Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

СТАРАЙТЕСЬ БЫТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМИ – НЕ НА КОГО БУДЕТ ПЕНЯТЬ!

Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор которой разделяет мнение Муамма́ра бен Мухаммада Абу Менья́ра Абде́ль Саля́ма бен Хами́да аль-Кадда́фи, что только старания лицемеров, страх и алчность привели мир к нынешней неразберихе.
***
Начнем с самого язвительного вопроса из сегодняшней подборки: «Есть ли у такой измельчавшей общественной группы, как интеллигенция, основания претендовать на руководство современным политическим процессом?»

На мой взгляд, причина того, что мой проницательный слушатель не рискнул без моей помощи снести ответ на полку банальностей, как раз очень банальна. Во-первых, власть всегда усиленно занималась и продолжает заниматься подменами понятий. Последнее десятилетие, например, нам усиленно навязывают определение интеллигенции как «группы людей, профессионально занимающихся умственным трудом», но без присущего труду этому нравственного окраса как имманентной характеристики.

Очень удобно. Чтобы привнести в состав «совести нации» своих клевретов, оправдывающих любовь к лизоблюдству ответственностью за коллективы театров, лабораторий, академий, «стоящих за ними». Смешав интеллигентов «в изначальном смысле этого слова» с подхалимами, власть получила то, что вождь мирового пролетариата назвал в свое время говном. А после этого – чего бы и не спросить: вам нравится эта консистенция? И в условиях с исключенной оценкой нравственности ответ однозначен. И вот тогда, опираясь на «народную оценку» всей массы – «правых» и «виноватых» – можно порубать в хлам репутации «несогнувшихся».

Во-вторых, нынешняя стадия политического процесса не очень и требует руководителей, «вождей». Как прав ребенок из старого советского анекдота: «Папа, кто такой Сталин?» – «Наш вождь». – «А я думал, вожди бывают только у дикарей…»
В настоящее время не столько важно, куда сделать первый шаг, сколь важно задуматься и сделать этот шаг осмысленно, после акта самостоятельного раздумья. После этого акта можно скорректировать вектор движения, но без него можно только продолжать «вляпываться». А для осмысления не нужны вожди. Нужны примеры и учителя.
***

Однако причиной всех этих рассуждений, на мой взгляд, стало событие, которое просит прокомментировать автор следующего вопроса: «Насколько накалились политические страсти после снятия с президентской гонки Григория Явлинского?»

Ни на сколько. Снятие Явлинского с гонки – это акт человеческой трагедии. Трагедии человека с мощным интеллектуальным потенциалом; человека, который был способен – я уверен в этом – помочь России преодолеть переходный период от ортодоксального социализма к человеческому существованию без либеральных, евразийских и монархических крайностей.

Но как человек образованный, знакомый с общими законами развития и разнообразными правилами, Явлинский стал действовать, сообразуя каждый свой шаг с этими правилами и законами, что теоретически верно, но губительно для практики, к тому же, действовать с оглядкой на камарилью, в которой, в конечном итоге, оказалось многовато «маниловых» и «гапонов» да и ещё и «климов петровичей коломийцевых». Был такой персонаж у Галича:

                        …И пусть кой чего не хватает пока,
                        Мы с Лениным в сердце зато!
                        И мыслим, как наше родное ЦК,
                        И лично… Вы знаете – кто!
                                  …Чтоб нашей победы приблизить срока,
                                  Давайте ж трудиться на то!
                                  Давайте же мыслить, как наше ЦК,
                                  И лично… Вы знаете – кто!..

И Григорий Алексеевич попался на простеньком парадоксе: он обращался к разуму, а подавляющее большинство его электората ни «500 дней», ни его программ не читало – «голосовало сердцем». И пока «сердце» нашего сердца функционировало в окружении Болдарева, Лукина, Арбатова иже с ними – всё было в порядке, но когда интеллектуалы стали ограничиваться ритуальной поддержкой «Яблока» в виде предвыборных призывов «голосовать», а их место заняли Иваненко, а затем и Митрохин – потребовалось «шунтирование».

Больной выжил, но любовь ушла – осталось состраданье. Хотя… Я всё равно голосовал бы за него. Методом от противного. Вернее – от единственного.  
***

Всё время ловлю себя на оговорках – так ли уж я беспристрастен и не ушло ли понимание того, что борьба с микробами не есть мизофобия (это такая боязнь микробов, боязнь соприкасаться с чем-нибудь – не дай Бог подхватишь какую-нибудь дрянь). И тут вопрос, как будто в пандан: «Не является ли призыв к крестовому походу против политических противников – самым коротким путем к очередной диктатуре?»

Безусловно, является! Кто особо отличался среди энкавэдэшных палачей в 30-е? Те, кто во времена революционной смуты и гражданской войны громче всех жаждали крови большевиков. Поведение особи куда важнее букв, которыми оно сопровождается. Призывы к бойкотам, к борьбе до победного конца, до последнего врага, раздающиеся с обеих сторон – это призывы самодостаточных заурядностей, полагающих, что их умственный и нравственный потенциал позволяет не подвергать сомнению их собственное превосходство, ни с кем не считаться и стремиться принудить оппонента к согласию с их позицией.

Это «большевизм» – не в смысле политического направления – он в равной степени присущ и социалистам, и либералам, и националистам, и потому они жить друг без друга не могут, а «большевизм» как понимание цели. Цель эта у всех фанатиков одинакова – победить и утвердить свои представления о жизни, потому что эти представления – единственно верные.

Это результат путаницы дефиниций «демократия» и «демократический централизм», а в конечном итоге – свидетельство недостатка образования и незнания банальных исторических закономерностей: революцию затевают умеренные реформаторы, совершают непримиримые фанатики, а итог ее подводят циничные реставраторы переломанных стереотипов.

Фанатикам верить нельзя. Фанатикам любой окраски, кричащим, что они знают, как нужно действовать. Потому что если кто-то ждет Моисея, который выведет его из хаоса, тот, несомненно, навсегда останется там, где есть. Помните: «Я не повел бы вас за собой в землю обетованную, даже если бы мог, потому что, если я сумею довести вас туда, кто-нибудь другой, сумеет вас оттуда вывести». Это слова Джина Дебса – героя романа «42-я параллель» Джона Дос Пассоса, с кем я, без оговорок, согласен, как и с Хосе Ортегой, парафраз из которого – по памяти, не взыщите! – помог мне ответить на вопрос слушателя.
***

В продолжение – вопрос: «Кто «страшней», на ваш взгляд, – те, кто на практике «фальсифицировал» выборы (работал в избирательных комиссиях, организовывал выборные «карусели», принуждал непосредственных подчиненных к «единодушному» голосованию) или руководители властной вертикали?»

Страшно то, что большинство из тех, кто участвовал в фарсе 4 декабря или стал невольным его свидетелем, махнул, в результате, рукой на непреложный факт изнасилования и даже не попытался сделать хоть что-нибудь, чтобы у этого надругательства не было рецидивов. – «Ну, изнасиловали. В первый раз что ли? Да и не больно, и на бутылку дали, чтобы «горе» забылось побыстрее. А тем, кто расслабился и удачно имитировал оргазм, ещё и место в «социальном лифте» обеспечили».

Вот эта логика страшна, а потому нужно ли так уж сосредотачиваться на «огне по штабам»? Для «фальсификаторов»-практиков вполне достаточно будет уголовного кодекса, а вот архитекторов, прорабов и хранителей власти, при которой человеческая психология претерпевает сии трансформации, ждёт Божий суд, ждет грозный суд – наперсников разврата!

                                                                      Он ждет;
                                                                       …
                                                                      И мысли и дела он знает наперед.
                                                                      Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
                                                                      Оно вам не поможет вновь,
                                                                      И вы не смоете всей вашей черной кровью…

Вот только не нужно откладывать подготовку суда до апокалипсических времен. Обвиняемые в эти глупости не верят.
***

И последний сегодня вопрос: «Чего добиваются самарские власти, объявляя очередную войну Борису Березовскому?»
Напомню: правительство Самарской области обратилось с иском в Симоновский суд Москвы о взыскании с Бориса Березовского и Юлия Дубова 997 миллионов рублей.

В 2009-м Березовский был приговорен на 13 лет, а Дубов – на 9 лет за «преступления с акциями «ЛогоВАЗа» и «АвтоВАЗа». Красногорский суд Московской области присуждал уже Самарской области 58 миллионов рублей от беглого олигарха, но в мае 2011 года Московский областной суд отменил это решение, назвав сумму необоснованной. Новые подсчеты, и осенью 2011 года Красногорский суд вынес новый вердикт – 8,5 миллиона.

Очевидно, что все эти суммы – исключительно виртуальные: имущества Березовского в России не обнаружено, а на собственность в Великобритании решения российских районных судов не распространяются – пока, по крайней мере.
Не обнаружены и желающие получить 15% комиссионных за взыскание объявленного долга в 353 млн. рублей. Это внесудебная цифра, подсчитанная в недрах самарского «Белого дома». И вот новый рубеж – миллиард без смехотворно малого.

Отвечать на вопрос слушателя серьезно? Тогда ответ предельно прост: инициатива самарских чиновников – это реплика на заявление Березовского, что он весной де мол будет на Родине. А иск – это такая форма приглашения: «Я видел Маугли у Бандар-Логов». – «Я буду спешить изо всех сил. Мы не можем тебя ждать»…

Но у одного из моих приятелей есть присказка: причину любого глупого решения стоит поискать в глупости. Может, он и прав, но я всегда надеюсь на лучшее, на то, что есть какая-то великая цель у любого ничтожного действия. Вот и в этом случае – вдруг самарские власти таким образом готовятся к будущим процессам против потомков Степана Разина, нанесшим существенный урон Самарской крепости, или к правительству Чехии за колоссальный моральный ущерб в ходе чехословацкого мятежа 1918 года.
***

До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Альберт Шангин.

Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 30 января 2012 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/
Tags: Березовский, Самара, Явлинский, власть, интеллигенция, митинги, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments