Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Ученик академика Курчатова спас город Курчатов

Рубрика: Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы мне прежде показали уголок, где не всегда есть место подвигам *

Аркадий СОЛАРЕВ **

Наш земляк отказался проводить смертельный эксперимент на Курской атомной электростанции.

В этом году исполнилось 35 лет со дня крупнейшей техногенной катастрофы прошлого века – аварии на Чернобыльской АЭС. Но подобное могло случиться месяцем ранее в городе Курчатове, где расположена Курская АЭС, – всего лишь в пятистах километрах от Москвы. Однако благодаря главному инженеру этой станции Тому Петровичу НИКОЛАЕВУ, уроженцу Самарской земли, не случилось. Инженер-атомщик, ученик академика Игоря Курчатова категорически отказался проводить на КуАЭС тот смертельный эксперимент, который привел к взрыву в Чернобыле.

Том Петрович Николаев

[Spoiler (click to open)]Родился Том Петрович в рабочем поселке фабрики имени Дзержинского Ново-Спасского района Куйбышевской области. Семейная легенда гласит, что своим необычным именем он обязан бабушке. Убежденная большевичка выступала за международную солидарность трудящихся. А ее любимой книгой была «Хижина дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу. В честь главного героя этой книги и назвали мальчика.
В 1941 году Том окончил семь классов средней школы № 59, что в поселке Толевом, и пошел работать учеником электрослесаря на Куйбышевский рубероидный завод.
В 1943 году он, сдав экстерном экзамены за девятый и десятый классы, поступил в Куйбышевский индустриальный институт. Николаева, одного из лучших этого вуза, по распределению направили в Южно-Уральскую контору Госстроя СССР, где за вроде бы гражданским и нейтральным названием «контора» велись строго засекреченные работы по созданию ядерного щита СССР. В Челябинске-40, городе, которого не было ни на одной географической карте, находился комбинат, производивший материалы для первой советской атомной бомбы. Туда же по распределению из КИИ была направлена и будущая жена Николаева – Людмила. Поженились они там через год.
«Я думала, это будет что-то по моей специальности – инженер-электрик, – вспоминала Людмила Николаева, – но это оказалось совершенно закрытое производство. Нас до смерти Сталина даже в отпуск не выпускали из городка».
Работать ей и ее будущему супругу пришлось на первом в стране промышленном реакторе, который вырабатывал плутоний для атомной бомбы. Том работал на химическом производстве, связанном с ядерным топливом, а Людмила – непосредственно на реакторе. Она, кстати, стала первой женщиной в мире, управлявшей атомным реактором, и была награждена за эту работу орденом Трудового Красного Знамени, который ей вручил академик Игорь Курчатов.
«А сейчас с вашей легкой руки…» – обращался Курчатов к Людмиле Михайловне, запуская реактор.
«Игорь Васильевич был довольно веселым человеком, – вспоминала Людмила Михайловна. – За ним всегда ходили два охранника, от которых он сильно уставал. Бывало, зайдет к нам и хитро скажет: «Я их обманул! А они меня сейчас ищут». В те минуты в ученом с мировым именем было что-то мальчишеское. Есть доля его юмора и в том, что плутониевый реактор, которым я управляла, он назвал «Аннушкой».
Она отлично помнила то время, когда словосочетаний «атомная станция» и «атомная энергетика» в русском языке еще не было. Они появились во многом благодаря ей и ее супругу с коллегами. Именно их ошибки, допущенные на первых реакторах, ложились в основу правил эксплуатации, именно они готовили эксплуатационные инструкции для будущих отечественных АЭС.
***
Спустя три года после приезда в Челябинск-40 Тома Николаева перевели с химического производства, работа на котором была ему не по душе, в инженерное, о чем он долго мечтал. И уже через год за работу на новом месте 26-летний инженер-атомщик получил Сталинскую премию. В наградном документе написано обтекаемо, чтоб никто не догадался о характере его деятельности: «За успешное выполнение монтажных работ».
В 1955 году семья Николаевых переехала в Томск-7, тоже поначалу закрытый город, где началось строительство Сибирской АЭС, которая, помимо оружейного плутония, должна была давать свет и тепло, то есть делать первые шаги в освоении мирного атома. Там Том получил неофициальное звание «лучший козлодер страны». Тогда считалось, что если топливо в реакторе расплавилось, то там образуется «козёл», как называют это атомщики. После этого реактор якобы не подлежит восстановлению. Николаев опроверг это утверждение практически. Он устранял радиоактивные «козлы».
Даже став главным инженером Сибирской АЭС, вспоминает его коллега, первый директор Курской АЭС Юрий Воскресенский, Николаев работал ничуть не меньше подчиненных, а когда на реакторах случались неполадки, не покидал станцию по три-четыре дня. Однажды в новогоднюю ночь зашел к коллегам в ресторан за 15 минут до боя курантов, а через несколько минут после наступления Нового года скомандовал подчиненным: «Встать, надеть головные уборы, построиться!» – и увел всех устранять очередную неполадку.
Из Сибири Николаевы переехали в город Курчатов Курской области, где строилась новая АЭС. Ее проект был серьезно переработан по инициативе Тома Петровича, который стал там главным инженером. В результате после пуска в эксплуатацию она была признана самой безопасной в стране. В должности главного инженера он и спас КуАЭС от взрыва реактора.
Тогдашний первый секретарь Курчатовского горкома КПСС Николай Киселёв оказался невольным свидетелем телефонного разговора Тома Николаева с президентом Академии наук СССР Анатолием Александровым, трижды Героем Социалистического Труда, одним из разработчиков реактора на Курской АЭС, который давал главному инженеру задание на проведение эксперимента на этой станции. Было это 26 марта 1986 года.
По словам Киселёва, Николаев долго слушал, а потом чуть ли не взорвался: «Всё, уважаемый товарищ! Я не буду проводить ваш эксперимент! Он не обоснован и может закончиться серьезной аварией. Нет! Это мое последнее слово!» С этими словами Том Петрович в сердцах бросил трубку. Киселёв вспоминает, что никогда не видел обычно спокойного и уравновешенного Николаева в столь возбужденном состоянии.
Академик, очевидно, решил не спорить с человеком, начинавшим свою карьеру инженера-атомщика еще при академике Игоре Курчатове, и решил искать новый полигон для реализации своих планов. И нашел более сговорчивых атомщиков в Чернобыле, где был такой же реактор, как и на КуАЭС. Там и рвануло ровно через месяц после категорического отказа Николаева.
По воспоминаниям близких, Том Петрович переживал чернобыльскую трагедию как личную. И сам неоднократно ездил на злополучную станцию, и старшего сына Петра, инженера КуАЭС, послал туда в первой группе курских ликвидаторов.
«Думаю, он больше всех понимал, насколько это может быть опасно, и очень переживал, но внешне никак это не показывал. Наверно, он рассуждал: «Если свой сын не поедет, то кто же тогда?» – вспоминает жена Петра Николаева Татьяна, которая тоже работала на КуАЭС.
Практически до своего последнего дня в 1989 году кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, трех орденов «Знак Почета», лауреат Ленинской и Сталинской премий Том Петрович Николаев работал на КуАЭС уже в должности заместителя директора по науке. В те последние три года его жизни каждый курчатовец знал, что именно он спас город от чудовищной катастрофы. И потому все с одобрением встретили известие о переименовании городской площади Комсомольской в площадь имени Николаева. А чуть позже ветераны АЭС выступили с инициативой об установке на этой площади памятника «человеку, спасшему город», и начали сбор средств.
С памятником вышла любопытная история. Скульптор Владимир Бартенев изготовил фигуру Николаева, основываясь на фотографиях. На них он всегда был с сигаретой. Поэтому сигарета оказалась и в руке модели будущего памятника. В то время уже начиналась антитабачная кампания, и сигарета никак не вписывалась в новые ценности. Но те, кто долгие годы работал с Томом Петровичем, и все его родственники твердо сказали: «Без сигареты это не Николаев!» Так она с модели перешла и на монумент.

Памятник Тому Николаеву в городе Курчатове

Ежегодно 4 апреля, в день рождения Тома Николаева, возле его памятника проходит митинг, на котором курчатовцы вспоминают жизнь и дела этого уникального человека. А недавно в Курчатове вышла книга, в которой собраны воспоминания ветеранов КуАЭС о работе с ним.
«В самарской школе № 59, где Николаев окончил семь классов, тоже хранят память о своем выпускнике, – рассказывает заместитель директора школы по воспитательной работе Ирина Крестовская. – В школьном музее ему отведено почетное место. Там хранятся фотографии, копии многих его документов и рефераты о нем, написанные современными школьниками. И практически каждый наш ученик знает биографию и заслуги Тома Петровича Николаева».

* Венедикт Ерофеев. Москва – Петушки.
** Заслуженный работник СМИ Самарской области, лауреат премии Союза журналистов СССР, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 25 ноября 2021 года, № 22 (219)
Tags: История
Subscribe

  • Триумф Лени

    Леонид НЕМЦЕВ * Как ни соблазнительно было бы написать апологию dolce far niente , воспеть счастливые сны Обломова и его…

  • Река времени и томительный плен ожиданий

    Сергей ГОЛУБКОВ * В преддверии наступающего Нового года человек традиционно задается сакраментальным вопросом: «Что день (год)…

  • Что мы видим, когда смотрим на небо?

    Грузия, 2021 Режиссер Александр Коберидзе Олег ГОРЯИНОВ * Уже в первой полнометражной работе Александра Коберидзе очевиден вызов для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment