Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Для привыкшего ползать встать на колени – уже повышение

Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор вынужден признать, что в кризисные для страны времена порядочные люди бессильны – вся надежда только на мерзавцев.
***

Большинство сегодняшних вопросов – о субботних митингах и прочих, менее значительных событиях, связанных с предстоящими президентскими выборами. Ответы мои не отягощены личными эмоциональными переживаниями – я отношусь к шествиям и манифестациям с огромным уважением и сочувствием, но сам них не хожу, изыскивая иные способы выразить свое отношение к происходящему.

Подчеркиваю – отношусь не с состраданием, а с сочувствием, то есть, признавая законность потребностей и интересов их участников. Я не одинок, и, надеюсь, ответы на присланные вопросы объяснят вот такую мою «двурушническую» позицию.
В середине прошлой недели мне позвонил младший товарищ с сообщением: «Путин сдрейфил и начал примазываться. Он сейчас по радио, говорит, что оказывал помощь в создании «Правого дела».

Власть, на самом деле, абсолютно не беспокоит – поддерживает её гражданин или не поддерживает. Конечно, менее затратно, когда поддерживает, но власть понимает, что добиться единодушия невозможно и, более того, в развитом технологическом обществе. Протестные настроения могут быть весьма популярны, ну, и Бог с ними – «мир един», «имидж страны необходимо блюсти», ведь «не звери мы, чтобы своими-то руками»…

И потому власть загодя беспокоится совсем о другом – о том, чтобы граждане воспринимали мир как сущность, поделенную на две контрастные части. В мире есть только «за» и «против», только – «добро» и «зло», только – «черное» и «белое». Никаких полутонов, никаких развернутых рассуждений. Как на детекторе лжи.

Таким «обществом» значительно проще манипулировать: достаточно вовремя подсказывать «гражданину», кто ему «друг», а кто – «враг», чтобы активировать штамм ненависти, сымитировать нагнетание напряженности, а затем снять его безопасным для своего положения способом.

Лучше, конечно, управлять обществом на «коротком поводке», но любой ошейник время от времени протирается, а пока подберешь другой, по размеру и вкусу, нужно спокойно преодолеть «кризис» с неизбежностью массовых шествий, организацией потешных фронтов и партий, с козлами отпущения и семейством экспертов – снобов, скептиков и психотерапевтов без лицензии, – убедительно доказывающих, что жизнь изначально несправедлива и финал предопределен.

Власти не страшны никакие лозунги, никакие разоблачения: на всякого Путина у неё есть в запасе его клон – Чмутин, Прохоров, Кудрин...

На бескомпромиссно прямоходящего «не нужен нож», ему «немного подпоешь», сделаешь вид, что испугался его гнева, арестуешь, в конце концов, – для поднятия его же рейтинга, выпустишь в эфир, где вся его дурь видна, и он уже начинает просчитывать варианты отступных – на какую должность соглашаться.

Власть всерьез борется только против тех, кто понимает, что мир – полифоничен, и что даже у «серого» – бесконечное множество оттенков. Этих власть уничтожает.

Вот в звонке моего младшего товарища я, прежде всего, услышал, к сожалению, отголоски этого бинарного мира, в котором только «черное» и «белое». Без оттенков.
***

Вопрос мне, видимо, как к участнику Гражданского форума: «По вашему мнению, стоит ли оппозиции вести переговоры с властью?»

Для меня абсурдна такая постановка вопроса. Следовать этой логике – значит признать некую изначальную сакральность власти. Мне представляется неверной модель, в которой есть народ – сам по себе, со своими болями, проблемами, чаяниями, а есть власть – нечто, состоящие из тех, кто когда-то был народом, а затем в процессе своеобразной «возгонки» перешел в другое качественное состояние. Можно назвать его, например «ангельским». Народ и власть согласно этой модели априори находятся в состоянии необъявленной войны, и, чтобы непереубивать друг друга, они должны сесть за стол переговоров.

По-моему главная ошибка здесь состоит в том, что власть не состоит из представителей «другого качественного состояния», некой высшей касты «продвинутых», а значит, не может быть и никаких «переговоров». Может быть только общий стол, за которым сидят представители всех существующих политических и общественных сил – властных, оппозиционных, маргинальных. Всех. Одна из этих сил – победившая на выборах партия или укравшая победу в результате антиконституционного заговора группа «жуликов и воров» – называйте её как угодно, в соответствии с вашими представлениями о приличиях.

И тогда это не переговоры, не диалог с властью, а процесс формирования в России гражданского общества, до которого на равных основаниях допустили всех, кто в законодательном порядке не лишен этого права – всех – правых, ненавистных.
Потому, что никто из них – не Бог, не черт и не «анчоус».
***

Вопрос – в продолжение, вернее, в дополнение: «Стоит ли в противостоянии власти объединяться с националистами, коммунистами, ксенофобами и прочими?»

С националистами, коммунистами – «да», стоит при всех несогласиях, а с ксенофобами – никогда. Русофобы, антисемиты, расисты – это люди, впрямую нарушающие Конституцию Российской Федерации, моей страны.

Они сеют вражду и ненависть. Я не могу находиться с ними в одной колонне и сидеть за одним столом.

И я не понимаю, почему представители внепартийной, так называемой «нравственной», оппозиции, справедливо полагающие, что сопротивление «безнравственной» власти есть акт социальной гигиены, считают, что в этой борьбе хороши любые союзники: «Главное – победа, потом разберемся!»

А как же тогда гигиена? Тогда почему с теми, кто нарушает 29-ю статью, можно иметь дело, а с террористами – нельзя? Или тоже можно? «Генерал Трепов – садист и палач, губернатор Блок – сатрап и царский холуй…» Кажется, я это уже слышал.
***

Кого-то интересует мое мнение и по другому вопросу: «Как вы относитесь к идее установки web-камер на избирательных участках?»

С детства – я не пропускал ни одного циркового представления в Шапито Струковского парка – помню обращения к публике иллюзионистов. Они были похожи, эти обращения – у Кио, и у Акопяна, и у Данилина: «Публика! Пусть из ваших рядов на арену спустится наблюдатель! Несколько наблюдателей! Внимательно смотрите за моими руками – все без обмана! Чистое волшебство!»

Да пусть камер будет сколько угодно! Хоть обставьтесь ими! Если мастера-престидижитаторы заходят вас «объегорить» – вас ни камеры не спасут, ни наручники. Их и профессиональных «щипачей» не должно быть у урн на избирательных участках. В гражданском обществе – даже в процессе его становления – у избирателей должно быть право отвода кандидатур – по тому же принципу, по которому формируется суд присяжных.

Но с камерами проблема, на мой взгляд, ещё и в другом. Камеры – на перекрестках, у подъездов, в офисах, в университетских коридорах... Шаг за шагом мы привыкаем к тому, что во имя нашей безопасности наше личное суверенное пространство сжимается как шагреневая кожа. И мы, справедливо беспокоясь о честности выборов, не задумываемся о том, что чудовищно близко время, когда мы абсолютно добровольно согласимся, чтобы на ночь нас запирали в комфортабельные квартиры-камеры, тотально просматриваемые и прослушиваемые. А во время переезда из места, где у вас была деловая встреча, в другое место, где у вас намечено приватное свидание, вас будет сопровождать виртуальный полицейский.
***

Автор следующего вопроса, алчет, видимо, сочувствия: «Как следует поступать тем, кто после зимних митингов «разочаровался в борьбе»?»

Прежде всего, ответить самому себе на вопрос: чего вы ждали, ввязываясь в эту – как вы сами пишите – «борьбу»? Славы, денег, должностей и прочих атрибутов успеха или ореола мученичества – тогда вы получили по заслугам. Могу дать бесплатный совет: побыстрее взрослейте.

Если вы, участвуя в митингах, боролись с одиночеством – у вас должны были найтись единомышленники. Нашлись? Тогда чего вы расстраиваетесь? – «Митинг! Пусть будет вечным этот митинг!» Не нашлись? – Повод задуматься, не много ли претензий вы предъявляете окружающим.

А вот если вы вышли оттого, что не можете дольше жить в стране, разъеденной ложью и изгаженной грязными лапами временщиков – тогда не останавливайтесь! Потихонечку делайте пространство вокруг себя пригодным для жизни, обрастайте «хорошими» людьми, которые в отличие от «плохих» хуже организованы. Совершайте добрые поступки: это не только участие в митингах.

Да, вы можете не успеть пожить в той стране, которую рисуют ваши мечты. Строительство достойной жизни – это долгий и непрерывный процесс. Но если вы не сделаете этот выбор, то и правнукам вашим в той стране-фантазии тоже жить не придется. Букварь, страница 26-я.
***

И последний сегодня вопрос – самарский, в соответствии со складывающейся уже традицией: «Как вы относитесь к инициативе мэра о проведении Дня выпускника на центральной площади города?»

Я ко всему, что творит Дмитрий Игоревич, отношусь с состраданием. Мне, почему-то кажется, что он всякий раз хочет сделать что-то хорошее.

Вот и сейчас. Дали разнарядку: отвлечь население крупных городов от протестных мероприятий. Вон безумный ульяновский мэр придумал массовый праздник «День семейного общения». Для меня это как «Колыбельная» в исполнении сводного духового оркестра. А наш предложил вполне пристойный День выпускника.

Это без иронии правильно: перед тем, как выпускники разбредутся по школам и по классам, собрать их вместе, дать почувствовать социальную значимость события, заботу о них органа их самоуправления. Вне зависимости от шествий и митингов.

Вот только надо ли в 20-градусный мороз это делать на площади? Логично ли всех выпускников – с Безымянки, с Кряжа, с Красной Глинки – призывать на площадь Старого города? Не стоило ли подумать, что у выпускников 60-х, 80-х и «нулевых» годов могут быть отличные друг от друга и от слушания опусов Сергея Минаева интересы? Разумно ли тратить куда как ограниченный городской бюджет на эту «маловысокохудожественную» самодеятельность?

На эти вопросы мэру должны ответить специалисты, подсказать ему разумный способ реализации его фантазий, чтобы он в очередной раз себя на посмешище не выставлял. Специалисты, а не «верные делу Фетисова-Хинштейна» персонажи. И не по окрику, не в режиме беременной мыши, а с чувством, с толком…

А идея сама по себе хорошая.
***
До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Альберт Шангин.

Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 6 февраля 2012 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/
Tags: Азаров, День выпускника, Самара, власть, выборы, митинги
Subscribe

  • Как в Самару приезжала КГБ и что из этого вышло

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Наталья ЭСКИНА Фото из архива Сергея ОСЬМАЧКИНА «Докатилась Наталья Анатольевна! –…

  • След кровавый

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Чувствовать себя внутри художественного произведения прикольно и весело. Даже если оно, это произведение, обогнало тебя…

  • Всё и сразу

    Ксения ГАРАНИНА * Фото Алёны АБРОСЬКИНОЙ С 7 по 20 июня на 2-й очереди самарской набережной прошел самый масштабный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments