Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Фестиваль джазовой музыки Самара Jazz и кое-что еще для подготовки

Струковский сад

Я не ошибся – выступления джазовых музыкантов состоится именно в Струковском саду, по соседству с книжным фестивалема не на Склоне. Причем не всех точно будут:

  • Real Jam – женское вокальное трио, которое уже 12 лет в сопровождении собственной инструментальной группы возрождает традиции джаза 30–50-х годов прошлого века;

  • Игнат Кравцов, талантливый исполнитель на ударных инструментах, с яркой и динамичной группой современного джаза Ambert Sept (Москва);

  • Сергей Долженков, один из лучших отечественных тромбонистов, постоянно играющий в оркестре Игоря Бутмана, со своим биг-бэндом, в котором участвуют молодые, но уже известные и талантливые столичные музыканты;

  • созданный в 1998 году уникальный оркестр «Саксофоны Санкт-Петербурга» под управлением Геннадия Гольштейна будет выступать в Самаре впервые. Этот интересный музыкальный коллектив, состоящий из 25 музыкантов, учеников ветерана отечественного джаза Гольштейна, исполняет программы из джазовых стандартов 30–50-х годов.


Ведущий фестиваля – Игорь ВОЩИНИН *. И для подготовки к событию – его статья из последнего номера Свежей газеты» под рубрикой All That Jazz

[Spoiler (click to open)]
Эрроллу Гарнеру – 100!

Misty («Туманно») – одна из самых известных и популярных композиций джаза. Даже те, кто мало знаком с музыкой этого жанра, услышав мелодию, начинают искренне радоваться, как при встрече со старым другом, а то и подпевать: музыка просто на слуху. 15 июня исполнилось 100 лет со дня рождения ее автора – великого пианиста и композитора Эрролла ГАРНЕРА.

Написанная в 1955-м Misty давно уже превратилась в джазовый стандарт. А возникла она в голове пианиста, когда он, перелетая во время гастролей в Нью-Йорк, сидел из-за задержки рейса в аэропорту Чикаго: был действительно сильный туман. Позже к пьесе были написаны слова, и она завоевала всемирную популярность в исполнении великих вокалистов – Эллы Фитцджеральд, Сары Воан, Фрэнка Синатры, в инструментальной версии – саксофониста Стена Гетца, тромбониста Боба Брукмайера, трубача Фредди Хаббарда и огромного количества других солистов, оркестров и ансамблей.
Эрролл Гарнер родился пятым ребенком в музыкальной семье. Родители были профессиональными музыкантами, и все четверо его братьев и сестер оказались по жизни связанными с музыкой. Трехлетнего Эрролла тоже усадили за пианино. И он, проявив недюжинный талант, очень быстро освоился с клавишами и даже стал подбирать какие-то услышанные мелодии. В семилетнем возрасте мальчик впервые выступил на местном радио в родном Питтсбурге, а в десять уже постоянно играл там в составе группы и как солист.

Эрролл Гарнер

Но обучение музыке Эрроллу очень быстро наскучило, и на пятом уроке он объявил бойкот нанятому профессиональному педагогу. По собственному признанию, он просто терпеть не мог играть по нотам и не желал учиться для того, чтобы получить формальное образование. Но мальчик обладал необыкновенной музыкальной памятью и основой его игры были интуиция и импровизация. Рассказывают, что в 50-х, побывав на концерте великого Эмиля Гилельса, дома на рояле он воспроизвел по памяти большую часть только что услышанного. Причем репутация не знающего нот профессионального пианиста за ним сохранялась до конца жизни. Сам он и не пытался ее опровергать, хотя был нарасхват, успешно работал на радио, а также в театрах, респектабельных танцзалах и барах.
В 17 лет Гарнер играл в оркестре Хероя Брауна, а переехав в Нью-Йорк, какое-то время заменял заболевшего великого Арта Тейтума в его трио. Здесь он играл с контрабасистом Слэмом Стюартом, с которым позже сделал много студийных записей.
Началом серьезной карьеры пианиста можно считать 1944 год, когда фирма Savoy Records предложила Гарнеру записать несколько грампластинок.
В эти годы в джазе происходила капитальная смена стилей, бибоп Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи активно вытеснял ставший традиционным свинг. Причем роль фортепиано в новых составах резко изменилась. Эрролл какое-то время сотрудничал с модернистами и даже играл в квартете самого Паркера, но нельзя сказать, что боп оказал на его творчество большое влияние. К этому времени у Гарнера уже начала формироваться собственная манера исполнения, опирающаяся на регтайм, свинг, прием «страйд», буги-вуги и уникальную, позже используемую многими пианистами систему блок-аккордов. Причем все разнообразные стилевые элементы у Гарнера выступали в единстве, одухотворенном его самобытной личностью, темпераментом и природным творческим даром с ярким индивидуальным образом музыкального мышления.

Эрролл Гарнер и Луи Армстронг

Именно самобытность исполнительской манеры резко выделяла Гарнера и ставила вне привычных границ, разделяющих «традиционалистов» и «новаторов». Игру Гарнера было просто невозможно однозначно причислить к какой-то джазовой стилистике по принятой классификации. Более уместно при этом говорить об индивидуальном стиле Эрролла Гарнера. Пианист оставался верен этой своей собственной стилистике всю жизнь, и она помогала даже не очень разбирающимся в музыкальных тонкостях любителям на записях безошибочно выделять Гарнера среди известных пианистов.
В 1945-м Гарнер создает свой первый состав. Это было трио, и именно этот инструментальный формат с контрабасом и ударными стал главным во всем дальнейшем творчестве музыканта. Более того, именно с подачи Эрролла Гарнера этот состав стал классическим и его использовали практически все известные солирующие пианисты джаза.
С 1950-го началось вхождение Эрролла Гарнера на Олимп славы. Вся его жизнь превратилась в непрерывную цепь гастролей, выступлений в джаз-клубах и на больших концертных сценах, на радио и телевидении, а также работы в студиях звукозаписи. Записывался Гарнер часто и практически без дублей. Вот как вспоминал один из сеансов в студии известный музыковед и продюсер Джордж Авакян: «Эрролл отыграл 13 номеров – в среднем по 6 минут каждый – без репетиций и дублей. Даже учитывая получасовую паузу на кофе, мы закончили на 75 минут раньше, чем обычно. Его исполнение, по общему мнению, дополнительно улучшить было просто невозможно».
Уже первая сольная пластинка молодого пианиста Laura была принята на ура, а ее тираж в 500 тысяч экземпляров разошелся очень быстро. Общая дискография Гарнера насчитывает около 700 наименований. Очень многие записи переиздавались до десятка раз в разных странах мира. Даже советская фирма «Мелодия» в 1977 году отважилась на выпуск полноформатной записи долгоиграющего альбома Гарнера: дальнейшее игнорирование всемирно известного музыканта было просто несолидным.
Правда, это был его самый известный диск Concert By The Sea – вышедший в 1956-м «Концерт у моря», который записывался в старинной церквушке маленького городка на берегу океана. В Кармел Эрролл и его коллеги – контрабасист Эдди Калхун и барабанщик Дензил Бест – проехали из Сан-Франциско по океанскому побережью по одной из красивейших дорог Америки. Музыканты были в прекрасном настроении, а уже во время записи Эрролл сказал, что будет играть все звуки, которые слышит вокруг себя. Все 11 треков диска – это джазовые шедевры как в оригинале, так и в трактовке трио: композиции Вернона Дюка, Ричарда Роджерса, Коула Портера, Жозефа Косма и самого Гарнера. И в них все окружающие звуки, ароматы, настроения действительно получили в игре Эрролла великолепное фортепианное воплощение. Сеанс звукозаписи проходил в не предназначенном для этих целей, технически почти не оборудованном помещении и даже с несколько расстроенным стареньким роялем, но, возможно, всё это даже придало всему событию какой-то особый колорит, живость, непосредственность и даже романтичность.
Запись была выпущена в Штатах миллионным тиражом, а затем по лицензии в разных форматах неоднократно переиздавалась во многих странах мира. В 2015-м в США она вновь вышла в цифровой версии в виде бокс-сета с тремя дисками. На них воспроизведены не только 11, но и все ранее планируемые для помещения на грампластинку треки, а также запись живого разговора с музыкантами. В 2018-м была также дополнительно переиздана запись знаменитого сольного концерта Гарнера 1964 года.
Эрролл Гарнер пользовался огромным успехом как музыкант и большой симпатией просто как человек. Его с удовольствием принимали на телевидении в самых разных программах. «Везде, где он выступает – в Карнеги-холле или в интимном кабаре – Гарнер заливается мелким смехом, закатывает глаза, закидывает голову, а могучими плечами и большими, охватывающими по две октавы руками дирижирует своим оркестром, то есть самим собой. На эстраде или в студии звукозаписи Гарнер играет с таким остервенением, словно выступает в последний раз в жизни», – писал литератор и актер Дин Дженнингс.
Гарнер был выдающимся шоуменом. Он, подобно Луи Армстронгу, никогда не отказывался от развлекательных функций своих выступлений и стремился доставить своей игрой удовольствие – и себе, и слушателям. Рост музыканта был всего 157 сантиметров, и за рояль он усаживался на толстенную телефонную книгу Манхэттена. Сам музыкант шутил, что любое значительное изменение в числе жителей Манхэттена может погубить его карьеру. Одно его появление с этой книгой на сцене уже вызывало бурю восторга и шквал аплодисментов в зале.
Гарнер никогда не пытался экспериментировать в музыке: «Мне нравится играть определенные темы из-за их мелодий. С какой стати я должен был делать эти мелодии неузнаваемыми? Надо сказать, что большинство современных музыкантов просто не учитывает желания слушателя. Они забывают о том, что сами люди, и превращаются в отшельников от искусства. Для меня же концертный зал не что иное, как большая комната, в которой собрались мои друзья».
Роль Эрролла Гарнера в формировании мировой школы джазового фортепиано переоценить невозможно. В непосредственном влиянии Гарнера на их творчество признавались такие гиганты джаза, как Оскар Питерсон, Джордж Ширинг, Ахмад Джамал, Дэйв Брубек. Многие другие просто пытались перенять манеру, освоить стилистику музыканта, и кто-то даже добивался внешней схожести, но не более. Имитаторы пытались подражать роскошному гарнеровскому пианизму и по пластинкам подобрать, повторить музыку Эрролла, но неизбежно запутывались в затейливости мелодических линий его импровизаций. Им было невдомек, что так и не освоивший полностью музыкальную грамоту кумир просто не знал, сколько шестнадцатых может вместить четырехчетвертной такт по правилам сольфеджио.

Эрролл Гарнер и Оскар Питерсон

Собственная исполнительская манера Гарнера была совершенно уникальной. Нередко ее называли «гарнеровская иноходь». Его правая рука постоянно несколько отставала от левой, формирующей устойчивое ритмическое напряжение. Создавалось впечатление утяжеления свинга с одновременным насыщением игры множеством оттенков и мелизмов. При всем этом октавная беглость пианиста, обрамленная конструкциями левой руки, создавала впечатление игры сразу на двух роялях, а обозначенный разрыв между левой и правой рукой являлся сильнейшим генератором свинга.
Стиль игры Гарнера можно назвать «виртуозно оркестровым», а его самого нередко именовали «пианистом с 40 пальцами». Еще одна особенность музыканта – он никогда не начинал играть композицию с изложения темы. Ей обязательно предшествовало довольно продолжительное вступление с виртуозными пассажами по всей клавиатуре рояля.
Эрролл Гарнер – исполнитель, действительно выдающийся пианист. Игра на рояле была частью его бытия, а инструмент он оживлял, вкладывая в него душу. Кто-то из музыковедов сказал, что рояль остается роялем, пока за него не сел Гарнер. Эрролл не терпел, да и не умел что-то рассказывать о джазе, пояснять: «Слушай, дружок. Я тут ни при чем, ничего в этом не смыслю. Родился я таким. Это дар Божий. Я играю, что чувствую и слышу. И на этом баста!»

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 9 сентября 2021 года, № 17 (214)
Tags: Джаз
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment