Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Какофония мелодий, движений, устремлений…

Александр ИГНАШОВ *, Анна ЛАЗАНЧИНА **
Фото Антона СЕНЬКО

Это уже стало традицией: в зале гаснет свет, и Эльвира ПЕРВОВА выходит к публике. Видно, как она волнуется, объясняя, что на афише заявлена одна премьера, а сыграны будут две. Точнее сказать, это не совсем премьеры, а эскизы. Еще точнее – эксперимент, чуть ли не своеобразный экзамен. Обе эти работы стилистически на стыке драматического театра и современного танца. Что же, уже интересно!..

Сцена из спектакля «Осенняя песня. Снусмумрик – Владислав Кричмарь, Ти-ти-у-у – Владислав Шамрин

[Spoiler (click to open)]
В первом спектакле музыка, становясь основой для сценического движения актеров, выполняет прикладную функцию. Танца здесь нет. Скорее, можно говорить о пластике. Еще точнее, о передвижении в пространстве. Не покидает ощущение, что музыка заполняет возникающие раз за разом драматургические пустоты между разрозненно существующими эпизодами, в которых передвигаются по сцене, обмениваясь репликами в как бы нетрадиционной манере.
Музыкальный ряд мозаичен. Casket и «Свадьба» Сергея Курехина, «Тико-Тико» Зекиньи де Абреу, марш Сергея Прокофьева из цикла «Детская музыка» и штраусовский «Марш Радецкого». Даже фрагментарно звучащие, они настолько самоценны, что в контексте происходящего на сцене звучат не очень оправданно. Возможно, режиссер так воспринимает на слух некую какофонию абсолютно невероятного художественного мира обэриутов.
И всё же случайное здесь не неслучайно. Кстати, то самое случайное сочетание звуков (алеаторика) в музыкальном авангарде ХХ века используется целенаправленно: достаточно вспомнить звуковые гроздья Коуэлла и Кейджа, сочинения Булеза и Штокхаузена. Как известно, если структура музыки не соответствует музыкальному опыту слушателя (а в этом случае речь идет еще и о явном несоответствии опыта освоения актерами эстетики литературного первоисточника), то в результате возникает некий сумбур, как бы относящийся к пресловутому поиску новых форм. Да, в косо сшитом костюмчике можно выйти на подиум. Но нужно ли?..
Кстати, о какофонии. В психиатрии этим термином обозначается расстройство восприятия речи, когда все слышимое воспринимается больным как беспорядочный и бессмысленный поток звуков, а также непрерывно издаваемые бессмысленные звуки, произносимые на пике речевого возбуждения. И если уж мы коснулись эмоциональной возбудимости, то на драматической сцене ее, а заодно и экстаз творчества и чувственности с помощью того же «Тико-Тико» в исполнении Далиды и своих феноменальных актеров прекрасно воспроизвел в легендарных «Служанках» Роман Виктюк.
Попытке спектакля по рассказам Хармса не хватает понимания того, что является сутью художественного мира автора. Самобытный хореограф Эльвира Первова пробует себя в пространстве режиссуры драматического театра в работе с очень сложным литературным материалом, забывая, что прогулки по минному полю чреваты если не гибелью, то травматизмом.
Хармса и Первову объединяет особый способ видения мира и ощущения себя в нем. Заметим, что в литературе 1920-х годов и особенно у обэриутов было кардинально отличающееся от современного ощущение жизни.
Как не раз отмечал театральный первооткрыватель обэриутов, художественный руководитель московского театра «Эрмитаж» Михаил Левитин, мозги у этой братии были повернуты как-то по-особому, в сторону прекрасного хаоса, обэриуты прекрасно чувствовали себя в неустроенном мире, в лабиринте, в темноте, на обочине. В них были не дурковатость и не абсурд в голом виде, а то, что тогда называли «парижской свободой», то, что они сами считали добротой легкомыслия. Наверное, об этом и мог быть этот спектакль, если бы…
Этих «если бы» немало. Увы, в этот вечер двое не слишком хорошо обученных артистов своим пережимом в голосе и попытках партнирования заслонили на сцене любые художественные попытки Эльвиры Первовой – режиссера и хореографа. Понимания хармсовской алогичности не было. Был набор студенческих дуэтных этюдов, которых в учебных аудиториях институтов культуры несть числа.
Сыграть обэриутскую пьесу иди прозу, так сказать, «по-обэриутски» практически невозможно. Без кавычек, по-настоящему по-обэриутски надо жить – и на сцене, и за ее пределами. Здесь актер должен быть человеком обэриутского толка. Не случайно в хармсовских спектаклях того же Михаила Левитина играли чудаковатые, не от мира сего Любовь Полищук, Роман Карцев, Виктор Ильченко – и это было настоящее искусство!
«Друзья, продолжаем веселиться!» – читаем в одной из социальных сетей в анонсе этого спектакля и понимаем, что творчество Хармса для постановочной группы – лишь повод для веселья. А между тем и у Хармса в его сказке «Профессор Трубочкин», и у Введенского, и у того же Олеши в пьесе «Нищий, или Смерть Занда» в диалогах особый слух и особый слог, своя роль междометий, звуков, пауз ‒ того, из чего состоят не фразы, а жизнь их героев, людей совершенно особых.
Непонимание и рождение понимания между ними и между нами, нащупывание того, что между слов, непредсказуемо. Что стоит за этой алогичностью поведения, за сбивчивостью речи? Во-первых, во-вторых и в-третьих – это личность не от мира сего. Такими были недавно ушедшие от нас Александр Володин и Михаил Жванецкий. Буквально на днях Сергей Женовач вновь сказал о том, что «театру нужно учиться у очень трудной прозы». Именно – «учиться у трудной прозы», а не просто учиться, как переводить трудную прозу на сценически образный язык...
***
Что касается второй сценической работы, то Эльвира Первова называет эскиз к будущему спектаклю «Осенняя песня» по сказкам Туве Янссон. У Янссон есть песня. В переводе на русский язык в ее припеве есть такие слова:
Спеши полюбить, поспеши быть любимым,
пока ночь за ночью сгущается тьма!..
В эскизном показе «Осенней песни» музыка неизвестного публике композитора создает свойственную детству совершенно светлую, наивно-образную атмосферу сбывающейся несбыточности, присущую творчеству Туве Янссон. Ее растиражированные по всему миру муми-тролли любимы уже не одним поколением мальчишек и девчонок. Вернуться в детство – как же это заманчиво...
Вот он, одетый в дождевик и широкополую шляпу знаменитый путешественник-одиночка Снусмумрик, лучший друг Муми-тролля. Он немногословен, невозмутим, почти невидим во время путешествий. Вот его рюкзак, его трубка, его губная гармошка. В одной из сказок он станет бродячим поэтом, а затем и бродягой. На сцене он – непризнанный гений, сочиняющий мелодию из звуков природы, из шелеста осенних листьев, из голосов птиц. Челеста и вибрафон традиционно связаны со сказочными образами. Негромко звучат дудочки, укулеле. Их тембровые краски объемнее происходящего на сцене.
Уже после финальных аплодисментов Эльвира Первова представила автора музыки к «Осенней песне» – актера театра «СамАрт» Сергея Бережного, достойного комплиментов в том числе и за фольклорную традицию в наследующей классические традиции музыке.
Недавний выпускник института культуры Владислав Шамрин начинал в театре «Самарская площадь», теперь пробует себя в работе с театром танца «Скрим». Ни он, ни его партнер по дуэту, Влад Кричмарь, актерски не убедительны, от их сценических героев остается подобие внешней оболочки. Обретение маленьким зверьком имени Ти-ти-у-у не стало тем моментом откровения, о котором говорится в «Весенней песне» Туве Янссон.
Отчего «Весенняя песня» стала на сцене «Осенней песней», так и осталось загадкой. По большому счету, представленные в Доме актера два эскиза – не столько проект театра танца «Скрим», сколько личный творческий опыт Эльвиры Первовой, ее попытка освоения новой темы и нового сценического существования.
К сожалению, ни на афишах, ни на билетах нет ни слова ни об авторах литературных первоисточников, ни о композиторах. Программок тоже нет. Что собой представляет заявленный на афише и присутствующий на сцене дуэт Wlad, судя по всему, знают только те, кто лично знаком с этими артистами.
В заполненном коллегами, поклонниками творчества Эльвиры Первовой, ее студентами зале соответствующая атмосфера, бурная реакция на увиденное. Интересно, как отреагировал бы на происходящее массовый зритель, купи он билет на эти спектакли в наше не самое комфортное для похода в театр время?..

Театр танца «Скрим» и дуэт Wlad
Случай в редакции, или Как пройти в Фистолию? – Осенняя песня
Режиссер и хореограф – Эльвира Первова
Премьера состоялась 11 октября 2021 года

* Кандидат филологических наук, член Союза театральных деятелей, Союза писателей и Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».
** Кандидат искусствоведения, член Союза театральных деятелей России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 11 ноября 2021 года, № 21 (218)
Tags: Музыкальный театр, Театр
Subscribe

  • Шекспир в подарок

    Татьяна ЖУРЧЕВА * Театр «Самарская площадь» отпраздновал свой 34-й день рождения и по давно сложившейся традиции сам себе…

  • «Никогда не сдаваться должен истый джентльмен!»

    Ольга ЖУРЧЕВА * Фото Евгении СМИРНОВОЙ В свое время сочли грубым и непристойным, что я выбрал некоторых героев этого повествования из среды…

  • Блестящая идея

    Рубрика: По следам наших публикаций В следующем году исполняется 350 лет со дня рождения Петра I Великого и 300 лет со дня его посещения…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment