вдохновляюще-оптимистичным призывом «Победа будет за нами!», обрамляющим гигантский портрет Вождя всех народов, Лучшего друга физкультурников и Вдохновителя наших побед, которому 21-го декабря исполнилось бы 130 лет. Слава Всесильному, не дожил…

Совру, если скажу, что событие сё отозвалось у моих младших, в основном, товарищей по общественной организации «Самарское Знамя» той же болью, что и во мне, но и промолчать права не имею: уж слишком много горя связано с именем этого человека у моей семьи, да, пожалуй, у семей подавляющего большинства моих знакомых.

Не моё дело – пускаться сейчас в расследования, что в образе Сталина – миф, что преувеличено, а что старательно замалчивается. Ведь и в действиях тех, кто не поскупился – оплатил аренду рекламного места, важна не столько историческая правда – кто с уверенностью может сказать, ЧТО в полном противоречий и вымыслов жанре художественного творчества, называемом «историей», правда? – сколько стремление напомнить о себе, как о политической силе.

Силе, которой более чем само празднование юбилея, важно провозглашение набора принципов, которые связываются с именем этого гнуснейшего из представителей рода человеческого и о возврате к которым эта сила так настойчиво печётся.

Блестящий анализ этих принципов опубликовал буквально на днях в Интернете мой ровесник, профессор Московского университета Александр Барсенков. Суммируя написанное им, можно сказать, что принципы эти определяют в качестве идеала социального устройства феодальное государство с директивной экономикой и моноидеологией, сформулированной и утверждённой правящей партией, которая, в свою очередь, устроена по образцу средневековых рыцарских орденов.

Государство, закрытое от остального мира, того мира, который ему не удалось подчинить своей воле. Государство, для которого развитие искусства, гуманитарных и социальных наук имеет смысл лишь с учётом перспективы использования их в качестве воспитательных инструментов. Государство, для которого достижения наук естественных, точных – актуальны только в контексте усиления своей военной мощи.

Всё остальное – и вера в любого бога, и следование любым идеям, отличным от идеи единственной и непогрешимой партии, – подлежит забвению, а носители «неправильных» идей – изоляции или физическому уничтожению.

Реализация этой модели, пишет автор, стала возможной только в результате абсолютно «неслучайной» революции. Которой не могло не быть в отсталой, коррумпированной, плохо развитой в экономическом отношении стране – если сравнить её развитие с аналогичными показателями других государств, справедливо претендовавших на мировую гегемонию.

Развитие этой модели происходило потому, что она была выражением чаяний большинства, которое вслед за любимцем партии Николаем Бухариным полагало, что «пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

Работа Барсенкова называется «Зачем нам бояться прошлого?» - с вопросительным знаком. Не нужно бояться. Нужно понимать, что в нашей до сих пор немодернизированной стране – немодернизированной, в смысле не взявшейся за ум, не умеющей получать кайф от созидательного труда, не научившейся выслушивать мнения противной стороны, не сумевшей отказаться от желания получать всё и сразу. Так вот, в нашей немодернизированной стране процесс возврата к сталинской модели не остановим никогда.

Будут революции и контрреволюции, появление первых ростков нового общества, их отмирание и появление вновь, социальные реформы и контрреформы, а Сталин будет живее всех живых.

Потому, что на два ключевых вопроса – Как мы относимся к нашему ядерному оружию, без которого современной России, скорее всего, уже бы не было? И вправе ли мы гордиться Юрием Гагариным, если основы нашего космоса заложены в годы репрессий? – у большинства из нас есть однозначные ответы.

Только тогда, когда общество – а не отдельные «выродки» – засомневается в однозначности этих ответов у нас появиться шанс стать свободными и равными другим представителям цивилизации, успевшими осознать хрупкость нашей маленькой и неделимой на крохотные наделы планеты.

* Парафраз известного высказывания Пьера Жозефа Прудона

Текстовая версия сюжета телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 18 января 2010 года

Tags: Александр Барсенков, Самара, Самарское Знамя, Сталин, Тоталитаризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments